Новое правительство — старые правители?

0
946

3 октября 2017 года президент России Владимир Путин назначил временно исполняющим обязанности главы Республики Дагестан Владимира Васильева. Ранее вице-спикер Госдумы и руководитель парламентской фракции «Единая Россия» сменил Рамазана Абдулатипова, который руководил Дагестаном с января 2013 года. Впервые с 1948 года первым лицом Дагестана стал человек, не являющийся дагестанцем. С этим назначением связывали большие надежды. В первую очередь, в плане обновления руководства республики. Прошел год и пора подвести итоги. Сегодня республика получит нового/старого премьера Артема Здунова, кандидатуру которого уже представил на утверждение Народному Собранию Владимир Васильев. Следом будет сформирован и кабинет министров. Структура и персоналии пока неизвестны, а состав пока еще действующего правительства вызывает много вопросов. Первый из них: будут ли все эти люди переназначены?

Напомним, что отправив 6 октября 2017 года правительство республики в отставку, Владимир Васильев позволил ему в полном составе дальше «исполнять обязанности». Многие из республиканских чиновников сохранили приставку «и.о.» до сих пор. Однако не все из них в настоящее время на свободе. Первая волна арестов высших республиканских чиновников случилась 5 февраля 2018 года, когда были задержаны  председатель правительства Абдусамад Гамидов, а также его заместители Шамиль Исаев и Раюдин Юсуфов (также являвшийся министром экономики). Таким образом, можно говорить, что первые заметные кадровые перестановки в руководстве Дагестана произошли лишь спустя 4 месяца после назначения Владимира Васильева главой Дагестана. При этом, подлинным инициатором и непосредственным исполнителем этих перестановок выступал вовсе не Васильев, а ФСБ, чьи действия по видимости и для самого Васильева стали шокирующей неожиданностью. Задержанные были поспешно уволены, а республика в очередной раз замерла в ожидании нового правительства.

Несмотря на ожидание того, что в течение двух недель будет сформирован новый кабинет, новым оказался только премьер-министр Артем Здунов, занявший место Абдусамада Гамидова. Единственным исключением стала Уммупазиль Омарова, которая 25 января 2018 года была назначена министром образования и науки, заняв одновременно и пост профильного вице-премьера. На момент назначения Омаровой уже исполнилось 57 лет, что по действующему пока еще трудовому законодательству составляет пенсионный возраст, а само появление Омаровой в правительстве наблюдатели связали с возможными рекомендациями первого президента Дагестана Муху Алиева, с которым Васильев предположительно несколько раз беседовал в тот период. Напомним, что Омарова ранее уже занимала должность вице-премьера в период руководства республикой Муху Алиевым. Позитивного перелома за полгода руководства сферой образования добиться не смогла, напротив допустив шокирующую (в сравнении с периодом работы Шахабаса Шахова) нехватку учебников в школах.

Неожиданным стало и появление на посту министра экономики Османа Хасбулатова, являющегося родственником Абдусамада Гамидова и считающегося его протеже. Разрекламированный как создатель республиканского МФЦ, Хасбулатов начинал карьерный путь под патронажем дяди Абдусамада Гамидова — бывшего мэра Каспийска Джамалудина Омарова. Возглавив Каспийский ЕРЦ, Хасбулатов позднее создал в Каспийске один из первых в республике МФЦ. Оценив финансовый потенциал и властные компетенции новой структуры, Абдусамад Гамидов, по мнению некоторых наблюдателей, и лоббировал передачу вновь создаваемого республиканского МФЦ своему родственнику. Назначение Хасбулатова министром по-видимому получило неоднозначную оценку и со стороны спецслужб, о чем можно судить на основе попавших в СМИ данных о финансовых нарушениях в МФЦ. Информация о нарушениях из новостных лент в итоге пропала, однако следует понимать, что папки с материалами из ФСБ обычно не пропадают. За время работы министром пока успел «проявить» себя лишь в роли организатора стратегических сессий по выработке Стратегии развития республики. Никаких иных оценок кроме критики, сарказма и неприкрытого отвращения эти «сессии» в экспертных кругах не получили.

