Шафи Акушали: в развале Сирии сегодня не заинтересован никто

0
1080

Обвинения Израиля в адрес Ирана в секретном продолжении ядерной программы и обострение противостояния Израиля с Ираном в Сирии ставит вопрос об очередном витке вооруженного конфликта в этой стране. К чему это может привести мы спросили у уроженца сирийского села Дейр-Фул, вице-президента Ассоциации по связям с соотечественниками за рубежом «Ватан», члена экспертного совета при Антитеррористической комиссии РД, политолога Шафи Акушали.

— В Сирии очередное обострение. Ракетные удары все активней наносит западная коалиция, к которой присоединился Израиль, намеревающийся уничтожить все иранские объекты. Способны ли Сирия и Иран сегодня противостоять военной мощи Израиля?

— Так называемая прокси-война привела в Сирии к более серьёзным вызовам, что привело к угрожающим заявлениям между Израилем и Ираном,и эти заявления прозвучали именно в то время, когда Администрация Трампа начала готовить выход США из ядерного договора с Ираном. Произошли ракетные удары по иранским и сирийским объектам на территории Сирии, что привело к обострению ситуации в целом между союзниками (Россия, Иран, Сирия) с одной стороны и коалицией во главе с США с другой. Израиль несколько раз предупредил и заявил о намеренности противостоять присутствию Ирана в Сирии, примером этого стала бомбежка аэропорта Тифор, где убито двенадцать иранских военных.

Позднее был нанесен мощнейший удар в районе горы Зайнулабидин в пяти км от города Хама. По некоторым данным оказалось убито около 260 иранских и сирийских военных, но основной урон понесли иранцы. По мнению экспертов этот удар был совершён не без участия западной коалиции, так как нет доказательств об участии израильских самолетов, и сам Израиль официально не подтвердил своё участие в этой операции. Некоторые аналитики даже предположили, что удар был нанесен с американской военной базы в Тенефе на сирийско-иракской границе. Это достаточно угрожающий сигнал Ирану в преддверии 12 мая, когда президент США Трамп озвучит свою позицию по ядерному договору с Ираном.

Особый интерес ситуация вызывает после назначения нового советника по национальной безопасности США Джона Болтона и госсекретаря Майкла Помпео, которые считаются неоконсерваторами или как говорят в американском обществе: новыми соколами. Эта политическая группа исторически настроена против конструктивных и дружеских отношений с Ираном. Как результат, война между Израилем и Ираном на территории Сирии почти неизбежна. Дело в том, что Израиль с геополитической точки зрения выступает против усиления иранского присутствия в Сирии и если посмотреть трезво оценивать мощь Израиля с его союзниками, то надо признать, что они в состоянии вытеснить Иран из Сирии. Думаю в этой ситуации Россия не пойдёт против Израиля и США ради Ирана. Россия в любом случае в стратегической перспективе за восстановление отношений с западом.

— Помимо Израиля активизация Ирана в Сирии вызывает опасения у ряда арабских государств. И сегодня мы наблюдаем активность Саудовской Аравии, которая, возглавив силы Лиги арабских государств, может также нанести удар по Ирану в Сирии. Насколько это вероятно?

— Сегодня Иран является основным противником для большинства Арабских стран, в частности и для стран Персидского залива. Поэтому Саудовская Аравия также пытается ограничить роль и возможности Ирана в арабском мире. Если при поддержке США на востоке Сирии будут сформированы Арабские военные силы, то вполне возможно, что эти силы будут использоваться при обострении ситуации с Ираном.

— Что будет означать для режима Башара Асада уничтожение иранских военных в Сирии?

— Вопрос достаточно провокационный, но все таки отвечу на него. Сегодня всем ясно, что без присутствия Ирана и России режим Асада давно бы рухнул. Об этом открыто говорили и российские и иранские высокопоставленные чиновники. Поэтому уничтожение иранских военных формирований и уход Ирана из Сирии сделает официальный Дамаск очень уязвимым. Иранские силы сегодня являются основными силами, осуществляющими поддержку сухопутных войсковых операций сирийской армии. Россия официально не участвует в проведении наземных операций, поэтому отсутствие Ирана «на земле» означает автоматическое отступление сирийских военных.

