Операция «Русификация»

1
1245
Фото: Руслан Алибеков

Дагестанская власть обновляется без дагестанцев…

В Дагестане в ближайшее время произойдёт смена руководителей двух правоохранительных структур: прокуратуры и республиканского МВД. На должность прокурора придёт прокурор Хакасии Денис Попов, а вместо Абдурашида Магомедова, как ожидается, руководить МВД будет его первый зам – Сергей Карпов. Пока этим данным нет официального подтверждения, но все действующие лица (кроме Карпова) – прокурор Дагестана Рамазан Шахнавазов, прокурор Хакасии Денис Попов и министр ВД по РД Абдурашид Магомедов – в отпуске. И из него не все вернутся в свои кресла…

Но обновление федеральных кадров, которое делается, как это можно понимать, под врио главы РД Владимира Васильева, официально началось со смены главного федерального инспектора полпреда в СКФО по Республике Дагестан. 21 ноября в республику прибыл полпред Олег Белавенцев, который представил местным властям нового инспектора – 57-летнего Алексея Горлова.

Его предшественнику – 63-летнему Василию Колесникову – Белавенцев вручил Почётную грамоту администрации президента России, а Васильев выразил устную благодарность.

Горлов – выходец из спецслужб. С 1987 по 1991 годы трудился инженером КГБ Азербайджанской ССР. После развала СССР, что любопытно, с 1991 по 1993 год значился военнослужащим министерства нацбезопасности Азербайджана. Затем, согласно официальной биографии, с 1993 по 2017 годы – на службе в ФСБ. Причём эти годы охватывают и период официальной работы Горлова в качестве 1-го секретаря посольства России в Азербайджане (возможно, техническая разведка), и трудоустройство в качестве советника мэра Дербента по туризму.

«Убеждён, что совместно с главой республики все поставленные перед вами задачи будут выполнены эффективно и с позиции укрепления российской государственности. У вас для этого всё есть: опыт, желание работать, знание проблем региона», – напутствовал Горлова полпред.

Несмотря на свою незаметность, должность главного федерального инспектора по РД довольно влиятельная. В его полномочия входит контроль, а также организация контроля за исполнением в республике указов и распоряжений президента России, информирование полпреда о ходе их исполнения, а также тесное взаимодействие с органами власти различного уровня при осуществлении контрольных функций.

Третья попытка

Горлову, если Москвой перед Васильевым поставлена задача полностью зачистить республику от коррумпированных или неэффективных управленцев, надо будет работать в тесном контакте с прокурором Дагестана. Им, как говорят источники «Черновика» в силовых структурах, будет прокурор Хакасии Денис Попов. Он будет третьим за последние 20 лет неместным прокурором. Первым, кто пришёл после Имама Яралиева, возглавлявшего прокуратуру РД с 1995 по 2006 годы, был Игорь Ткачёв (работал с 2006 по 2009 годы). Затем ему на смену был отправлен Андрей Назаров (работал с 2009 по 2013 годы).

Оба – Ткачёв и Назаров – ничем особым, несмотря на свой солидный послужной список (первый считался специалистом по борьбе с терроризмом и экстремизмом, второй – по борьбе с оргпреступностью), в своей работе в Дагестане не отличились. Оба, отсидев установленный Москвой срок, получив высокие звания и награды, ушли в другие, более спокойные регионы страны, оставив республику с зарождающейся мафией, беспределом в области земельных и градостроительных правоотношений, нарушениями гражданских прав населения.

Приход прокурором Рамазана Шахнавазова в 2013 году немного встряхнул систему: за нарушения прокурорской этики и другие действия, несовместимые со званием прокурора, Шахнавазов незамедлительно увольнял. В последующем этот пыл чуть поостыл, но… обозначение работы прокуратуры как института, надзирающего за исполнением законов, стало чуть более заметным. Прокуратура стала активней реагировать на законы, указы главы РД и постановления Правительства РД, несоответствующие или нарушающие федеральное законодательство. Правда, с переменным успехом…

Как показывает дагестанский опыт, назначение варягов на прокурорские места ничего не несёт. И Ткачёв, и Назаров приходили в Дагестан не в одиночку, а с командами, но… дальше деклараций дело не шло. Что будет с институтом прокуратуры в Дагестане теперь, если линия назначать «не имеющих никаких связей с республикой» продолжится? Наверное, как и тогда – всеобщее разочарование. Как прокуратурой, так и гражданскими властями.

Практически сразу с приходом в Дагестан Васильева Шахнавазов ушёл в отпуск. Спустя пару недель пошли слухи, подтверждаемые серьёзными источниками в правоохранительных органах, о том, что Шахнавазов сложил свои полномочия и после отпуска на работу уже не вернётся.

В медийное пространство в связи с этим вышла фамилия зампрокурора Московской области Семёна Якубова как возможного прокурора Дагестана. В пользу этого назначения говорило то, что Якубов – уроженец Дагестана, учился в Махачкале, имеет родственные связи с влиятельным московским лоббистом дагестанского происхождения, руководителем правового управления Генпрокуратуры России Артуром Завалуновым.