Приставку и.о. сохранили вице-премьеры Рамазан Джафаров, являвшийся кадровым офицером ФСБ, и Гасан Идрисов, более известный как руководитель администрации главы и правительства республики времен Магомедсалама Магомедова. Первый очевидно застрахован от ареста по долгу службы, статус второго видимо остается стабильным до тех пор, пока Магомедсалам Магомедов сохраняет свои позиции в Кремле. Однако результатов их работы не видно. Очевидно, что Джафаров войдет в историю лишь как человек, которого грозился «уничтожить» Рамазан Абдулатипов. А получивший карт-бланш от руководства республики на улучшение ситуации в Махачкале Идрисов, в свою очередь, запомнится как не сумевший стать «отцом города». Избавившись от приставки и.о., укрепил свои позиции первый вице-премьер Анатолий Карибов, отец которого служил в КГБ. Заслужив реноме «самого независимого вице-премьера», он органично вписался в образ своего предшественника Низами Казиева, чьей основной задачей также считались дежурные выступления на торжественных мероприятиях. Но только ради этого его там держать?

Сохранить свои позиции пока сумела Екатерина Толстикова, заслужившая репутацию специалиста по имуществу еще во времена работы в Минобрнауки РФ. Правда, к ее работе в тот период могли остаться определенные вопросы у силовиков, которые, повторюсь, не спешат поднимать наболевшие темы без острой для государства необходимости. Критика в ее адрес, неоднозначно воспринятая обществом в момент вступления в должность, цементируется отсутствием наглядных результатов, которые пока лишь подменяются лозунгами. Однако одними лозунгами отчетов перед федеральным центром Васильеву и Здунову не закрыть и потому к Екатерине Андреевне уже по итогам этого года могут назреть новые вопросы. Сумеет ли она наладить работу, заставив государственное имущество республики наконец приносить прибыль пока неясно. Как неясно и то, сколько еще времени ей позволят заниматься исключительно одной лишь «инвентаризацией». Времени у самого Васильева неожиданно может оказаться в обрез, что предопределит его решительность в кадровом вопросе.

Тяжело расстающийся с кадрами Владимир Васильев 4 июля 2018 года потерял первого вице-премьера Рамазана Алиева, курировавшего сферу сбора налогов. Поспешно объявив о его увольнении, Васильев стал объяснять действия ФСБ тем, что еще вчера хваленный им Алиев оказывается страшно обманул его со сбором налогов. Правда, «обман» этот случился еще за месяц до ареста Алиева, что вызвало немало вопросов и усмешек в осведомленной части общества. Занявший его место Гаджимагомед Гусейнов занимался в федеральном Минфине бюджетной политикой, планируя вопросы сбора налогов, однако с чего собирать налоги, если экономика в республике в полной стагнации, а занимается ею организатор «стратегических сессий»? Оказавшись заложником ситуации, Гусейнов наверняка понимает перспективу также не оправдать ожиданий Васильева. Остается надеяться, что командировка из Минфина в Дагестан была у него с билетом в обратный конец. Сажать в тюрьму его пока не за что.

Неожиданные вопросы могут возникнуть и к большинству министров. К примеру, Татьяна Гамалей вряд ли сможет соответствовать запросам времени, когда в соседней Чечне начинают поднимать вопрос о пересмотре границ с Дагестаном, а в Москве и вовсе задумались над проектом укрупнения Чечни, Ингушетии и Дагестана в один регион. Москве такой проект может помочь Кремлю в мягком демонтаже режима Кадырова, однако будет ли эффективна Гамалей (пускай и в рамках своих компетенций) в реализации такого проекта? Про повисшие в воздухе вопросы к Зареме Бутаевой о финансовых нарушениях в ходе «реставрации» отданного под музей исторического здания на улице Даниялова в ФСБ также вряд ли забыли. Знает об этих вопросах и Владимир Васильев, что, по мнению наблюдателей, и объясняет недавнее решение Бутаевой о проведении совместных мероприятий Минкульта с ДУМД. Муфтий республики сегодня считается влиятельнейшим в республике лоббистом, однако его влияние распространяется только на Васильева, но не на руководство ФСБ.

