Открытое письмо Главе Дагестана Владимиру Васильеву

0
1153

Главе Республики Дагестан
Васильеву Владимиру Абдуалиевичу

Шубуева Умуда Адиловича

представитель: Саадуев Джабраил Ганипаевич,

Уважаемый Владимир Абдуалиевич!

Недавно в Санкт-Петербурге на международном экономическом форуме Вы высказались в поддержку бизнеса и создания для его успешной работы всех условий в регионах страны, в том числе и у нас в республике. Наша семья, являясь частью бизнес-сообщества, за последние годы на себе ощущает актуальность того, о чем Вы говорили.

Просим Вас уделить внимание тому, с чем нам пришлось столкнуться в последние годы, так как это имеет прямое отношение к социально-экономической и политической стороне жизни республики. Если такое допустимо, то основы государства и общества Закон и Справедливость теряют смысл, если каждый трактуют эти основы, как хочется, либо в чьих-то нечистых интересах.

Так, в 2016 году ТУ Росимущество в Республике Дагестан обратилось в суд с иском к ныне покойному моему отцу Шубуеву Адилу и администрации г. Махачкалы о признании недействительным права собственности на земельный участок под кадастровым №05:40:000061:1384 размером в 200 кв. м, расположенный у озера Ак-гель, а также о признании недействительным разрешения на строительство 4-х этажного торгово-офисного здания.

Хотя по факту в ходе судебных заседаний оказалось, никаких доказательств нарушений со стороны Шубуевых ТУ Росимущество в РД суду не представил. Более того, сам иск составлен с нарушением законодательства: Шубуевы являются третьими приобретателями земельного участка, а истец требует, отменить право собственности Шубуева. То есть, право собственности предыдущих хозяев участка никак не оспаривается. Это только на первый взгляд кажется странным…

Примечательно, что и судебная коллегия на всем протяжении судебного процесса (заседаний было 8) пыталась найти эти самые доказательства вместо истца. И таких фактов в процессе рассмотрения дела достаточно много. Так, к примеру, на очередном заседании суда, судья Зарифа Бейтуллаева обращается к истцу, предлагает подать ходатайство о проведении судебной экспертизы, чем на ее взгляд, можно потопить ответчика. Мы выступили против проведения экспертизы, так как в материалах дела уже имелся акт независимой экспертной организации.

Все же назначенная самим судом независимая судебная экспертиза дополнительно подтвердила законность и правоту стороны ответчика, никаких наложений на двадцатиметровую береговую полосу НЕТ!

Суд вызывает экспертов на процесс, пытается надавить на них, но эксперты стоят на своем, отвечают отказом под давлением судьи нарушать закон. Суд запрашивает документы (даже те, которые уже находятся в материалах дела) в различных организациях, пытаясь обнаружить хоть где-то зацепку. Однако везде получают ответ, где нет даже доли сомнения законности стороны ответчика. И самое главное – суд закрывает глаза на тот факт, что в материалах дела и по факту имеется одна интересная и очень важная деталь – вступившее в силу еще 28.12.2015 года судебное решение, в котором суд обязует администрацию города Махачкалы, выдать разрешение на строительство моему отцу Шубуеву Адилу. Данное решение не обжаловано ни в 2015 году, ни по сей день. Оно и не может быть обжаловано, как минимум, по тому, как прошли все исковые сроки.

Верховный суд РД вместо того, чтобы отказать в иске, не только его принимает, но и откровенно протаскивает судебное решение против закона, здравого смысла и ответчика.

Важно то, что мой отец после приобретения земельного участка в 2010 году потратил последние годы своей жизни на оформление правоустанавливающих документов для строительства на нем здания. Предполагая возможные подводные камни в процессе обретения земельного участка на приметном месте в городе, бумаги он собирал с особой тщательностью, и тут речь не только об основных правоустанавливающих документах, но и о всевозможных экспертизах, тех. условиях, геологических отчетах.

Список имеющихся документов впечатляет. Отец потратил очень много времени и нервов, что в конечном итоге сказалось на его здоровье. В конце 2015 года отца нашли онкологию. Данный объект — мечта моего покойного отца, в него мы вложили все, что наша семья заработала за долгий жизненный путь. Моим долгом является отстоять то, во что вложено очень много сил и здоровье нашей семьи.

Очевидно, некие заинтересованные лица посредством ТУ Росимущество в РД на территории, где расположено несколько десятков строений и земельных участков в 2016 году в иске выборочно указало, что именно объект Шубуевых находится в двадцатиметровой прибрежной полосе. Есть основания полагать, что представитель ТУ Росимущества Низами Ханмагомедов мог иметь личную заинтересованность в данном иске, который вместо защиты государственных интересов и интересов частного бизнеса, мог быть вовлечен в схему по рейдерству.

К такому выводу приходим, изучив иск и его последствия. К примеру, истец указывает на нарушение двадцатиметровой береговой зоны. Хотя, как и по каким параметрам истец это вычислил, до сих пор остается загадкой.

