В Москве меня услышали? А здесь?

0
907

Писал полгода назад о том, что для оперативного и эффективного управления медиаотраслью необходимо создать онлайн-биржу, где руководство отрасли сможет размещать заказы на подготовку материалов на конкретную тематику и в конкретные сроки. В свою очередь все участники рынка смогут на ней регистрироваться и брать заказы.

Тамерлан Магомедов

На днях узнал, что такая площадка создана в Москве на платформе Bitrix и уже успешно проходит обкатку в качестве инструмента информационной политики относительно ситуации с эпидемией коронавируса. Что и требовалось доказать – вскоре в отрасли все может кардинально измениться. После завершения обкатки на федеральном уровне, новую систему наверняка предложат для внедрения и регионам в качестве эффективного инструмента управления местной инфоповесткой. И это приведет к заметным изменениям в отрасли. Кто в тренде – будет зарабатывать. Кто не успел сесть в лодку – разорится. И теперь понятно почему некоторые госСМИ всеми правдами и неправдами накручивают просмотры на своих сайтах.

Устойчивость сложившейся системы взаимоотношений в государственной медиаотрасли, в условиях быстро меняющихся технологических требований говорит о том, что государственные СМИ (как явление) – неэффективны и должны быть переведены на самофинансирование, которое, в то же время, не отрицает возможности иной формы господдержки. В современных условиях рыночной экономики, профильное министерство информации, связи и массовых коммуникаций (которое давно уже уничижительно называют «бухгалтерией для газет»), должно наконец лишиться функции оператора распределения бюджетных средств, выделяемых в республике на реализацию госинфополитики.

В случае достижения принципиального решения на уровне руководства республики, ситуация может легко быть нормативно отрегулирована на уровне распоряжений руководства республики, которыми все подведомственные Минкомсвязи РД государственные СМИ будут акционированы и переведены на самоокупаемость. Во-вторых, функцию по распределению средств в сфере СМИ передадут Управлению информационной политики АГП РД, расширив его штат буквально на 3-5 работников путем создания нового отдела.

Собственно, работа нового отдела будет заключаться в создании и обслуживании тестируемого сегодня Москвой информационного ресурса по оперативному распределению государственной поддержки в сфере реализации госинфополитики. Для этого должен быть разработан подробный план реализации госинфополитики в РД (отчасти существующий уже в виде “госзадания”, которые ежегодно устанавливаются всем госСМИ).

В этом плане прописывается количество материалов, которые должны выйти в газетах, журналах, на ТВ, на интернет-сайтах и в соцсетях. Прописываются тематика материалов и ориентировочные сроки их выхода. Также прописываются минимальные требования к площадкам, на которых они могут быть размещены (тираж газеты, аудитория и зона вещания телеканала, количество подписчиков у аккаунта в социальных сетях, размер оплаты за каждый материал и тд). Этот план поступает в новый отдел, который в ежедневном режиме начинает заказывать через систему необходимые материалы в СМИ. На сайте к тому времени регистрируются все дагестанские СМИ (как государственные, так и независимые), которые в онлайн режиме начинают конкурировать за каждый лот.

Условно это может выглядеть в виде ежедневно обновляемой ленты подобных объявлений: «Требуются материалы репортажного жанра о выезде завтра (такого то числа) Владимира Васильева в Хунзахский район. Размещение: В газетах – 3 штуки (5000 р за единицу), в интернет сайтах – 5 штук (4000 р за единицу), по тв – 2 штуки (10 000 за единицу), в социальных сетях – 10 штук. (3 000 за единицу). Сроки размещения: с такого по такое».

Любое СМИ или блогер, заранее зарегистрировавшийся на данном сайте, сможет откликаться на интересные ему объявления, получая так господдержку. В свою очередь, руководство республики получит оперативное и качественное освещение своей деятельности.

Понятно, что на первоначальном этапе этой системе придется переболеть некоторыми детскими болезнями. Могут не пережить преобразования и некоторые госСМИ. Однако эти преобразования назрели и лучше к ним перейти рано, чем поздно. Безусловной пользой от внедрения этой системы станет и то, что в условиях необходимости конкурентной борьбы за получение господержки уровень коррупции в госСМИ объективно снизится до уровня коррупции в независимых медиа.

Не мудрствуя лукаво, скажу, что это может помочь и в минимизации главной проблемы медиаотрасли в Дагестане. Не секрет, что главной проблемой отрасли является коррупция, с присущей ей ответвлениями в виде клановости и кумовства. Вдаваться в персоналии и перечисления коррупционных кормушек в сфере госсми не вижу смысла. О них и так часто судачат.

