Шихсаидов о расходовании бюджета: это на юридическом языке называется преступление

0
1176

Вчера, 17 ноября, в «Доме дружбы» состоялись публичные слушания по проекту бюджета 2018-го, а также двух последующих годов. Спикер НС РД Хизри Шихсаидов сказал, что главный приоритет в бюджете следующего года – повышение зарплат низкооплачиваемым категориям работников бюджетной сферы, которые не подпадают под «майские указы» президента.

В слушаниях присутствовали премьер Абдусамад Гамидов, депутаты НС РД, члены правительства, представители Счётной палаты и другие.

Основные параметры бюджета зачитал министр финансов РД Юнус Саадуев. Прогнозируемый объём доходов составляет 95,1 млрд, в том числе трансферты из федерального бюджета – 71,2 млрд. Собственные доходы – 23,9 млрд.Общий объём расходов на грядущий год прогнозируется также на уровне 95,1. Таким образом, бюджет на данном этапе сформирован бездефицитным.

Шихсаидов подчеркнул, что бюджет традиционно формируется по программному принципу и носит социальный характер. В наиболее полном объём, по его словам, предусмотрены средства на реализацию майских указов. Также власть постаралась оптимизировать расходы на собственное содержание.

Спикер зачитал основные проблемы проекта грядущего бюджета: обеспечение лекарствами препаратами, учебниками, организация летнего отдыха, долг перед ФФОМС, расходы на погашение госгарантии в 1,3 млрд рублей, предоставленной «Дагарокомплексу» по кредиту АКБ «Инвестторгбанк».

Особенно он переживал за промышленность. «Надо думать о том, как увеличить доходы. Удельный вес промышленной продукции (в ВРП) – около 10%. В  аграрной республике, если не развивать экономику, то доходы не будут расти. Поэтому надо заняться промышленностью. Мы сегодня поднимали вопрос о том, чтобы заложить в фонд развития промышленности порядка 150 млн, но эта сумма, конечно, не устраивает нас, народное собрание. Надо увеличить раза в два как минимум, чтобы получить из федерального бюджета остальные 70 (речь идёт о принципе софинансирования, когда республика обеспечивает 30%, а Москва – остальные 70% – «ЧК»). Таким образом, сумма составит около миллиарда. Это тоже небольшие деньги, но уже даст толчок развитию республики. Кроме того надо нам как-то поддержать развитие виноградарства. В этом году предусмотрено уменьшение финансирования этой отрасли. Это нас не устраивает. Есть ещё время. Надо разобраться и поддержать эту отрасль, которая создаёт рабочие места и сырье для виноделов». Как выяснилось позже, сейчас для фонда предусмотрено 75 млн, и то, по словам Гамидова, условно. Более того, Минпром так и не обосновал, на что собирается применить эти средства.

Подняли вопрос относительно задолженности по госгарантии, выданной «Дагагрокомплексу». «У меня возникает такой вопрос. В следующем году 1,3 млрд могут взыскать с республики без разбирательства?», – спросил Шихсаидов.

– Уже есть решение о взыскании, Хизри Исаевич, – ответил ему председатель Счётной палаты Билал Джахбаров. – Но было предложено пойти на заключение соглашения (раньше с Инвесторгбанком, а сейчас с Агентством по страхованию вкладов). Я не совсем уверен, что они пойдут на это соглашение.

– Это понятно. Но, допустим, сумму с нам взыщут, а мы с кого её взыщем?

– Мы ни с кого взыскать не можем.

– Как не можем? Кто принимал решение, что надо давать гарантии и строить этот объект, который вызывает сегодня  сомнения? Надо было думать заранее, обосновать. Это серьёзные вещи, которые отразятся в четвёртом квартале следующего года, когда мы не сможем платить заработную плату и  решать другие социальные вопросы, если это так на самом деле. Надо разобраться. И потом нельзя хоронить любое дело, не выяснив виновника. Никто не имеет права просто так распоряжаться государственными деньгами. 1,3 млрд – туда, 1,4 – млрд сюда. Что за подходы? Вы – Счётная палата, поэтому разберитесь, когда и почему это произошло, кто визировал документы, кто был инициатором. Мы же теряем же эти деньги. Они же невозвратные. Так или нет? Я правильно понимаю?

– Да, да. Решение было принято в конце 2013 года. Курировал это направление вице-премьерХархаров.

– Это на юридическом языке называется «преступление». Мы итак высокодотационный субъект. Миллиардами будет раскидываться, никто за это отвечать не будет? Так не должно быть.

– … и гарантия была предоставлена без права регресса.

– Ну, это ещё одна глупость,

– Да. Поэтому в 2015 нами была проведена проверка, мы предоставили материалы в НС РД, была аналитическая записка  на имя главы республики. У меня тут весь материал есть. Я хотел бы вам его передать.

– Кроме того там же выделялось 300 млн рублей на инфраструктуру. В итоге 1,6 млрд ушло неизвестно куда.

Также дискуссию вызвал вопрос о долге республики перед ФФОМС за декабрь 2015 года по взносам за неработающее население. Она составляет 968 млн, плюс ещё набежали пени в сумме 240 млн. «968 млн рублей, которые остались невыплаченными в 2015 году, мы закладывали в бюджет и в 2016-м, и в 2017 году. Но ФФОМС от этих денег отказался из-за отсутствия механизма их выплаты. В проекте бюджета на следующий год их уже нет», – рассказал Саадуев.

Гамидов добавил, что решение этой проблемы уже нашли: «Сейчас ФФОМС обратился в суд. Когда будет решение, мы их вернём. Мы также обратились, чтобы пени и штрафы не начисляли на республику. По этому вопросу неоднократно собирались в Москве на уровне министра здравоохранения, вице-премьера Ольги Голодец. И на самом деле, законного варианта перечислить эти средства нет. В 2015 году не был исполнен бюджет, не поступило 4,2 млрд рублей доходов, поэтому декабрьская сумма не была перечислена Фонду».

– Саадуев сказал, что якобы ФФОМС отказывается от них. Я хотел бы немного разъяснить, что, напротив, они с нас даже требуют.  На имя главы республики было письмо, чтобы в трёхмесячный срок оплатили. Причём эти деньги за неработающее население в Москву должны были уйти. А оттуда уже прийти в регионы, а потом медучреждения получают деньги  через страховую компанию. Декабрьская задолженность – переходящая, – сказал  руководитель ТФОМС по РД Магомед Сулейманов. Он добавил, что все эти проблемы сейчас отражаются на медучреждениях, на которые поставщики подают в суд .

– ФОМС требует, но Минфин РФ запрещает, так как будет расценено как нецелевое использование, – возразил ему Гамидов.