Согласно ст. 5 Водного кодекса РФ порядок определения местоположения береговой линии (границы водного объекта), случаи и периодичность ее определения устанавливаются Правительством Российской Федерации. Требования к описанию местоположения береговой линии (границы водного объекта) устанавливаются уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

В связи с чем, определение и установление береговой линии (границ водного объекта), а так же границ водоохранных зон и границ прибрежных защитных полос водных объектов регламентируется Правилами определения местоположения береговой линии (границы водного объекта), случаев и периодичности ее определения» утвержденных Постановлением Правительства РФ от 29.04.2016 N 377 и Правилами установления на местности границ водоохранных зон и границ прибрежных защитных полос водных объектов утвержденных Постановлением Правительства РФ от 10.01.2009 N 17.

При этом согласно Правил определения местоположения береговой линии (границы водного объекта), случаев и периодичности ее определения» утвержденных Постановлением Правительства РФ от 29.04.2016 N 377

Установление местоположения береговой линии (границы водного объекта) осуществляется:

а) органами государственной власти субъектов Российской Федерации — при реализации переданных полномочий Российской Федерации по осуществлению мер по охране водных объектов или их частей, находящихся в федеральной собственности и расположенных на территориях субъектов Российской Федерации, за исключением водоемов, которые полностью расположены на территориях соответствующих субъектов Российской Федерации и использование водных ресурсов, которых осуществляется для обеспечения питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения 2 и более субъектов Российской Федерации, в соответствии с перечнем таких водоемов, установленным Правительством Российской Федерации;

б) Федеральным агентством водных ресурсов и его территориальными органами — в отношении водоемов, которые полностью расположены на территориях соответствующих субъектов Российской Федерации, использование водных ресурсов которых осуществляется для обеспечения питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения 2 и более субъектов Российской Федерации и которые входят в перечень водоемов, установленный Правительством Российской Федерации, а также морей или их отдельных частей.

Согласно п.п. 5 (1) и 6 Правил установления на местности границ водоохранных зон и границ прибрежных защитных полос водных объектов утвержденных Постановлением Правительства РФ от 10.01.2009 N 17

Границы водоохранных зон и границы прибрежных защитных полос водных объектов считаются установленными с даты внесения сведений о них в государственный кадастр недвижимости.

В материалах дела имеется документ из ФГБУ «ФКП Росреестра» по РД от 28 ноября 2018 г. №14-3987-ДЬ-18, в котором говорится, что границы озера Ак-Гель в Единый государственный реестр НЕ ВНЕСЕНЫ. Тут и возникает вопрос, каким образом истец определил границу водного объекта, если на момент подачи иска и по сегодняшний день сведения о границе в Единый государственный реестр недвижимости не внесены?

Органы государственной власти, указанные в пункте 3 настоящих (вышеназванных) Правил, обеспечивают размещение специальных информационных знаков на всем протяжении границ водоохранных зон и прибрежных защитных полос водных объектов в характерных точках рельефа, а также в местах пересечения водных объектов дорогами, в зонах отдыха и других местах массового пребывания граждан и поддержание этих знаков в надлежащем состоянии.

Однако и этих информационных знаков на озере Ак-гель и по сей день нет. Органами государственной власти в определенном законодательством порядке не установлена и набережная, окаймляющее береговую полосу вокруг озера Ак гель.

Озеро как любой водный объект – живой организм и береговая линия и другие показатели постоянно меняются. Так, что же предполагает законодатель при необходимости установления береговой линии (границы водного объекта), если сведений нет в Едином государственном реестре недвижимости?

П. 10 Правил определения местоположения береговой линии (границы водного объекта), случаев и периодичности ее определения» утвержденных Постановлением Правительства РФ от 29.04.2016 N 377 гласит:

При уточнении местоположения береговой линии (границы водного объекта) поверхностных водных объектов:

в) береговая линия (граница водного объекта) озера и обводненного карьера определяется по среднемноголетнему уровню вод в период, когда они не покрыты льдом, с учетом морфологических особенностей водного объекта;

В материалах дела имеется ответ уполномоченного органа за проведение мониторинга среднемноголетнего уровня вод, РОСГИДРОМЕТ от 11 декабря 2018 г. №82, в котором говорится, что на озере Ак-Гель никаких постов для проведения мониторинга уровня вод нет, с учетом морфологических особенностей водного объекта в отношении озера Ак-гель в г.Махачкале не замеряется.

Возникает еще один вопрос, как ТУ Росимущество РД при составлении иска определило береговую линию (границу водного объекта), если уполномоченный орган не может определить средний многолетний уровень вод?

Отдельно стоит обратить внимание на тот факт, что Правила определения береговой линии (границ водного объекта) прямо диктуют, способ определения этой самой границы, что на момент приобретения земельного участка Шубуевыми в 2010 году, что на момент получения разрешения на строительство объекта в 2015 году, что сейчас – Правила диктуют один и тот же порядок, который почему-то был проигнорирован судом и истцом в ходе судебного процесса.

