“Закон джунглей” вместо “закона гор”

0
599

Количество нарушений, допущенных следствием случайно или намеренно в деле известных российских спортсменов, бьет уже все неспортивные рекорды.

Еще в конце сентября «Собеседник» писал, как по подозрению в покушении на убийство суд на два месяца арестовал восемь спортсменов из Дагестана, которые якобы жестоко избили призера чемпионата РФ по боевому самбо 2017 года Шамиля Курамагомедова.

Мы писали о том, что среди арестованных оказались чемпионы России, Европы и мира по различным единоборствам, получавшие благодарности от Владимира Путина. Писали об абсурдности обвинений. О том, какие нарушения есть в этом деле, самым вопиющим из которых был очевидный следственный беспредел, когда следствие, по сути, «переобулось» в воздухе: на момент избрания меры пресечения следователи квалифицировали действия спортсменов в части 3 статьи 30 п. «а» части 3 статьи 111 УК РФ «Покушение на причинение тяжкого вреда здоровью другому лицу» и доказывали суду, что они обвиняются в особо тяжком преступлении.

Как только спортсменов посадили в следственный изолятор, следствие, предъявляя обвинение, переквалифицировало статью в ту, по которой идет преступление средней тяжести – статью 112 УК РФ «Причинение средней тяжести вреда здоровью». Адвокаты обвиняемых терялись в догадках – зачем была нужна такая следственная хитрость, предполагая, что следствию во что бы то ни стало нужно было заключить спортсменов под стражу, но основания не дотягивали до этого. По сравнению с этим все остальные нарушения следственного процесса – отсутствие уведомлений подозреваемых о дате предъявления обвинений, не принятые и не рассмотренные следствием ходатайства защитников, отсутствие допуска к материалам дела для адвокатов – кажутся, честно, просто незначительными мелочами.

Прошло почти три месяца, но ситуация не изменилась. Во всяком случае, к лучшему. На прошлой неделе Тверской суд Москвы санкционировал заочный арест Дениса Клопнева, якобы имеющего отношение к этой истории, которого в СМИ поспешили окрестить «топ-менеджером группы «Сумма»» братьев Магомедовых. К слову, в прошлый раз всех арестованных спортсменов СМИ почему то записали в охранники Магомедовых, хотя адвокаты подозреваемых заявляли, что никакого отношения к структурам бизнесменов их подзащитные не имеют.

– Да ну какой он топ-менеджер! – возмущается в разговоре с «Собеседником» адвокат Клопнева Александр Агасиев. – Просто руководитель одного из подразделений, обычный наемный работник. И я уже обжаловал его арест. Его заочно арестовали за то, что он не явился на допрос по повестке. Но, подчеркну, никакой повестки моему подзащитному не вручалось. Он ее не получал и не мог получить, поскольку уже давно находится на лечении за границей. И следствию, и суду об этом известно: я предъявлял справки о наличии у Клопнева серьезного хронического заболевания. Но на этот факт никто внимания не обращает. Как и на то, что по Конституции РФ мой подзащитный имел полное право выехать на лечение за границей.

Впрочем, Денису Клопневу еще повезло. Остальным арестованным по делу спортсменам срок содержания под стражей продлили до февраля, и Новый год они встретят точно не дома.

Адвокат чемпиона мира по кикбоксингу Басира Абакарова Алексей Кузюкин даже не знает, с чего начать, перечисляя все нарушения прав своего подзащитного:

– Там вообще очень много нарушений – и по поводу меры пресечения, и по поводу сроков содержания под стражей. Уверяют, что неизвестно место жительства арестованных и они могут скрыться. Говоришь в ответ, что есть долгосрочный договор о найме квартиры, показываешь все регистрации. Судья кивает головой «да-да» и пишет: «нет места жительства». Глупая ситуация. Это ведь вообще нонсенс, когда по такому обвинению люди находятся под стражей. В моей практике такого никогда не было.

– Мало того, ведь по этой статье – причинение вреда здоровью средней тяжести – ведь вообще не приговаривают к реальным срокам, дают только штрафы, – добавляет адвокат Феликса Уруджева, 4-кратного чемпиона России по смешанным единоборствам и Армейскому рукопашному бою, Денис Спицын.

