Жаркие дербентские объятия!

0
262

Новостные ленты 16 октября облетели две новости. Сначала о том, что в Дербент прибыл сенатор от Дагестана Сулейман Керимов. А затем – об избрании новым мэром Дербента Хизри Абакарова, который является председателем Совета директоров аэропорта Махачкалы и одним из доверенных людей олигарха. Стремительность, с которой развивались события, вряд ли удивили кого-нибудь, кроме ранее исполнявшего обязанности главы города Энрика Муслимова, который неожиданно перестал устраивать на этой должности сразу всех в Махачкале, Москве и в самом Дербенте.

Тамерлан Магомедов

Неудивительными оказались и иступленные по своему накалу хвалебные панегирики, с которыми волнообразно обрушились на олигарха дербентские блогеры, а вслед за ними и дагестанские СМИ. По словам самого Керимова, который, как оказалось, умеет выступать, бюджет Дербента теперь начнет расти в геометрической прогрессии, и уже в следующем году увеличится в пять раз. И все бы хорошо, да вспоминается столько всего интересного…

К примеру, вызывает вопросы, почему о возможных инвестициях Керимова в Дербент впервые публично заявил месяц назад президент Татарстана Рустам Минниханов, начавший рассуждать о причинах экономического отставания Дагестана. Проводя исторические параллели, Минниханов, безусловно, слукавил, говоря про «экономические платформы и базы», которые в Татарстане, дескать, сумели сохранить. В отличие от Махачкалы, Казань находится всего лишь в 800 километрах от Москвы, и никто в столице нашей Родины даже в эпоху засилья Березовского никогда даже не помышлял о том, чтобы устроить в Татарстане какую-либо военную авантюру, как это произошло в Чечне, события в которой обрушили ситуацию и в Дагестане. Татарское ханство испокон веков подпитывается финансовыми ручейками из Москвы, плюс своей нефтью. Кстати, даже всесильный Сечин не смог проглотить татарскую нефтяную компанию. Циничный анализ современной «экономической платформы» Татарстана ясно показывает как, почему и откуда текут деньги в местную разрекламированную экономику. К сожалению, Дагестан никогда не был «королем госзаказов» и вряд ли поднимется с колен, пока не сумеет таковым стать. У нас есть нефть, но её никогда не позволят добывать по политическим соображениям. Москве нужен Дагестан бедный, покорный и немного туповатый. Поэтому возможностей для процветания республики нет никаких, да и брать Кремль за горло с требованием расширения вливаний в республике попросту некому. Нового Шаймиева у нас явно не предвидится, остается лишь надеяться, что не появится и новый Евкуров.

***

На этом фоне разговоры о развитии Дербента как туристического центра, конечно, интересны и увлекательны, но даже за обещанные Керимовым пять миллиардов рублей реализовать их будет весьма непросто. Оценив вложения, которые совокупно по разным статьям из разных карманов были направлены за последнее десятилетие в Сочи, мы поймем, что речь там идет о суммах, в сотни раз больших. Однако, взглянув на самую курортную жемчужину России, увидим разрушающуюся при первом шторме Имеретинскую набережную, хаотичную застройку и коммунально-бытовой хаос, который становится кошмаром для всех, кто оказывается в Сочи в высокий сезон. Говорить всерьез о туристическом развитии Дербента на фоне очевидной неспособности Керимова и его помощников довести цену авиабилетов на рейсы «Москва-Махачкала» до мало-мальски разумного уровня, – все равно, что гладить себя по животу, рассматривая на рекламном баннере аппетитный бургер. Окунувшись в реалии, мы увидим сквозь колыхающиеся на глазах розовые занавески, что ничего грандиозного нас не ждет.

***

Сулейман Керимов является миллиардером уже второе десятилетие. И Хизри Абакаров далеко не первый человек олигарха на посту мэра Дербента. Ожидать, что Абакаров свершит некие градостроительные или экономические революции, которые оказались не по зубам Имаму Яралиеву или Малику Баглиеву, вряд ли приходится. Однако эксперты рассматривают появление в Дербенте тоже своего рода варяга совсем с иной стороны. Гораздо больше всякой экономической мишуры их интересует вопрос о том, сможет ли избрание Абакарова развязать в Дербенте вековые узлы преткновения интересов всех представленных в древнем городе этнических групп. О том, что его появление нарушает давнюю традицию, когда мэром города неизменно избирался лезгин, а главой Дербентского района азербайджанец, уже было сказано. И больше всего говорили об этом проживающие в Дербенте лезгины. Ответом на недоуменные взгляды местной публики, наверное, является то, что появление Абакарова является решением не столь экономическим, сколь политическим. А его роль в чем-то схожа с той ролью, которую в свое время сыграл в Дербенте возглавлявший несколько лет местный ГОВД Адильгерей Магомедтагиров.

