Васильева Путин не сдаст, но «козлов отпущения» назначат

5
2442

Как и ожидалось, в республике начался сезон отлова «козлов отпущения». Каждый бегает за всяким, тыча в него перстом указующим. Одни кричат: «Это вы виноваты». Другие вторят им долгим эхом: «Нет, вы». Что-то мне подсказывает, что поэтапно отловят всех.

Тамерлан Магомедов

Бурление подковерных политических говен выплеснулось на улицу, когда жена и советник муфтия республики Айна Гамзатова выступила с гневной публикацией в Фейсбуке. Свою обличительную тираду она адресовала лично Владимиру Абдуалиевичу, по сути, обвинив его в том, что он не контролирует ситуацию в республике, провалив работу по недопущению распространения коронавируса в Дагестане. Это ее сообщение правильно будут назвать постскриптумом к выступлению самого муфтия в эфире прямой линии с Владимиром Путиным, которое оказалось эмоциональным и очень откровенным. Духовный лидер растоптал не только работу руководства республики, но и акцентировал внимание президента на аморальности неоказания чиновниками помощи простым людям.

Тема морали сквозной мыслью звучала и в заявлении Айны Гамзатовой, завершившей его словами: «Владимир Абдуалиевич! Народ Дагестана три года молчал, ждал чуда от вас, вы другой, вы приехали представлять Россию. Это было очень красиво, все надеялись, ждали! Приспешники Абдулатипова и других упрекали народ в молчании, даже упрекали в трусости. Но, народ вас не боялся, он вам верил. Увы…». Такую тираду моментально подхватили анонимном оппозиционном Телеграм канале, где на протяжении нескольких недель всячески пропесочивают команду «варягов», призывая всех подписать недавно созданную в интернете петицию об отставке всего руководства республики. Характерно, что в последние несколько дней делиться публикациями этого канала начал главный российский полит-канал Незыгарь.

По утверждению этого анонимного канала, накануне прошедшей в понедельник прямой линии муфтию звонили из Администрации Президента РФ, попросив не согласовывать свое выступление с руководством республики. Если это – правда, то в совокупности с активностью Незыгаря это может говорить о том, что главу Дагестана сегодня атакуют из Кремля. И здесь наглядно проявляется резкий диссонанс, в подходах к ситуации в Дагестане в руководстве страны. Если кто-то в АПР действительно готовил удар муфтия по Владимиру Васильеву в эфире с Путиным, то это люди, которые пытаются навязать президенту свою повестку. Об этом можно судить уже из того, что Владимир Путин провел прямую линию с Дагестаном, разделив с Васильевым ответственность за эпидемию в республике. И не только провел, но и придерживался в эфире одной с Васильевым позиции, на что с негодованием обратили внимание сами оппозиционные блогеры.

«Владимир Васильев докладывал Президенту без ясного понимания о чем будет говорить Муфтий РД. Так и получилось: разногласия по озвученным цифрам больных, смертности. Яркий эмоциональный окрас со стороны Муфтия РД. Интересует другое. Кто вложил в риторику Президента тезис Васильева о том, что «виноват сам народ»? Пусть это была не главная мысль, озвученная главой государства, но сам факт, что она прозвучала. Цинично подготовленное заявление, которое согласовали в Администрации Президента. Политологи Кремля часто используют формулировку «народ не тот». Для команды Васильева было бы ещё лучше, чтобы народа совсем не существовало», – написали по этому поводу в Телеграме, фактически раскритиковав уже самого Президента.

На выступление жены муфтия сразу прозвучала и отповедь. В одном из Телеграм каналов ему дали и негативную оценку, расценив это заявление как метод политической борьбы: «Васильев поздно, но признал, что подготовку провалили. Гамзатова пытается оправдаться. После всего хорошего, сделанного муфтиятом, выглядит как лопата дёгтя. Классическое «кто виноват?» становится аргументом в борьбе за власть? А что же делать?». Однако, если говорить о том, что в республике разворачивается политическая борьба, надо понимать, что противоборствующими силами в ней являются не только глава республики и муфтий. Судя по активности Незыгаря роль «козла отпущения» может достаться и дагестанскому премьер-министру.

«Трутнев будет выдавливать татарский бизнес из Дагестана. Это создает риски и карьерным перспективам премьера Дагестана Артема Здунова. Заход «татарской (казанской) партии» в Дагестан изначально задумывался как альтернатива местному клановому бизнесу, ну и ограничение влияния «чеченского бизнеса». Татарстан представлялся такой значимой альтернативой на Северном Кавказе. Задумка, вероятно, была и в том, что татары должны были показать более современное и цивилизованное встраивание в Систему с оптимальным умением осваивать, а не банально воровать бюджеты. И вложением этих денег собственно в свою экономику. Но на деле оказалось немного все не так», – пишет Незыгарь, которого связывают в последние время с Маргаритой Симоньян. Которую, в свою очередь, обычно упоминают в связке с первым заместителем руководителя АПР Алексеем Громовым. И здесь мы возвращаемся к вопросу, кто же консультировал муфтия перед прямым эфиром с Президентом. Ведь известно, что за медийную работу в АПР отвечает именно Громов.

