Федеральные рейтинги и дагестанские реалии

0
367

Событием недели стал опубликованный во вторник коммуникационным холдингом «Минченко консалтинг» четвертый рейтинг политической устойчивости губернаторов «Госсовет 2.0». Глава Дагестана получил в нем 17 баллов, что обещает стабильность республиканской власти минимум еще на один год. Несмотря на резкую критику со стороны некоторых наблюдателей, сложно не согласиться с аргументами, которые приводит команда Евгения Минченко, считающая ключевым способом получения и сохранения позиций в региональной политике в 2019 году использование поддержки так называемого «Политбюро 2.0».

Тамерлан Магомедов

Вторым важнейшим фактором успеха губернаторов Минченко называет уверенный политический менеджмент. Его значимость заметно растет в условиях новой информационной и политической реальности, а также раскачиваемой волны против истеблишмента. Интересно, что качество политического менеджмента, по мнению политолога, особенно значимо для губернаторов-варягов, которые не укоренены в территориях и не имеют отлаженных связей на уровне местных элит. Понятно, что доставшаяся им от предшественников политическая машина не всегда работает идеально. И это описание идеально характеризует ситуацию у нас в Дагестане. Важно отметить, что назначение варяга в нашей республике – это отнюдь не единичный случай. За последние три года при ротации региональных глав было назначено 38 варягов, и лишь в 11 кадровых решениях выбор был сделан в пользу условно «местного» кандидата.

***

Отмечается командой Минченко и тренд на «урбанизацию губернаторской повестки». Причем уже не как ситуативной технологии решения проблем, а нового способа быстрого конвертирования принятых решений в рост электоральной поддержки. Повестка благоустройства перестает быть прерогативой мэров городов и становится одним из ключевых направлений политики региональных глав. Мы видим это в Дагестане на примере прозвучавшего на этой неделе заявления Владимира Васильева о вероятности передачи махачкалинских электросетей в управление компании «Россети». По мнению главы республики, российская компания будет содержать электросетевое хозяйство дагестанской столицы в надлежащем состоянии, что позволит не только повысить надежность электроснабжения населения, но и создать новые возможности для развития экономики. При этом руководитель республики подчеркнул, что тарифная политика в сфере электроэнергетики не подвергнется изменениям. На фоне регулярных аварий, когда без света на продолжительное время остаются десятки тысяч махачкалинцев, такое решение в сфере урбанистики вновь укрепит электоральную поддержку главы республики.

«Мы будем вкладывать средства, изыскивать их из всех источников, кроме карманов граждан, пока не приведем в нормативное состояние энергоснабжение», – сказал Владимир Васильев. Однако не уточнил, что до 2030 года на модернизацию энергосистем в стране Правительство России планирует выделить 1,5 трлн рублей, и значительная часть этих средств по странному стечению обстоятельств осядет именно в компании «Россети». С учетом этого обстоятельства, вопрос о правах на махачкалинские электросети навскидку можно оценить в десятки миллиардов рублей. Руководит компанией «Россети» Павел Ливинский, ранее работавший в мэрии Москвы, и небезосновательно считающийся человеком Сергея Собянина. С учетом того, что глава Махачкалы Салман Дадаев также из команды Собянина, то никакого конфликта интересов в данном случае не прослеживается. Салман Дадаев начинал свою карьеру также в энергетике, которой посвятил свою жизнь отец Павла Лугинского, хорошо знакомый с Анатолием Чубайсом. И Чубайс, и Собянин являются представителями околоельцинской «Семьи», которая сегодня лоббирует мэра Москвы в преемники Владимира Путина.

***

Наиболее важным критерием, по мнению Минченко, является наличие у главы региона поддержки внутри так называемого «Политбюро 2.0». Максимум глава региона может набрать по этому критерию 10 баллов. Для расчета используется наличие у губернатора прямого контакта с главой государства (5 баллов), поддержки члена Политбюро (3 балла), поддержки кандидата в члены Политбюро (2 балла) и поддержки члена «ЦК» (1 балл). Владимир Васильев по данному критерию набрал 6 баллов.И хоть сам Минченко не раскрывает, как именно слагаются эти баллы, можно предположить, что 5 баллов Васильеву принесло знакомство с Владимиром Путиным. Еще один балл ему видимо подарило общение с членом «ЦК» Рустамом Миннихановым, совместная фотография Васильева с которым на днях облетела Интернет, вызвав множество кривотолков.

Интересно, что несмотря на назначение Салмана Дадаева мэром Махачкалы, на 350 млн рублей, выделенных мэрией Москвы на благоустройство центральной махачкалинской площади, и вышеуказанные процессы в махачкалинской энергетике, Минченко не стал учитывать в своем рейтинге взаимоотношения Васильева с Собяниным, который является членом Политбюро. А это могло прибавить главе Дагестана в рейтинге еще три балла.

С учетом полного отсутствия в республике новых крупных проектов, тема урбанистики в риторике Владимира Васильева, по всей видимости, будет звучать все чаще и громче. Особенно актуально акцентировать внимание на качестве жизни горожан, с учетом того, что большие стройки хоть и усиливают образ региона и его руководства, но не всегда могут быть понятны с точки зрения пользы для конкретного обывателя здесь и сейчас. Успехи городского благоустройства проще и визуализировать как понятный итог конкретной инициативы региона. В этом контексте вызывает вопрос произошедшая во вторник авария системы водоснабжения в центре Махачкалы. О том, что имущество городского Водоканала приватизировано и находится в частных руках, Салман Дадаев сетовал неоднократно. В случае, если такие аварии в системе подачи населению воды станут столь же регулярны и значительны, как проблемы с энергоснабжением, это может поставить в новую плоскость вопрос и о принадлежности столичных сетей водоснабжения.