Якубов, как сообщают источники «Черновика», в 90-е годы был похищен неким бандитом по прозвищу Инка и был отпущен только за выкуп. Это повлияло на желание семьи срочно покинуть Дагестан и перебраться в Москву.

Переехав в Москву в 1997 году, Якубов сделал успешную карьеру: к 2007 году от следователя Московско-Ярославской транспортной прокуратуры до руководителя Центрального следственного отдела на транспорте Московского межрегионального СУ на транспорте СК при прокуратуре РФ. А затем, в 2014 году, назначен прокурором Одинцовской городской прокуратуры Московской области. На нынешней должности зампрокурора Московской области он относительно недавно.

Якубов, как стало известно «Черновику», на самом деле рассматривался в качестве нового прокурора республики, но его кандидатура не прошла через устное согласование с Владимиром Васильевым. Новый руководитель Дагестана, говорят источники, считает, что прокуратуру РД может возглавлять только тот, кто не имеет в ней абсолютно никаких родственных и иных связей.

Такого прокурора нашли – в Хакасии. Денис Попов, как и Шахнавазов, тоже находится в отпуске. И по окончании поедет уже не в Абакан, а в Махачкалу. Биография нового прокурора довольно любопытна: уроженец Свердловска (нынешний Екатеринбург), 1972 года рождения, он с 18 лет начал работать медрегистратором поликлиники Московского городского врачебно-физкультурного диспансера №1 г. Москвы. Затем работал тренером-преподавателем, руководителем атлетической секции подросткового клуба «Стимул» (Москва). Примерно в 24–25 лет в его жизни произошли перемены, и он поступил на юрфак Российской правовой академии Министерства юстиции России (Москвы), по окончании которого в 28 лет (2000 год) был назначен на должность следователя Нагатинской межрайонной прокуратуры Москвы.

С 2001 по 2005 годы он резко вырос с должности помощника прокурора ЦАО Москвы до прокурора отдела по надзору за исполнением налогового законодательства в сфере предпринимательства Управления по надзору за соблюдением федерального законодательства прокуратуры Москвы.

Стремительный рост карьеры можно отследить в датах: 2005 год –  заместитель Кузьминского межрайонного прокурора Москвы, зампрокурора ЮВАО Москвы, 2007 год – зампрокурора ЦАО Москвы, 2009 год – Измайловский межрайонный прокурор Москвы, 2010 год – прокурор ЦАО Москвы (в эти годы в его подчинении работал Семён Якубов), август 2012 года – первый зампрокурора Тульской области, ноябрь 2015 года – прокурор Хакасии.

Отметим, что во время службы в Хакасии, в январе этого года, Попову был присвоен классный чин – государственный советник 2 класса, что соответствует воинскому званию «генерал-лейтенант».

Хакасские СМИ характеризуют Попова как борца с гололёдом и тонировкой, поэтому, на взгляд «Черновика», ответственным за ЖКХ городов и районов Дагестана, а также УГИБДД МВД по РД есть причина начинать нервничать. У Попова в декларации о доходах задекларирован Harley-Davidson, и, следовательно, дорожное покрытие должно соответствовать: вдруг прокурор не сможет на своём дорогом мото проехать там, где душа пожелает?

Среди прочих любопытных фактов о новом прокуроре – это то, что в 2012 году по итогам декларационной кампании, его супруга была признана самой богатой среди всех жён сотрудников прокуратуры Москвы. Тогда при доходе Дениса Попова в 760 тыс. руб. его супруга заработала 28 млн рублей. В последующие годы фамилия и доходы супруги прокурора в декларациях не указывались… Единственный способ избежать огласки таких сведений – формальный развод.

Министр и суд…

По официальным данным, министр ВД по РД Абдурашид Магомедов находится в отпуске, сведениями о его возможном уходе в пресс-службе министерства не располагают. Но разговоры о том, что он в ближайшее время покинет министерское кресло, витают уже не первый месяц. Совсем скоро (22 апреля 2018 года) у Магомедова должен наступить пенсионный возраст (60 лет), а контракт с ним, по данным «Черновика», Москва не продлила.

Не исключено, что Магомедов, несмотря на активно распространявшиеся в 2016 году слухи о том, что он может занять должность главы республики или по меньшей мере вице-премьера РД по взаимодействию с правоохранительными органами, так и не смог доказать свою нужность системе ещё на год-второй и поэтому уйдёт на почётный отдых.

В преемники прочат его первого зама – генерал-майора полиции Сергея Карпова, который в настоящий момент исполняет обязанности министра. Генерал-майором Карпов стал недавно – указом президента, приуроченным ко Дню полиции, ему присвоили это звание и тем самым ещё сильнее укрепили мнение общественности о том, что именно Карпов возглавит дагестанское МВД. Логика такого назначения понятна: в настоящее время в системе МВД по РД находится несколько конфликтующих между собой групп, каждая из которых продвигает свои интересы и кандидатуры. При этом, по данным «Черновика», Карпов занять министерское кресло желанием не горит, но и если назначат, против не будет.