С Денисом Спицыным согласен адвокат еще одного из спортсменов, Магомеда Абдурахимова, Иван Киселев, отмечающий, что закон допускает заключение подозреваемого под стражу только в исключительных случаях. А исключительность данного случая следствием не была подтверждена.

А еще адвокаты не могут понять, почему суд отказывается менять меру пресечения после того, как следствие изменило статью, по которой предъявлены обвинения.

– Изначально подзащитным вменяли покушение на убийство… Потом провели две медэкспертизы, выяснили, что у потерпевшего только сломан нос, и в итоге вменили «покушение на причинение тяжкого вреда здоровью». Такого в юридической практике России не было вообще. Ни одного дела с 97 года, когда Кодекс вступил в силу. А после того, как их заключили под стражу и признали, что доказать такое обвинение будет невозможно, поменяли статью на «причинение вреда средней тяжести». Но по этой статье не арестовывают, вот в чем дело. Однако меру пресечения не изменили. Мы регулярно это обжалуем, все бесполезно. Отвечают формально, что обстоятельства не изменились. Как не изменились, когда поменялась даже статья! – возмущается Денис Спицын.

Но самое удивительное то, что на следствие по этой статье закон отводит 20 дней, после чего дело должно быть направлено в суд. Но Следственный департамент продлил этот срок до 5 месяцев. И это все при том, что Следственный департамент вообще не имеет права заниматься этим делом. Хотя бы потому, что половина из арестованных – сотрудники полиции. «Это все равно, что иметь права категории А, а сесть на транспорт категории С. Серьезное нарушение», – добавляет Спицын. Адвокаты везде об этом заявляют, но реакции никакой. Из Генпрокуратуры на их обращение даже формальный ответ не пришел.

Отдельная история – с самим потерпевшим, с судмедэкспертизами. Курамагомедов говорил следствию, что ему нанесли порядка 16 ударов по различным частям тела. Судмедэксперты в заключении отметили, что на теле потерпевшего нет вообще ни одного синяка, единственное телесное повреждение – в области носа. «По делу обвиняется 9 человек, и им всем приписывают этот один удар…. Как могут 9 человек нанести один удар! Это же нелогично», – логически рассуждает за следствие Спицын.

Более того, Курамагомедов каждый раз на допросе менял свои показания. И других свидетелей «избиения», о котором он заявляет, просто нет. На психиатрической экспертизе «избитый» даже сам говорил, что у него было так много сотрясений и травм головы, что он легко может все перепутать. Тут помню, тут не помню. И на основании слов такого человека, уволенного из ОМОНа за пьянство, арестовали 8 человек с блестящими характеристиками и благодарностями от президента.

В итоге получаются сомнительные обвинения, арест не по той статье, следствие, которое ведут «не те» органы, и содержание под стражей вообще без всяких обоснований. «Столько адвокатов по делу работает, ни у одного такого количества нарушений в практике не было. Пытаемся это доказать, но никто не обращает внимания», – возмущается Спицын.

– Вся эта ситуация с задержанием титулованных спортсменов на основании беспочвенных и смешных обвинений – еще один мощный удар по имиджу российского спорта. Мало того, что западные СМИ не упускают случая, чтобы укусить наших спортсменов, так еще и наша пресса будет их полоскать на каждом углу только потому, что какой-то ретивый следователь решил, что если ребята занимаются боевыми искусствами – обязательно преступники, и был готов сделать эти выводы на основе странных и малодостоверных показаний, сделанных через несколько месяцев после якобы имевшегося события. Это полный беспредел и, не постесняюсь сказать, удар ножом в спину нашего спорта, – на условиях анонимности комментировал ранее источник «Собеседника» во всероссийской федерации самбо.

Как будет развиваться дальше эта ситуация – ни один из экспертов не берется предугадать. Очевидно всем одно – ситуация развивается не по законам здравого смысла и элементарной логики, а по чьей-то воле – либо воле следователя, который решил перевыполнить план по количеству раскрытых дел или выделиться перед начальством, либо по воле каких-то заинтересованных сторон, дергающих следствие за ниточки.

Можно, конечно, предположить, что вся эта ситуация – ни что иное как сочетание не связанных друг с другом случаев классического русского раздолбайства, когда следователю лень копаться в деле, секретарю суда – выполнить свои прямые профессиональные обязанности и уведомить стороны о дате слушаний, судье – принять ходатайство адвоката… Но это уж слишком невероятно.

ПОДЕЛИТЬСЯ