— Имея аргументы в виде документов о секретной иранской ядерной программе, Израиль получил возможность навязать мировому сообществу в качестве меры вынужденной самообороны как собственные удары по иранским объектам в Сирии, так и аналогичные удары НАТО. Не означает ли уничтожение иранских сил в Сирии начало политического перелома в Сирии, когда предпринятые Россией усилия по сохранению Башара Асада у власти окажутся безрезультатными?

— Вернёмся к событиям 2003 года, когда США объявили войну в Ираке. Главной основой для вторжения послужили данные из секретных документов, которые Иран представил США (более 500 документов) по ядерной программе Саддама Хусейна. Израиль тоже представил два документа. Ни израильские, ни иранские документы в итоге не подтвердились. Поэтому сегодня обнаружение подобных документов не более, чем повод для принятия решения по вторжению или нанесению удара. Естественно, если будет принято решение по нанесению военного удара по иранским объектам на территории Сирии, то это очень сильно ослабит режим Асада. Если говорить о вероятных последствиях, то вытеснение Ирана из Сирии вынудит Россию для сохранения достигнутых результатов направить в Сирию собственные войска. В свою очередь, это приведёт к дополнительному истощению российской экономики, над чем Запад работает в постоянном режиме. Фактически из Сирии стараются сделать для России второй Афганистан.

— Что ждет Сирию, в случае расширения территории занятой турецкой армией на севере, вторжения военных подразделений стран ЛАГ с юга и создания под американским протекторатом курдского региона на востоке страны?

— Это фактически означает разделение Сирии, но в настоящее время такое разделение, если и произойдет, не будет означать развала страны. Мне кажется, что подобное разделение ограничится на уровне выстраивания федеративных отношений, однако эксперты не исключают в последующим и полное разделение Сирии. Это будет означать продолжение противостояния между Западом и Россией. В том числе самостоятельным игроком можно назвать Турцию, которая ведёт свою игру для достижения собственных интересов. Иные силы, в том числе курдские формирования, США могут объединить для военно-политического давления на Россию.

— Правильно ли понимать слова Башара Асада о 400 миллиардах долларов на восстановление экономики страны в качестве счета, который он пытается предъявить руководству России, как своему стратегическому партнеру, ради интересов которого и вошел в конфликт с Западом?

— Сегодня трудно оценивать ущерб от семилетней войны в Сирии. По разным оценкам он может составлять от 280 до 300 млрд долларов. А само решение по восстановлению Сирии должно приниматься на уровне ООН, особенно на уровне постоянных членов Совбеза и региональных государств, которые участвовали в сирийском конфликте. Поэтому не верно говорить о предъявлении счета какому-либо отдельному государству, тем более, что сегодня Башар Асад не в состоянии предъявить или требовать что-либо от России или от других крупных государств. Он может лишь попросить у России помощи, но никак не предъявлять счета, ведь именно Россия защищает в Сирии конституционный строй.

— Удержание Сирии под контролем является сегодня стратегическими интересами России и Ирана, экономика которых сильно пострадает в случае прокладки нефте- и газопроводов в Европу из Катара. В то же время активную добычу нефти и газа в ближайшее время могут начать и США, организовав поставки энергоносителей в Европу морским транспортом. Резонно ли в таких условиях вообще продолжать борьбу за сохранения контроля над Сирией?

— Сегодня вопрос о нефтяных и газовых ресурсах и их транспортировке трудно оценивать. Если противостоять прокладке катарского газопровода в Европу через Сирию, то в других местах найдётся альтернативный вариант и вопрос будет решён. Сегодня США например уже продаёт нефть ОАЭ для Индии, Израиль сегодня продаёт газ Египту, а раньше было наоборот. Поэтому трудно будет контролировать реализацию таких проектов. Присутствие России в Сирии это не вопрос транспортировки катарского газа через Сирию, это защита национальных интересов России. В любом случае Россия должна присутствовать в Сирии и должна быть одним из главных игроков влияющих на процессе происходящие на ближневосточной арене. Дело в том, что в регионе существуют определенные круги на ближнем востоке заинтересованные в экспорте терроризма к южным регионам России. Здесь речь идет о Северном Кавказе и каспийском бассейне в целом. Без присутствия на Ближнем востоке Россия не сможет вести политику сдерживания этой страшной болезни.