Единственная должность, которая пока находится за дагестанским кадром (скажем пафосно: народом!) – это должность председателя Верховного суда РД. 22 мая на эту должность Высшая квалификационная коллегия судей рекомендовала председателя Ленинского районного суда Махачкалы Руслана Исаева. Несмотря на то что рекомендован он пять месяцев назад, указа президента России Владимира Путина о назначении Исаева всё нет и нет.

Вполне возможно, что в русле новой стратегии Кремля по отношению к Дагестану и замене всех руководителей силовых структур на неместные кадры эта же политика коснётся и судебной системы. Во избежание борьбы местных кланов за эту должность. Впору вспомнить слова экс-главы РД Рамазана Абдулатипова«К сожалению величайшему, Дагестан перекрыт на разных уровнях стереотипами. Даже наши дагестанские москвичи, они так и остались там, в XVII веке, так и не вылезли из этого. И начинают охаивать Дагестан. Это что за природа наша?! Откуда это у нас?! Я 23 года работал в Москве, занимал самые высокие должности, но ни разу не охаивал Дагестан! Я приезжал сюда и здесь открыто, в глаза говорил… Откуда эта порода пошла? А теперь мы удивляемся, что президент не назначил из местных кого-то… А кого назначать? Год мы не можем назначить председателя Верховного суда РД, потому что как только кого-то предложат, все остальные пишут на него… Я звоню председателю Верховного суда России Лебедеву, тот мне говорит: “Рамазан, мне уже тошнит от твоего Дагестана!”»

Комментарий «ЧК»

То, что сегодня происходит в Дагестане, напоминает процедуру «перепрошивки» смартфона: чтобы он лучше работал и не давал сбоев, ему ставят более современную программу и одновременно «русифицируют». На все ключевые места назначены или будут назначены люди, не имеющие отношения к республике: врио главы РД Владимир Васильев, руководитель АГП Владимир Иванов, федеральный инспектор Алексей Горлов, прокурор Дагестана Денис Попов, начальник СУ СКР по РД Сергей Дубровин, начальник УФСБ РФ по РД Николай Усов, возможный министр ВД по РД Сергей Карпов, возможно, и председатель Верховного суда РД будет кто-то иной… Из этого ряда выбивается разве что Николай Сангаджигоряев – уроженец Калмыкии, возглавивший относительно недавно дагестанский УФСИН, сменив на этом посту Муслима Дахаева.

Понятно, что у Васильева на данном этапе в приоритете внешняя политика, выстраивание взаимоотношений России с Казахстаном и Азербайджаном, решение в ближайшее время вопроса по статусу Каспийского моря и связанные с этим вопросы логистики, размещения военно-морской базы и пр. Но утверждать, что вопросы внутридагестанской политики у нового руководителя республики не в приоритете, было бы ошибкой. Обозначение Васильевым, что в силовых структурах Дагестана, в частности, в прокуратуре РД, должны работать недагестанские кадры – это априори не только обозначение недоверия к кадрам местным, подозрения их в заинтересованности и коррупции, работе на кланы, а не на государство. Это и попытка вывести силовые структуры из конфликта за них различных групп интересов, а также этнической политизации вопроса о том, кто занимает ту или иную должность.

И, конечно же, дагестанское общество должно сказать большое спасибо всем тем представителям правоохранительного и судебного блока за то, что именно они, говорящие перед прессой и общественниками о чести мундира, своём благородном отношении к службе и бескорыстии, показали в конечном итоге своей работой и отношением к профессии, что им… нельзя доверять! Во всяком случае, нельзя доверять руководящие должности. А работать там, «внизу», «в поле», можно и местным…

Но есть в этой «русификации» и очень большой плюс: на протяжении последних 20 лет отдельные идеологи, представители различных политических групп влияния чуть ли не с пеной у рта заявляли о необходимости того, чтобы Дагестан возглавил русский человек. Такое назначение они аргументировали тем, якобы не имеющий ничего общего с местными кланами руководитель будет управлять республикой, находясь равноудалённо от всех местных сил влияния. Этим, считается, можно победить коррупцию высшего должностного лица, клановость власти, бюрократизм и заторможенность государственной системы принятия решений.

Теперь у дагестанского народа есть шанс проверить эту теорию на практике: на самом ли деле варяги более эффективны по сравнению со своими кадрами? И может, проблема, на самом деле, не в том, со стороны назначают в республику руководителя или местного, а в сформированной системе устройства как представительной, так и исполнительной власти в Дагестане? В отсутствии относительно честных выборов, справедливых судов, соблюдающих закон правоохранительных органов? Ведь если телефон старый, то сколько ни меняй его прошивку, он всё равно так и останется не соответствующим современным требованиям и стандартам аппаратом, регулярно подводящим своего хозяина…

 

Руслан Магомедов

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Ждем с нетерпением перестановок…..Пора уже начинать работать по закону…..Очень много проблем в республике. Если все окажется в руках не клановых структур, то есть надежда на перемены!!!! Добро пожаловать в Дагестан!!!!!

Comments are closed.