О том, что премьера могут отправить в отставку за провал в противодействии распространению эпидемии, писали давно. И не случайно. Увы, но даже проявить должную информационную активность, к примеру, лично осмотрев, как это сделал глава республики, какую-нибудь больницу, он не смог. Совещания с министрами в режиме ВКС здесь не в счет. Нужна была хотя бы визуализация работы. К примеру, с работы тем же Минпромторгом РФ, но не в кабинете, а в виде сюжетов, где он контролирует разгрузку прибывающих СИЗ, лекарств и медтехники. Или работы Минздрава в виде бесед (пускай и ВКС) с главврачами и заведующими отделений. Если Путин посещал Коммунарку, то ему что мешало пройтись в РЦИБ? Работы с МВД. Банально заслушать план работы по контролю за изоляцией граждан. Где, какие посты выставлены, какая там обстановка, на каком уровне организовано. Что же видели мы? Нечитаемые в виду скучности и бесконечности скатерти стенограмм на сайте правительства, где кроме журналистов никто толком и не бывает. Простите, Артем Алексеевич, увы.

Любой кризис – это прекрасная стартовая площадка для желающего о себе заявить управленца. Провал властей в работе по противодействию распространению коронавируса мог бы вынести на гребень народной популярности любого, кто смог бы “подхватить упавшее знамя” и организовать эту работу, но этого не случилось. Значит, толковых управленцев в республике нет. Либо они настолько прочно втоптаны в грязь, что не в силах даже поднять голову. В итоге одни театрально читают поучительные притчи студентам – медикам, другие бросились самоотверженно рассказывать о собственной импотенции, третьи истерично требуют ввести армию, в надежде, что хоть там остались мужики с яйцами, четвёртые тупо рубят под шумок бабло, пятые просто отсиживаются, не в силах даже сменить все сильнее пованивающие памперсы.

Институт власти прямо на глазах теряет остатки сакральности в глазах населения, что может привести к повсеместной активизации граждан, которые от демагогии в «народных штабах» перейдут к организации отрядов самообороны, огораживая уже не только села в горах, но и отдельные дворы в городах. Мы через это уже проходили в конце девяностых, когда люди сами выходили на ночные дежурства, защищая свои многоэтажки от попыток подрыва со стороны террористов. Подобный «возврат в девяностые» – это удар по всей вертикали власти, которую два десятилетия выстраивает Владимир Путин. И он, безусловно, сделает выводы, ведь все его усилия по восстановлению обороноспособности, продуктовой и технологической безопасности страны практически разбились о дезорганизованность региональных властей, оказавшихся неспособными выстроить простой алгоритм действий даже в условиях отсутствия каких-либо иных угроз, кроме бактериологической.

И выводы эти будут не регионального масштаба. Перестраивать работу будут в первую очередь на уровне Администрации Президента и Правительства страны, которые оказались неспособны проконтролировать ситуацию в регионах. На этом фоне вопрос о целесообразности кардинального реформирования самой формы власти приобретает особую актуальность. Очевидно, что из эпидемии мы выйдем с осознанием необходимости выстраивания суперпрезидентской власти, когда должность премьер-министра вовсе будет упразднена, либо действительно будет создан Госсовет, обладающий невиданными ранее полномочиями.

Что же ждет дагестанцев? Как я и писал выше, мы вновь вернулись в 99-й год. Спасать ситуацию будет лично Путин. Ждём кадров из санитарной палатки где-нибудь в Хунзахе, где он откажется от рюмки спирта до окончательной победы над коронавирусом. А еще через двадцать лет старенький местный врач повторит в эфире видеомоста с Кремлём: “Мы хотели выпить, но вы сказали потом…”. Кстати, после событий 1999 года Магомедали Магомедович руководил Дагестаном еще долгих шесть лет.

Вмешательство Путина должно остудить горячие умы и в этот раз. Разделив с Васильевым этот провал, президент его не сдаст. Во всяком случае, в ближайшие полгода. Но козлы отпущения будут публично наказаны. Каких именно перестановок ждать в республиканском Доме правительства мы вероятно поймём уже в ближайшие дни.
Говоря о том, как страна должна жить (в философском смысле), вновь и вновь приходишь к выводу, что иного пути, кроме азиатской деспотии, у неё нет. И репрессии с опричниной – единственный для нас способ прорывного развития. Понятно, что прогрессивные и благомыслящие товарищи сейчас возмутятся, начав изобретать ажурные словесные конструкции о том, что все это люди хорошие и просто все вот так вот в нашей стране сложилось. Да, каждый из этого списка может быть прекрасным человеком, меценатом, хорошим другом, отличным семьянином, интеллектуалом, щедрым любовником и весёлым собутыльником. Но для развития страны этого недостаточно. Как показывают судьбы Ягоды, Ежова, Берии, и множества других талантливых людей, достигших высших постов, всех их – умных, хороших и преданных надо регулярно расстреливать пока они окончательно не разложились.

Народ же в России ближайший год будет жить в обстановке постоянной эпидемиологической опасности. Как написал один из коллег, коронавирус будет отступать и наступать. Власть будет принимать решения строго исходя из обстановки. Принимаются и будут еще приняты законопроекты, дающие органам власти неограниченные полномочия. В такой обстановке народу останется выживать и умирать. Число выживших и вылечившихся будет расти, что на их фоне сотни жертв будет выглядеть просто статистикой. Сухой статистикой без трагизма и печали. Мы научились хоронить без молитв. Отмечать праздники без визита в гости, работать – не выходя на работу и т.п. Мы еще многому научимся и нас многому научат.

ПОДЕЛИТЬСЯ

5 КОММЕНТАРИИ

  1. Неважно, кто будет “козлом отпущения”. Важно то, что нет (и не будет) толковых, ответственных, деятельных спецов, которые умеют действовать “не благодаря, а вопреки” складывающейся ситуации. Нет людей, которые могут взять ответственность на себя и действовать решительно.Именно при таких ситуациях должны выявляться такие люди. Они не выявились. Это – реальная беда.

Comments are closed.