***

Раскидать местные кланы Абакарову, безусловно, не удастся, не создав свой собственный. Возмущения по поводу усиления в Дербенте аварской диаспоры звучали и во времена работы здесь Магомедтагирова. Полностью просчитать политическую эффективность появления в южном городе нового влиятельного аварца пока достаточно сложно. Однако уже сегодня можно понять, какую цель преследуют в Дербенте керимовские «инвестиции». Миллиарды олигарха наверняка должны если не вытеснить полностью, то хотя бы заметно оттенить финансовые потоки, которые вливаются в южный город из Азербайджана. Несмотря на бесконечные разногласия по вопросу о том, кто должен в конечном итоге руководить Дербентом, лезгин или азербайджанец, эти две крупнейшие этнические группы уже давно приспособились сосуществовать, а идущие с юга финансовые потоки приучили все местные элиты смотреть с трепетом и надеждой в сторону Баку.

На фоне нарастающего в Дагестане российского военного присутствия было вполне предсказуемо, что зачищать политическое поле будут отнюдь не только в Махачкале. Формально такая зачистка была начата еще в 2014 году, однако привела в тот момент лишь к сомнительным визитам Рамазана Абдулатипова в азербайджанский Нафталан, а позднее к вручению ему Ильхамом Алиевым местного ордена «Дружба» за столь же сомнительные заслуги. Сумеет ли Абакаров избежать все соблазны – покажет время. Однако сегодня более интересен вопрос о том, что в конечном итоге ждет сам Дербент и его жителей?

***

Каждый город в нашей стране по-своему стал жертвой своих градоначальников, наглядно отражая своим архитектурным обликом и коммунальным состоянием их экономические интересы. Эта тенденция отчетливо видна как в целом в Дагестане, так и непосредственно в Дербенте, где ради развития торговых рынков, приносивших дивиденды одному из бывших мэров, была проломлена историческая крепостная стена. Где ради продажи земельных участков под многоэтажную застройку подделывались разрешительные документы, позволившие буквально у самой крепостной стены возвести многоэтажки. Где была полностью уничтожена принадлежащая муниципалитету коммунальная инфраструктура, но буйным цветом расцвела частная торговля. Говоря о превращении Дербента в туристический центр, любой заикнувшийся об этом оратор невольно подводит к мысли о необходимости если не полного сноса всего города, то, как минимум, его кардинальной перестройки. Современные постройки Дербента смотрятся на фоне исторических памятников словно гигантские груды мусора, которыми сегодня завалены прекрасные мумбайские пляжи. Дербент уже давно стал городом однодневной экскурсии, куда тебя привозят для посещения цитадели, с высоты которой не столь плачевный вид.

***

Туризм – это не только экскурсия в крепость. Туризм, в первую очередь, – это комфорт во всех его смыслах. Никто не хочет за собственные деньги покупать себе отдых в виде унылых блужданий по пыльному, грязному городу с разбитыми тротуарами и хаотичной застройкой. Необходимы долгосрочные крупные вложения в городскую инфраструктуру, однако это не инвестиции. Вкладывая деньги в тротуарную плитку, канализационные трубы и фонари уличного освещения, Керимов никогда не отобьет эти вложения. И здесь возникает вопрос: когда вообще Керимов инвестировал в Дагестан? К примеру, Каспийский завод листового стекла уже давно принадлежит банку, который и предоставлял для его строительства заемные средства. Широкая реклама этого проекта позволила Керимову обозначить себя в Кремле крупным инвестором, по сути ничего не вложив. Заявляя в 2008 году об инвестициях в Дербент, он не предложил никаких инвестиций, кроме уплаченных компанией «Нафта-Москва» налогов в местный бюджет.

Конечно, отсутствие подлинных инвестиций не отменяет большой меценатской деятельности олигарха, потратившего значительные средства на организацию хаджа для простых дагестанцев и лечения их за рубежом. Однако возникает вопрос о том, что это дает республике.

***

Торжественное приземление Керимова на частном вертолете на центральной площади Дербента, и его последующее выступление в мэрии города в окружении пышной свиты дагестанских депутатов Госдумы прозвучали просто оглушительно на фоне звенящей тишины в Администрации Главы и Правительства республики. Очевидно, спасти ситуацию пытались независимые издания, писавшие в своих публикациях о том, что неожиданная активность Керимова в Дербенте согласована с Владимиром Васильевым. Официальные источники традиционно предпочли отмолчаться, оставив в очередной раз дагестанцев размышлять над вопросом о том, кто на самом деле что и с кем согласовывал. На фоне усиливающихся слухов, что «Белый дом» в Махачкале раздирают скандалы по вопросам о кандидатурах, которые должны войти в новое правительство, перманентное отсутствие первых лиц в информационной повестке выглядит очередным провалом. Решительность Керимова в продвижении своего человека на пост главы Дербента и затянувшаяся пауза с правительством невольно наводит на мысль о неспособности руководства республики самостоятельно сформировать свой собственный новый эффективный кабинет министров.

С учетом отсутствия каких-либо новостей из «Белого дома» остается лишь догадываться, кто, кого и на какие должности сегодня лоббирует в Дагестане, заодно строя предположения, к какому успеху вообще может прийти республика, где правительство вновь рискует быть набранным по принципу басни о лебеди, раке и щуке.