Коррупция в отрасли приводит к полному отсутствию социальных лифтов в сфере госСМИ. Занять руководящую должность зачастую можно лишь при наличии связей либо при готовности к участию в коррупционных схемах (которую ошибочно воспринимают исключительно за подхалимаж). Как результат, на руководящие посты в сфере формирования и непосредственной реализации государственной инфополитики зачастую назначаются люди, которые либо сумели доказать личную преданность. Либо это чьи-то родственники и протеже. Третьей категорией являются люди, сумевшие доказать свою надёжность в плане готовности участвовать в коррупционных схемах.

В свою очередь коррупционная схема назначения на руководящие посты приводит к кратному снижению мотивационных стимулов для коллектива, что выражается в резком снижении качества производимого контента. В первую очередь на это влияет существующая схема оплаты труда, которая отчасти может считаться эффективной в производственных коллективах, но ведёт к снижению качества производимого контента в творческой среде (к которой все же относятся работники медиасферы).
С учётом законодательных особенностей оплаты труда в ГБУ и МБУ, статус которых имеет большинство республиканских и муниципальных СМИ, максимальный размер оплаты труда руководителя не может превышать среднего размера оплаты на предприятии более, чем в три раза. Это приводит к тому, что творческий работник в ГБУ получает 15 тысяч рублей (к примеру), а руководитель уже 45 (не считая премий, различных иных выплат, статуса госслужащего с правом на соответствующую пенсию, и коррупционных плюшек).

Привязанность размера оплаты труда руководителя к средней зарплате работников привело к тому, что во многих госСМИ наблюдается сокращение персонала, с переводом оставшихся работников на полторы ставки. С одной стороны, это позволяет благородно поднять зарплату работника до уровня 22 тысяч, но с другой – поднять и свою зарплату до 66. Прибавка в полставки позволяет руководителю и упорядочивать коррупцию в СМИ.

Творческий работник, заведомо находясь в условиях засилия коррупции, и понимая, что его непосредственное руководство нацелено не на повышение качества производимого контента, а исключительно на сохранение и приумножение коррупционных доходов, теряет мотивацию к творческому труду, начиная ориентироваться на установленную в коллективе норму выработки: сдал положенные два материала – больше не просите и на шедевры не рассчитывайте.

На качестве контента также пагубно сказывается и вышеупомянутое отсутствие социальных лифтов. В сложившейся в госСМИ управленческой формации подлинно талантливый творческий человек неизменно оказывается “задвинут” в виду ряда субъективных факторов: во-первых, ревность и страх руководителя госСМИ, опасающегося выдвигать и поощрять талантливого работника из опасения создать самому себе достойного преемника, которым его могут заменить при очередном провале в работе (а они в госСМИ постоянны). Во-вторых, неготовность со стороны самого работника, обладающего выдающимися профессиональными навыками, пресмыкаться перед начальством и встраиваться в коррупционные схемы.

Как результат вышеописанных процессов, (что наглядно видно из биографии ряда назначенцев) руководителями госСМИ оказываются люди посредственных навыков, а порой даже далёкие от творчества: завхозы, переводчики, литправщики и т.д. Подобного рода назначенцы, сами поставленные в жёсткие условия, не ориентированы на повышение качества контента, четко связывая свое карьерное благополучие лишь с неукоснительностью выполнения своих обязательств.

Отсутствие мотивации в коллективе и неспособность ее создать руководители госСМИ пытаются компенсировать методами запугивания и принуждения к труду. Коллективам угрожают увольнениями и урезанием последних оставшихся надбавок. В результате талантливая часть коллективов увольняется сама (в том числе вовсе меняя профессию) либо оказывается принудительно выдавлена в ходе противостояния с руководителями, которые неизменно выходит победителями из любых скандалов.

Кадровая политика в медиасфере в результате сводится к перетасовке на руководящих должностях в госСМИ только тех работников отрасли, которые успели так или иначе зарекомендовать себя в сложившейся системе. Процесс обновления кадров представляет собой замкнутый круг, когда одни и те же лица вновь и вновь меняются ролями, либо вводят в игру своих очередных доверенных протеже.
Усугубляющаяся ситуация в отрасли приводит к тому, что на место руководителей госСМИ оказываются назначены безвольные люди, полностью манипулируемые своими кукловодами. Именно на таких людей делается ставка при подборе кадров, а значит и возлагаются функции по реализации госинфополитики.

Извращённый выверт кадровой политики в медиаотрасли стал очевиден в ходе прошедшего в 2018 году кадрового конкурса «Мой Дагестан» в число победителей которого не вошёл ни один представитель медиаотрасли республики, несмотря на то, что в нем участвовал широкий круг журналистов и блогеров.

ПОДЕЛИТЬСЯ