Ещё раз о выборах мэра

1
500

Вопрос о том, кого назначат мэром на выборах в Махачкале волновал дагестанцев с момента вынесения приговора бывшему градоначальнику Мусе Мусаеву. Вскоре после этого встретившийся с Сулейманом Керимовым глава республики Владимир Васильев заявил о том, что нашел подходящего человека на этот пост в Москве. С болью в сердце с ним якобы согласился расстаться Сергей Собянин. Трогательными публикациями провожали Салмана Дадаева и жители Басманного района столицы, которым он руководил. И вроде ничего не предвещало беды. Обыкновенное назначение в духе так называемого «избрания» и вышеупомянутого Мусы Мусаева. Однако нас ждало феерическое шоу, которое наводит на мысль о том, что кем-то специально была поставлена превратить эти выборы в фарс.

Наблюдая странное нашествие в политику разного рода далеких от нее людей, невольно хотелось спросить: кто и зачем посоветовал всем этим сорока «кандидатам» участвовать в выборах? Но этот вопрос полностью отпал, когда рассказывая о своей решимости добиваться победы один из кандидатов ответил, что «не снимет свою кандидатуру с выборов даже в том случае, если потом ему в качестве компенсации не предложат вообще никакой работы». С учетом того, что еще одна из «кандидаток» умудрилась прямо требовать себе работы в мэрии, сомнения в их мотивации просто отпадают. С учетом вышесказанного могу констатировать, что эти выборы мэра в Махачкале можно по праву назвать началом новой эпохи внедрения в Дагестане современных политических технологий.

Отработав на эффекте самобичевания власти некие политтехнологи добиться необходимого эффекта очевидно так и не сумели. Взяв за отправную точку «неосторожно оброненные» Владимиром Васильевым слова о том, что «новым мэром Махачкалы будет назначен» Салман Дадаев, они использовали их для аргументации своего главного тезиса о том, что выборы в Махачкале — фикция. Начавшаяся после слов Васильева в социальных сетях критика в его адрес за желание «назначить» Дадаева, видимо стала первым информационным ударом. Суть критики сводилась к тому, что Васильев должен обеспечить проведение честных и прозрачных выборов, а не навязывать народу какого-либо кандидата. Однако разогреть общественное мнение не удалось. Слишком уж народ ко всему привычный стал.

К информационной обработке населения позднее подключились политологи, чьи публикации начали мелькать сперва в государственных СМИ, а позднее и наиболее многотиражных в республике независимых изданиях. Лозунгом всех материалов стал безапелляционный тезис о том, что выборы в Махачкале — фикция! Подробно аргументируя почему избрание Дадаева несостоятельно, эти эксперты упорно избегали вопроса о том, кто ответственен за такие выборы. В какой-то момент ответственные за освещение выборов в Махачкале лица откровенно начали играть в поддавки. Было забавно наблюдать как через государственные СМИ выходят материалы, содержащие «невольные ошибки» чиновников, на которые незамедлительно реагируют независимые СМИ, забивая теме выборов очередные «шайбы».

К примеру, в понедельник, 7 января, в ряде изданий вышла информация о том, что документы на участие в махачкалинских выборах первым и единственным на тот момент подал Салман Дадаев. Чтобы подчеркнуть отсутствие какой-либо альтернативы Дадаеву, эта информация была растиражирована с соответствующими заголовками. Авторы этой информации ссылались на данные республиканского Минюста, однако само министерство не публиковало на своем сайте никакой информации на эту тему. Неудивительно, что уже в пятницу, 11 января, газета «Новое дело» вышла с большим заголовком на первой странице, который гласил, что «Один в поле не кандидат». Смысловой посыл этого заголовка, думаю, всем понятен.

Парад политтехнологий продолжился в Махачкале неделей спустя, когда список кандидатов стал шириться с космической скоростью. После того, как документы на участие в выборах подали ровно сорок человек, оставалось лишь воскликнуть: «Да, у этих выборов папа — ювелир». О том, что после информационного «одиночества» следующим методом дискредитации Дадаева станет феерическое фрик-шоу стало понятно уже в следующий понедельник. Однако цель такого замысла стала понятна не сразу.