— Имеет ли война в Сирии вероятность закончиться в обозримом будущем или Ближний Восток окончательно превратится в арену бесконечной гибридной войны между тремя мировыми политическими полюсами, которую описал еще в 1947 году Джордж Оруэлл?

— Предполагаю, что война в Сирии может продолжиться ещё 10-15 лет, так как этому региону уготована значительная роль в будущем большом ближневосточном проекте. Думаю, все это закончится к 2030 году, когда, к примеру, предположительно завершится обновление Саудовской Аравии. В рамках проекта нового большого Ближнего Востока страны этого региона должны приблизиться к новым международным стандартам, в том числе и к мировым экономическим концепциям, так как сегодня мир движется формированию единого центра принятия решений и единого центра управления, в котором будут участвовать разные страны. Например, сегодня в системе международных отношений не обойтись без Индии со своими программистами, без России и Саудовской Аравии с их нефтью и газом, без высоких технологий США и тд. Поэтому разговоры о построении однополярного или многополярного мира уже становятся неактуальными.

— Россия ранее имела аргумент для военного присутствия в Сирии в виде борьбы с международными террористами. Сегодня ситуация кардинально меняется. Во-первых, по заявлению руководства самой России, международные террористы в Сирии разбиты. Во-вторых, аргументы для военного присутствия в Сирии сегодня получили Израиль и страны ЛАГ, вступать с которыми в открытый конфликт для России вряд ли разумно. Продолжит ли Россия дальше поддерживать Башара Асада или ограничится удержанием под контролем ограниченной территории в районе своих военных баз в Тартусе и Хмеймиме?

— Москва несколько раз заявляла, что не поддерживает Асада. И Башар Асад не является человеком Москвы. Он скорее человек Лондона и Вашингтона. После разгрома террористов в Сирии особого присутствия России и других стран не имеет смысла. Однако Сирия сегодня не в состоянии сама собой управлять. Необходимо присутствие представителей международного сообщества в качестве специалистов, управленцев и экспертов-советников для управления страной, для оказания помощи в развитии сирийского общества.

— Говоря о том, что в Сирии сегодня сошлись интересы мировых супердержав, хочется спросить о том, насколько вероятен сценарий развертывания полномасштабной войны между Россией и странами НАТО?

— Россия реализовывает свой национальный проект, который противостоит западному геополитическом проекту. Однако в сегодняшней ситуации необходимо их сотрудничество, чтобы не доходить до прямого столкновения и они, я думаю, информируют друг друга обо всех своих планах и действиях. Очень трудно представить прямое столкновение между ними, поскольку разум пока доминирует и каждая сторона понимает, что подобная война — это конец жизни на планете Земля.

— Какие изменения могут ждать Ближний Восток в обозримом будущем?

— Вернемся к истории. Англия и Франция, разделив наследство Османской империи договором Сайкса — Пико от 1916 года, нарисовали границы современных государств Ближнего Востока с учётом своих имперских интересов, но в нарушение этнокультурного баланса населяющих этот регион народов. Прошло уже 100 лет и мне кажется, что существующие в регионе системы управления доказали свою несостоятельность. Началась новая эпоха, в которой будет наблюдаться возвращение к этнокультурному балансу региона, который потребует появления новых границ. Даже Израиль может перестать существовать, если не сумеет найти понимания с соседями по вопросу о совместном сосуществовании.

Сегодня ближневосточный регион переживает очень большие политические и военные преобразования. Происходящие процессы настолько мощные, что их развитие нам трудно проследить. Например, Президент США Трамп недавно заявил о том, что хочет заменить американское военное присутствие в Сирии другими арабскими силами и эти силы должны финансироваться богатыми государствами региона, которые несут ответственность за происходящие в Сирии,и они должны на себя брать все затраты несмотря на неограниченную поддержку США некоторым курдским формированиям находящимся на севере Сирии.

