Победитель забирает всё!

0
392

Человек — существо социальное. Все знания и устойчивые привычки, которые мы получаем, посвящены одной главной цели – социализации в обществе. Без этого навыка невозможно получить доступ ни к деньгам, ни к власти. Этот термин звучит на всяких педагогических советах и в тематической литературе, и, кажется, мы настолько к нему привыкли, что не видим, насколько плохо с этим обстоят дела у нашей молодёжи. На мой взгляд, навыки социализации у этого поколения практически утрачены.

Тамерлан Магомедов

Загромождая извилины всевозможными знаниями, нам неустанно вколачивают в мозг установку о том, что мы всегда, везде и во всем должны быть успешны. В учебе, в спорте, в карьере, в семье, и так до бесконечности. В России такую установку принято считать присущей странам загнивающего Запада, однако испокон веков это самое вбивали в головы молодежи Кавказа. Именно у нас, на Кавказе, гипертрофированная установка на успех зачастую разрастается до размеров гигантской безобразной моральной опухоли.

Однако, заставляя рваться к успеху в одном направлении, упускаются другие важные человеческие качества. И эта пустота толкает человека на дно социального разложения. Стремясь получить престижное образование, студенты покупают сессии, но не овладевают знаниями. Желая повышения на работе, женщины ложатся в постель со своими руководителями. В погоне к успеху в семье родители берут неподъемные кредиты на свадьбы детей. В поиске финансовых успехов все, у кого есть возможность, занимаются казнокрадством. Мы все в ментальной ловушке, и вырваться из нее – значит предать общепринятые идеалы, нарушить нормы. И понимая суть происходящего, с годами наблюдать за этим действом со стороны всё труднее. Я не люблю, когда меня учат. И терпеть не могу, когда меня пытаются воспитывать. С годами социопатия стала частью моего реноме. Необходимые знания я предпочитаю получать самостоятельно. Сам, делая для себя выводы и вырабатывая собственную систему моральных ценностей. По счастливой случайности с размышлениями Ницше я познакомился достаточно поздно, однако это не помешало мне альтернативно прийти к схожим выводам. Хотя, свои мысли он, конечно, сформулировал эстетичнее. Как и положено филологу. «С человеком происходит то же, что и с деревом. Чем больше стремится он вверх, к свету, тем глубже впиваются корни его в землю, вниз, в мрак и глубину, – ко злу». И речь идёт о процессе интеграции человека в социальную систему, вхождение в социальную среду через овладение ее социальными нормами, правилами и ценностями, знаниями, навыками, позволяющими ему успешно функционировать в обществе. Но социальные институты везде разные.

***

По мнению западных исследователей именно характер социальных институтов, существующих в той или иной стране, определяет успех или провал развития данного государства. К примеру, экстрактивные институты помогают элите общества ради своей выгоды эксплуатировать остальное население страны. И в конечном итоге ведут к упадку такого государства. А инклюзивные — помогают населению ради общественной выгоды участвовать в управлении государством, являясь основой успеха общества и государства.

В управлении государством россияне никогда не участвовали, а потому российские социальные институты диссонируют с массовым сознанием жителей Северного Кавказа, где долго сохранялись институты народной демократии. Меритократия по-кавказски – это всегда власть сильнейшего. Неслучайно, что в период ослабления федеральной власти главными социальными лифтами на Кавказе стали силовые виды спорта. Прославляя Россию на борцовской арене, спортсмены добивались вознаграждения за победы в виде должностей.

Каждая победа на Олимпийском ковре символизировала не только успех российского спорта, но и вероятность появления в Дагестане нового «крепкого управленца». К сожалению, такие управленцы внедряли в республике исключительно экстрактивные социальные институты, откровенно порабощая заискивающе глядящее на них население. Инклюзивный характер прихода спортсменов во власть приводил к экстрактивной модели управления, когда любая попытка проявить недовольство такой властью каралась противозаконным насилием.

Республика впала в когнитивный диссонанс, объединяясь в едином шумном патриотичном порыве вокруг спортивных успехов очередного земляка, и беспомощно наблюдая за тем, как этот народный кумир начинает всех вокруг грабить и порабощать. Являющееся главным признаком любой демократической модели общества, гражданское общество в Дагестане превратилось в пустой звук. А все общественные институты оказались подменены группами сторонников прорвавшихся к власти спортсменов и откровенных бандитов.

