Судьбу Дагестана определит Сулейман Керимов

0
4022

Парад отставок губернаторов прошагал по стране и замер на Северном Кавказе. Во всяком случае, нам — в Дагестане так показалось. Вряд ли кто-нибудь из дагестанцев следил за федеральной политической повесткой после отставки Рамазана Абдулатипова. Этот день ждали. Кто-то с надеждой, кто-то с болью, однако все понимали – даже Абдулатипов не вечен. Но хоть отставка и состоялась, сам он не ушел. Республика не вывернулась наизнанку, как это случалось ранее после отставок предыдущих руководителей. Остались на местах все его креатуры, не зазвучало и кардинально иных лозунгов. И даже случайная фотография уже экс-главы на отдыхе в Турции вызвала в соцсетях достаточно сентиментальные отклики.

Сентиментальность эта, как итог обманутости ожиданий. С каждым днем все более очевидно, что Владимир Васильев случайная фигура в республике. Нет ни программы, ни команды, ни перспектив их появления. Очевидно пытаясь преодолеть свою все более заметную растерянность, новый глава вынужден совершать ошибки, идя на поводу у прежней абдулатиповской администрации, уже успевшей закружить его в вальсе дежурных мероприятий, за которые критиковали самого Абдулатипова. Форумы, съезды, симпозиумы с высокой долей вероятности могут превратить милицейского генерала в свадебного. Хотя, почему нет? Чем иным занимался Васильев в годы работы в «Единой России»?

Парламентаризм — очень удобная система для тех, кто любит находиться у власти, ни за что лично не отвечая при этом. Когда вас 450 человек на три телевизионные камеры, то выступление с трибуны раз в месяц — уже достижение. Когда ты один на три миллиона населения, то и трех выступлений на день может оказаться крайне мало. Эту конъюнктуру хорошо улавливал Абдулатипов, на протяжении почти пяти лет тщательно поддерживавший себя в информационном избытке. Любую грозу над своей головой в Москве, он успешно разгонял многочисленными интервью всем возможным площадкам. Знакомясь с этими эпохальными текстами, чиновники со Старой площади и сами небось удивлялись тому, как могли вообще даже задуматься об отставке столь мудрого государственного деятеля.

Ничего не предвещало отставки Абдулатипова и в этот раз. Скажу даже больше — он всерьез готовился пойти на второй срок. Тем эмоциональней получилось его выступление в парламенте республики в ходе представления его преемника на посту. Лично я ждал слова осмысленного сожаления, когда человек вскидывает руку и говорит: «Не поминайте лихом, однако перед нами предстал человек, сожалеющий лишь о факте самой отставки. Да, Рамазан Абдулатипов — отчаянный карьерист и никогда особо не скрывал этого. С одной стороны, это можно использовать как повод для критики, с другой — кто еще из уроженцев республики сумел поработать федеральным министром?

Стоит признать, Абдулатипов пытался столкнуть ментальность дагестанцев с горы невежественного тщеславия. И это очень большая, хоть и крайне неоцененная, работа по закладке основ прогрессивного развития дагестанского общества. Прорыв в технологические лидеры невозможен, если для душевного равновесия человеку достаточно знания о том, что его троюродный племянник пять лет назад завоевал на Олимпиаде серебро по вольной борьбе. Только постоянная борьба внутри самой личности производит на свет людей, меняющих своим интеллектуальным трудом наше преставление о науке, технике, культуре и образе жизни. Осталось заново научиться их ценить и следовать их примеру.

Увы, Абдулатипов был реваншистом и сам признавал, что многие годы готовился (а значит ждал, мечтал и надеялся) руководить республикой. Стремление пересмотреть свои былые отношения с отдельными республиканскими чиновниками лишало его объективности, делая ущербной саму его попытку изменить дагестанское общество. Достигать общественно значимых целей можно лишь поборов собственный субъективизм. К сожалению, прежний друг Абдулатипова — известный среди дагестанцев в Москве врач Магомед Абдухабиров, самоотверженно выступив с критикой, так и не состоялся в роли альтер эго нашего главы. Абдулатипов быстро сверг с Олимпа дружбы всех несогласных с его исключительностью.

Со скалы суждений о собственной богоизбранности падали и более великие люди. Абдулатипов, мне кажется, пережил его легче, чем Муху Алиев, приход которого к власти, период правления и конец политической карьеры весьма схожи с событиями из недавней эпохи. Сегодня Дагестан на распутье, где выбор пути зависит не от Васильева. Будущее республики в руках французского суда, вершащего правосудие над Сулейманом Керимовым, единственно являвшимся подлинным владетелем судеб всех дагестанцев. Думаю, останется на свободе и, вернувшись в Россию, вновь обратит внимание на родной край. Что в этот раз подарит Дагестану великий Сулейман — покажет время. Следующий ход именно за ним.

ПОДЕЛИТЬСЯ