Вовлекаться в сирийский конфликт с использованием своих сухопутных войск пришлось и Турции. Это можно назвать нагнетанием кризиса на территории соседнего государства, однако, с другой стороны, Турция является одним из государств, способствующих формированию политических решений по снижению напряженности в Сирии. Наряду с Россией и Ираном, Турция выступает одним из участников переговорного процесса для скорейшего разрешения сирийского кризиса. Появление недавно в регионе политической оси Россия, Турция, Иран далеко не случайно. Наблюдаемые на Ближнем Востоке процессы недавно вынудили Режепа Эрдогана объявить о досрочных президентских и парламентских выборах. Эксперты считают этот шаг упреждающим и принятым для недопущения дестабилизации внутриполитического процесса в турецком обществе извне.

Ирак в свою очередь готовится также к парламентским выборам и выборы экспертами рассматриваются как политический шаг укрепляющий иракские военные успехи, которые привели к изгнанию ИГИЛ (организация запрещённая на территории РФ) с большинства иракских земель. Мы видим как авиация иракской армии в координации с сирийским режимом наносит с воздуха ракетные удары по объектам на территории Сирии вдоль иракской границы, принадлежащим ИГИЛ.

В первую очередь заинтересована в политическом решении сирийской проблемы и сама Россия, однако режим Асада никогда не пойдёт на те решения, которые бы усиливали положение оппозиции. Поэтому Москва сегодня стоит перед ,очень трудным выбором. Россия пытается предложить решение учитывающее интересы всех сил в Сирии за исключением террористических, но оно видимо не устраивает режим самого Асада. Многие эксперты считают, что Россия периодически пыталась оказать давление на сирийский режим в целях убедить его о необходимости пойти на уступки в формировании политических решений. В частности, аналитики указывают на предпринятые Россией шаги, например, почти два года назад Путин заявил о том, что российская миссия в Сирии выполнена и основная часть российских войск в Сирии вернётся в базы постоянной дислокации.

— Замминистра иностранных дел РФ Сергей Рябков недавно заявил, что Москва не знает, как будет развиваться ситуация в Сирии и будет ли сохранена ее территориальная целостность. На днях появились сведения о планах создания пророссийской военной группировки из числа алавитов, которая будет призвана контролировать территории, прилегающие к российским военным базам в Сирии. Эта информация также может говорить о неуверенности Москвы в политическом будущем Сирии.

— Слова Рябкова многими рассматриваются, как давление на режим Асада, чтобы добиться от него согласия на расширение прав курдов, убедив таким образом тех отказаться от идея провозглашения независимости и согласиться на о совместное сосуществование в рамках сирийской государственности. В свою очередь, Эрдоган также предупредил о плохих последствиях разделения Сирии и Ирака, и присутствие турецкой армии в Сирии и Ираке далеко не случайно. Турция исходя из заявлений Эрдогана не примет никогда и не в какой форме независимость курдов. Для Турции это угроза территориальной целостности потому что турецкие курды наверняка в последующем поставят вопрос о своём присоединении к независимости сирийских курдов. США, где тоже  провалили курдский референдум, не выступили против ввода турецких войск в Ирак и Сирию, что тоже говорит о не желании США разделять Сирию.

Нет не одного государства из участников сирийского кризиса, заинтересованного в разделении Сирии и превращения ее территории в зоны ответственности соседних государств и международных наблюдателей. Такое разделение Сирии вынудит их большие долгосрочные затраты, которые могут привести к истощению собственных экономики этих государств. В нынешней ситуации Россия имеет преобладающее право в разработке проектов политических решений сирийского кризиса и для достижения конечного консенсуса между противоборствующими сторонами. Опасность разделения Сирии, мне кажется, сегодня отпадает на задний план.

Однако сегодня нельзя не учитывать тот момент, что режимы некоторых арабских стран, к сожалению, вели себя не самым лучшим образом по отношению к своим народам, их духовным ценностям и этнокультурным традициям. В условиях сегодняшнего изменения структуры населения этих обществ, в которых молодежь уже занимает доминирующее положение, усиливается запрос на справедливость и молодежь уже пытается ставить вопрос о том, что их прогресс зависит от политического статуса и от отношений правящих кругов. Это может привести к новым столкновениям.

ПОДЕЛИТЬСЯ