***

В Дагестане не было практически ни одного крупного чиновника, который бы не являлся спортсменом сам, либо не возглавлял какую-нибудь местную спортивную организацию. Хотя бы федерацию настольного тенниса. Превратившись в главный общественный институт, спорт сформировал основное направление социализации. Стремясь к успеху в республике, молодой человек шел в спорт, чтобы, добившись успехов на арене, заслужить право занять свое место в социальной иерархии республиканской власти. Спорт был и до сих пор остаётся самым доступным социальным лифтом. И это не вина, а скорее беда нашей республики.

Сегодня об этом уже можно говорить без опасения подвергнуться ханжеским упрекам. Президента Федерации спортивной борьбы Дагестана Абдусамада Гамидова задержало ФСБ, олимпийского чемпиона Сагида Муртазалиева продолжают разыскивать. Однако проблема не в Гамидове или Муртазалиеве, — они всего лишь результат сложившейся в республике системы, когда из-за отсутствия нормальных социальных лифтов прорваться в коридоры власти (а значит к успеху) можно было лишь спортивно-криминальным путем. История жизненного пути Сагида Муртазалиева вполне могла бы послужить основой для сценария остросюжетного голливудского блокбастера. Успех простого паренька, выросшего в бедной многодетной семье, но сумевшего самостоятельно добиться высочайших результатов в спорте, заработать много денег и прийти к власти – это классическая голливудская тема с характерным трагичным финалом. К сожалению, такие поучительные истории никому еще не послужили уроком, и это обстоятельство не может не настораживать.

***

Недавно Дагестан обрел нового спортивного кумира, чей бой в Лас-Вегасе уже бесспорно затмил спортивный успех Сагида Муртазалиева в Сиднее. Популярность Хабиба Нурмагомедова сравнима со снежной лавиной, которая в ближайшие годы будет только нарастать. Однако всякая популярность – это большой груз, нести который в реалиях дагестанской действительности может оказаться не по силам даже самым великим спортсменам. И эта ситуация является поводом задуматься всем нам. Судьба Хабиба Нурмагомедова отныне, безусловно, будет сильно влиять на судьбу Дагестана, а в какой-то мере и всей России. Не случайно, что с ним сразу созвонился, а затем и встретился сам Владимир Путин. И очень важно, чтобы это влияние было только позитивным. Одними звонками и встречами здесь не отделаться. Успех Нурмагомедова требует должной оценки. Этот человек должен занять соответствующее своей популярности место в дагестанском, а может и в российском обществе. Сегодня можно уверенно сказать, что судьба Хабиба станет одним из векторов дальнейшей социализации дагестанской и всей кавказской молодежи. Все активнее поддерживает его и здоровая часть всей российской молодежи. И очень важно, чтобы на пути к дальнейшему успеху в этой судьбе вдруг не появилось темных пятен. Подобно извлеченному из-под земли драгоценному камню, Нурмагомедов сегодня притягивает взгляды и очень многих бандитов, отсечь которых – важнейшая задача государства. Да и идеологические взгляды, апологетом которых он позиционировал себя до сих пор, вызывают опасения образованной части дагестанского общества. Сейчас в воздухе завис вопрос о том, насколько сам Хабиб готов принять то, что является базовой ценностью Дагестана, мы – люди, объективно принимающие разнообразие мира, в котором мы живём. Для нас, дагестанцев, не является проблемой то, что человек может быть другой национальности или другого вероисповедания. Не важно, откуда ты пришел, главное – какую ты пользу можешь принести людям. Хабиб Нурмагомедов порадовал нас своей победой, и я от себя лично и от издания, в котором сейчас публикуюсь, поздравляю его. Но у побед есть очень серьёзная составляющая – победитель забирает всё! Даже то, чего забирать не хочет! Включая ответственность за тех, кто идёт за тобой, включая тех, кто будет поздравлять тебя сквозь зубы и ждать твоего поражения. И не все выдерживают. Медные трубы – это трудное испытание.