***

Третьим критерием в рейтинге значится экономическая привлекательность региона. Что характерно, чем ниже такая привлекательность для элитных групп, тем стабильнее оцениваются позиции губернатора. Ведь, чем ниже экономическая привлекательность региона, тем менее вероятны атаки на губернатора. Разброс оценок по данному критерию составляет всего от 1 до 3 баллов. Средняя привлекательность региона для элитных групп принесла Васильеву еще 2 балла. И действительно, мощной борьбы за контроль над Дагестаном (несмотря на определенные пассы пытающегося укреплять свои позиции в регионах Сергея Собянина) среди членов Политбюро не наблюдается.

Но что мы имеем из федеральных реалий в институтах дагестанской власти? Как я уже писал в прошлой статье, помимо Сергея Собянина, это Сергей Смирнов в ФСБ, Сергей Нарышкин в СВР и Валентина Матвиенко в Совете Федерации. Аппаратный вес Нарышкина и Матвиенко, по оценке Минченко, позволяют им претендовать на статус членов Политбюро. Напомню, что Васильев долго работал с Нарышкиным в Госдуме. С Нарышкиным, вероятно, соприкасался в работе и Сулейман Керимов, до недавнего времени весьма активный в Западной Европе. Вероятно, что Керимов пересекается и со Смирновым по линии противодействия идеологии экстремизма. Ведь кого, как не Керимова, многие наблюдатели называли главным спасителем дагестанской молодежи от идеологии экстремизма путем финансирования заведомо бесперспективных футбольных начинаний.

О роли Матвиенко в дагестанской политике вновь вспоминаешь, когда узнаешь о возможном назначении в Минсельхозпроде уроженца Буйнакского района Абзагира Гусейнова. Самым известным выходцем из этого района, напомню, является Хизри Шихсаидов. Смысл такого назначения, как минимум, не понятен, с учетом того, что занимавший ранее этот пост Абдулмуслим Абдулмуслимов считается человеком, который основе своего опыта работы в УЭБиПК навел порядок в отрасли, сломав многолетнюю систему откатов. Эффект от этой новости усиливает сообщение о том, что Владимир Васильев признал неудовлетворительной работу республиканского Минздрава. В контексте перестановок в Минсельхозпроде, напрашивается вывод, что новым министром здравоохранения республики станет Зумруд Бучаева, которая вместе с Абзагиром Гусейновым вышла в финал кадрового конкурса «Лидеры России»? В совокупности такие назначения вызывают новые вопросы о ситуации в республике, в которой вроде предполагались кардинальные изменения не просто кадрового, но идеологического порядка.

***

Размышляя о том, зачем Минниханову бесцельная, по большому счету, трата времени на подъем экономики Дагестана (нищего и отсталого в сравнении с Татарстаном), напрашивается мысль, что наша экономика ему столь же «нужна», сколь была «нужна» и Керимову эпопея с «Анжи». Вероятно, что это лишь некая социальная ответственность власти. Хочешь сохранить позиции в Татарстане? Так помоги и Васильеву в Дагестане. В такой конфигурации уже сам Керимов выглядит посредником. Представляется этакий диалог с его участием: «Рустам Нургалиевич, мне сказали, что вы должны что-то передать для Дагестана». «Ах да, конечно. С превеликим удовольствием».

И вот здесь вспоминается и Рамзан Ахматович, и клетки со львами в родном ему Центорое. Предположу, что именно эти львы привлекают в Чечню больше всего инвестиций из кругов чеченской диаспоры. К сожалению, на правительственной даче в Тарках, где и была запечатлена встреча Васильева и Минниханова в обнимку с Керимовым, Здуновым и Хизри Абакаровым, клеток со львами нет. Видимо, поэтому в Дагестане нет и никаких заметных инвестиций из Татарстана, кроме набившего оскомину колеса обозрения в Махачкалинском парке. Боюсь, что ни дружеская встреча с Миннихановым, ни совещание дагестанских чиновников, проведенное на этой неделе по теме инвестиций, никак на ситуацию не повлияет.

***

Рассуждая о политических перспективах, приведу в заключение наиболее актуальные, по версии Минченко, угрозы для власти, актуальные и для Дагестана. Это вновь пресловутый кадровый голод и короткая кадровая скамейка, что особенно заметно на фоне последней информации о возможных перестановках в республиканском Минсельхозпроде. Это и   отсутствие достаточных стимулов для переезда в республику квалифицированных кадров. Это и расфокусированность проводимой политики и, как следствие, отсутствие внятного позиционирования. В соцсетях все еще звучит вопрос о том, чем занимаются наши варяги. Это, конечно, и локальные экологические протесты, которые, по видимости, все активнее будет использовать все та же «Единая Россия». Из «партии власти» она постепенно превращается «в партию при власти», что неизбежно спровоцирует расширение протестной риторики со стороны ее представителей. А экология – это главная тема всех последних протестов в стране. Она содержит в себе и актуальную для Дагестана проблему с вывозом мусора, и остро звучащий в Махачкале вопрос о сохранении рекреационных зон в городах. Здоровье и дети – это две базовые ценности, которым сложно что-либо противопоставить. Во многом, поэтому мы сегодня и видим в Дагестане рост напряженности именно в сфере экологии.

ПОДЕЛИТЬСЯ