Возглавивший месяц назад Минсвязи Сергей Снегирев проявил себя как специалист информационной отрасли, однако по мнению экспертов как таковых познаний в ней не имеет, ориентируясь лишь в сфере интернет-медиа. Свои навыки Снегирев реализовал в проведении прямых трансляций с официальных мероприятий в Одноклассниках, что при современном состоянии дел в республиканских СМИ явный прогресс. Выдвижение Снегирева также связывают с интернет-форумом РИФ, который он организует несколько лет в Дагестане. Приезд спикеров из московских компаний с громкими названиями завораживает дагестанских чиновников, однако никак не влияет на активность инвесторов. В этой связи не стоит исключать вопросов к Снегиреву о целесообразности бюджетных затрат на организовываемые им (вероятно не без выгоды) мероприятия с нулевым для республики финансовым результатом.

Министр природных ресурсов и экологии Набиюла Карачаев, стал широко известен после телесюжета НТВ о якобы принадлежащем ему особняке в природоохранной зоне на побережье Каспия. И хотя прямых претензий спецслужбы к нему пока не предъявляют, следует понимать, что он считается лидером собственного устойчивого клана, опирающегося на пассионарную молодежь поселка Тарки. Сделавший карьеру следователя Малик Баглиев за последние десять лет успел поработать на разных высоких должностях, что некоторые эксперты связывают с усилением в этот период влияния в республике сенатора Сулеймана Керимова, с которым Баглиева якобы связывают родственные связи. Отсутствие претензий криминального характера не снимает вопросов о профессионализме и клановости. На их фоне считается грамотным специалистом своего дела министр финансов Юнус Саадуев, прошедший последовательно в этом ведомстве все ступени карьерного роста.

Считающийся несменяемым министр ГОиЧС Нариман Казимагамедов стал первым дагестанским чиновником, с которым встретился Владимир Васильев по прилету в Дагестан 5 октября 2017 года. Несменяемость Казимагомедова эксперты обычно связывают с министром обороны РФ Сергеем Шойгу, с которым тот якобы хорошо знаком. Проработавшая более 16 лет в сфере юриспруденции Рабият Закавова в 2017 году оказалась лучшим кандидатом на пост руководителя Минтуризма, которым с тех пор и руководит. Прозвучавшие в некоторых интернет-сайтах обвинения в финансовых нарушениях, равно как и рассуждения о наличии у нее родственных связей, затихли, однако работающие в республики экскурсоводы продолжают сетовать, что с работой данного министерства не сталкивались и не знакомы.

Выпускник Тимирязевской сельхозакадемии Абдулмуслим Абдулмуслимов считается человеком, разбирающимся не только в сельском хозяйстве, но в борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией, выявлением которых занимался более двадцати лет. Однако за полгода работы в считающийся наиболее коррумпированным Минсельхозе пока так и не похвастался выявленными фактами преступлений. Здесь стоит отметить, что способность выявлять вовсе не гарантирует желания пресекать. Порой сотрудники правоохранительных органов выявляют преступления совсем в иных целях. Специалист в области дорожного хозяйства Ширухан Гаджимурадов с марта возглавляющий Минтранс, не особо сумел проявить себя в республике профильным специалистом, однако дважды претендовал на пост мэра Махачкалы, заявляя о себе как о самостоятельной политической фигуре. Нужны ли такие фигуры в команде Артема Здунова, позиционирующего себя исполнительным технократом? Вопрос.

Известный ранее как близкий друг экс-руководителя дагестанского отделения Пенсионного фонда Сагида Муртазалиева, возглавляющий с февраля 2017 года Минтруда Расул Ибрагимов ранее работал советником председателя правления РБА Банка.  Характерно, что председателем правления этого банка является депутат Мособлдумы Игорь Исаев, являвшийся владельцем печально известной Бирюлевской овощебазы. Все обвинения в адрес министра спорта Магомеда Магомедова, которые, к примеру, опубликованы на сайте сетевого издания «Большой Кавказ», Владимир Васильев и Артем Здунов могут смело отбросить как недоказанные. Правда, обвинения в адрес Адусамада Гамидова, Шамиля Исаева, Раюдина Юсуфова и Шахабаса Шахова тоже не доказаны, но буквально вчера Басманный суд Москвы продлил содержание их  под стражей еще на три месяца.

Состав нового кабинета будет представлен уже в ближайшее время. Хочется верить, что выбор персоналий будет сопровождать серьезная аргументация. Хотя бы как-то опровергающая доводы, озвученные в этой статье.

ПОДЕЛИТЬСЯ