Сама постановка вопроса судом и истцом, в том числе и перед экспертами, в контексте, какое расстояние от уреза воды до границ земельного участка является некорректной и противоречит Правилам определения местоположения береговой линии (границы водного объекта) точно установившего критерий определения начальной точке замера береговой линии (границы водного объекта).

Иные способы определения границ береговой полосы, в том числе от уреза воды, береговых ограждений, по американским гугл-картам, как хотел истец в суде, противоречат законодательству РФ и не могут быть применены в суде в качестве доводов. Что в ходе судебного процесса подтвердили и независимые судебные эксперты и эксперт Западно-Каспийского бассейнового водного управления. Хотя в ходе их опроса на суде, судьи пытались оказать давление для получения обратной информации от экспертов. Однако эксперты настояли на нормах закона. Указали на то, что трактовка судей рассматриваемых вопросов противоречат законам.

ТУ Росимущество РД, упираясь в то, что земельный участок и строение Шубуевых на его субъективный и, как мы видим, не совсем законный взгляд, находится в двадцатиметровой береговой зоне, не обратил внимание, что российское законодательство допускает проектирование, строительство, реконструкцию, ввод в эксплуатацию, а также эксплуатацию хозяйственных и иных объектов и в этой зоне, при условии их оборудования сооружениями, обеспечивающими охрану от загрязнения, засорения и истощения вод. Проект Шубуевых предусматривает и это. Однако ни суд, ни истец, так и не удосужились ознакомиться с документацией, находящейся в материалах дела.

Даже если бы и были установленные границы у озера Ак-Гель, то прибрежная 20-ти метровая зона от соответствующей границы не является собственностью ТУ Росимущества, территория прилегающая к озеру не арендуется Росимуществом, Низами Ханмагомедов составил ненадлежащий иск и выдвинул требования на территорию, которым его ведомство не имеет право распоряжаться.

Тот же Генплан Махачкалы, принятый в 2016 году и имеющийся в материалах дела, также был рассмотрен однобоко и коряво. В Генплане на территорию нахождения земельного участка Шубуевых наложили зеленую зону, но по этому же Генплану Махачкалы 2016 года территория земельного участка Шубуевых расположена в зоне Р2, где предусмотрено строительство объектов семейного отдыха и общественного питания. Так определила Администрация Махачкалы. Мы, как владельцы участка, и тут правы.

Суд и истец приняли во внимание то, что хотели, не взирая на закон, упершись во все те же двадцать метров (не существующие) умышленно не заметили, что по данному Генплану на расстоянии более чем 121 метров от объекта Шубуевых город планирует создать искусственный участок и парковую зону.

Генплан г. Махачкала 2016 г. был принят уже через 6 лет после приобретения участка, который не входил в парковую зону. В случае если бы в Генплане 2016 г. имелись факты, которые говорили бы против нахождения участка на данной территории, то по Закону они не распространяются на данный участок, так как Закон не имеет обратной силы. Но и таких фактов нет.

Кстати, в 2017 году Прокуратура г. Махачкалы в своем ответе (02.06.2017 №712ж-2016) на обращение общественного движения «Город наш», однозначно отметила, что объект Шубуевых возводится на законных основаниях, оснований для прокурорского реагирования не усмотрено. Как раз в этом ответе Прокураты по пунктам опровергнуто то, что составляет основу иска ТУ Росимущества к нашему участку.

Однако судебная коллегия Верховного суда под председательством Анжелы Биремовой решила разрушить дело жизни нашей семьи, вынеся судебное решение о сносе объекта.

Также хотим довести до Вашего сведения, что ранее были попытки- предложения выкупить объект за полцены неизвестными мне лицами, которые, намекая на суд, угрожали мне тем, что мы потеряем все. По процессу заседаний судебной коллегии и ее результатам, мы видим, что данные лица могут быть заказчиками данного судебного решения.

В связи с вышеизложенным, есть основания полагать, что судебная коллегия под председательством Биремовой могла быть вовлечена в ОПС по вынесению нужного для них судебного решения. На данное решение подана Кассационная жалоба в президиум судебной коллегии Верховного суда по РД.

В целях безопасности и защиты своих прав и законных интересов мы были вынуждены осветить нашу проблему в СМИ. Уполномоченный по правам предпринимателей РД, представители СМИ, юристы и общественные деятели, ознакомившись с материалами дела и вердиктом суда, в своих публикациях, материалах и выступлениях выразили недоумение и возмущение происходящему в рамках рассмотрения дела в Верховном суде РД. В настоящее время темой заинтересовались некоторые федеральные СМИ и депутаты Государственной Думы РФ.

Наше обращение направлено также на имя Начальника ФСБ О.Л. Усова и в Прокуратуру республики.

Мы искренне надеемся и ждем справедливого, законного решения нашего дела, так как с самого начала и по сей день верим в справедливость Закона.

14.06.2019 г.

Шубуев У.А.

ПОДЕЛИТЬСЯ