После появления в списке кандидатов на пост мэра известных республике блогеров, практически все СМИ о Дадаеве просто забыли. Оказалось, что на фоне некоторых одиозных персонажей, Дадаев вовсе не столь интересен журналистам, принявшимся наперебой брать интервью лишь у тех участников предвыборной гонки, которых никто реальными кандидатами и не считал. Многочисленные новости об участии в выборах этих кандидатов вышли в топ-новостей Яндекса. А в это же время в социальные сети вбросили целую пачку сатирических картинок, в которых высмеивали этих самых кандидатов на пост мэра.

Всеобщее веселье буквально за день до выборов прервал визит в Махачкалу помощника Президента России Анатолия Серышева, которого сопровождал Полпред Президента в СКФО Александр Матовников. В ходе встречи с Владимиром Васильевым они заслушали доклады по вопросам работы с кадрами, развитию топливно-энергетического комплекса и профилактике коррупции. Однако для чего на самом деле в Махачкалу за день до выборов прибыл один из наиболее не публичных помощников Президента остается лишь догадываться. Такой визит, к примеру, может означать желание Президента строго проконтролировать ход выполнения каких-то своих поручений.

Интересно, что на следующий день, 31 января, конкурсная комиссия по отбору кандидатов на пост мэра Махачкалы представила депутатам городского собрания всего три кандидатуры. Возглавлявший эту комиссию начальник правового управления Администрации Главы и Правительства РД зачитал фамилии Салмана Дадаева, первого заместителя главы администрации Махачкалы Абдулмуъмина Ибрагимова и председателя Собрания депутатов Кировского района Махачкалы Эльмиры Абиевой. Предсказуемый, по-сути, список оказался для всех наблюдателей совершенно неожиданным.

Опекавший Салмана Дадаева в ходе всего предвыборного периода Ибрагимов сразу после этого снял свою кандидатуру, оставив депутатам возможность выбирать нового мэра лишь из двух оставшихся претендентов. Естественно, что их выбор оказался в пользу Дадаева. Аналогичный результат все наблюдатели предсказывали даже в том случае, если депутатам пришлось бы выбирать из всех сорока кандидатов. Однако такого права депутатам не дали, что и вызвало недовольство общественности и нарекания со стороны журналистов.

Вопрос о том, почему столь демократично начавшуюся процедуру выборов нового махачкалинского мэра решили грубо завершить методом отсева всех альтернативных кандидатов возник у сразу всех наблюдателей. Эта группа кандидатов из команды Дадаева так плотно сомкнула свои ряды словно до последнего момента реально опасалась проиграть. И это при том, что Владимир Васильев с первых дней называл Дадаева своим кандидатом.

Конечно, череду странных событий, сопровождавших всю процедуру выборов в Махачкале, можно назвать простой цепочкой ошибок чиновников и нелепых совпадений. Однако судить о том, что на самом деле происходит в политических кулуарах можно будет не ранее чем, через сто дней. В предвыборной программе Салмана Дадаева критики уже обнаружили ряд слабых мест. Однако все недочеты поправимы при наличии должной поддержки со стороны республиканского руководства.

Есть ли у Дадаева действительно такая поддержка мы все вскоре увидим. Ведь ему сегодня необходимо экстренно решать длинный перечень городских проблем при практически \полном отсутствии денег. В отличие от Дербента, налоговых миллиардов Сулеймана Керимова никто махачкалинцам не обещал. Единственный путь решения проблем — это снижение коррупционной нагрузки на бюджет города и поиск новых источников доходов. В обоих случаях это означает полное обновление команды, которая, хочется верить, у Дадаева есть.

ПОДЕЛИТЬСЯ

1 КОММЕНТАРИЙ

Comments are closed.