Крики Абдулхабирова по плачу Бисавалиева

0
1155

Письмо на родину или донос наместнику

Бисавалиев на открытое письмо Абдулхабирова («Плач Бисавалиева по Абдулатипову», РИА «Дербент», 31.10.2017)  отреагировал так: «Публичный донос или благодарю Аллаха, что не 37-й…» (Dag Life,   02.11.2017). Не буду комментировать подробно оба эти опуса, прозвучавшие, что называется,  на контрах. Но все же отмечу, уважаемый доктор был чрезмерно эмоционален, а уважаемый журналист пытался иронизировать.  А сошлись они в том, что оба  были очень грубы, как на базаре, так как прозвучало в отношении друг друга много оскорбительных и обвинительных слов без единого  подтверждения того, на чем  именно  основаны обвинения и чем именно заслужил   оппонент    оскорбительные выпады.  Раз решили высказаться публично, надо бы быть убедительными, во всяком случае, не голословными.

А остановиться хотелось бы на том,  был ли факт доноса со стороны Абдулхабирова и кого  все-таки еще надо  благодарить за то, что не 37-й на дворе.

И еще было бы полезно разобраться в  том, насколько оправданы обвинения в националистической направленности газеты «Милат», к которой непосредственное отношение имеет  Бисавалиев.

Об  остальных  моментах  обоюдных  выпадов  нравственной и профессиональной направленности читатель вполне  может сделать   выводы сам из  текстов обеих фигурантов этой  СМИишной  и очень характерной  для нынешнего состояния нашего общества  эмоционально-патриотической перебранки между людьми, которые позиционируют себя, как представители дагестанской интеллигенции.

Что же касается доноса, то  им (доносом), как известно,   формально считается всякое сообщение о чьих-либо  действиях, предосудительных с точки зрения интересов вышестоящего начальника, и при этом мнение обывателя по этому поводу может быть иным.

И поводом для доноса, согласитесь,  может быть все, что угодно,  вплоть до плохого настроения и дождливой погоды,  которые,  в той или иной мере, обостряют вызванную  негативную реакцию или сложившееся  отрицательное мнение  о  разоблачаемом объекте.  А целью доноса, выходит,  становится   –  стремление  вмешать в этот возникший конфликт   вышестоящее начальство, привлечь их  для достижения  в этом деле своих корыстных целей.

То есть, куда ни крути,  это злое вмешательство в чужую жизнь.

И вообще – доносительство считается всеми духовными традициями большим грехом, за который точно гореть им в аду. Показательно и то, что у  Данте в «Божественной комедии»  стукачи находятся в самом последнем, девятом круге ада в компании  со вмерзшими  в лед доносчиками.

Тем более важно учесть, что   если этот акт не направлен против конкретного человека с корыстной целью, то его  можно нейтрально  обозначить,  как  информирование.

С целью сделать акцент на важности этого действа,  необходимо  также  отметить, что доносительство – общечеловеческое качество характера, и считается, что  стоит суметь создать  для него условия, и оно   проявится  в любой стране. Нам известно, как это процветало при Гитлере в Германии, когда  гестапо захлебывалось от волны доносов, осведомители буквально «дезорганизовали» работу новой власти, что даже был  выпущен циркуляр, предписывавший положит конец этому недостойному  для их нации явлению.

На Руси же при Петре1   доносительство  активно  стимулировалось, оно тогда становится   не  только орудием  политической власти,  но и хорошим помощником  в сборе налогов. Дело дошло до того, что одним из тяжких  преступлений считалось недоносительство. Как  пишет Ключевский, «донос, стал главным инструментом государственного контроля, и его очень чтила казна». Эта традиция не менее эффектно возродилась и при советах, только здесь материального стимула не требовалось. И доносительство  даже стало просто добродетелью.

Похоже, что и ныне при  яснее определившихся  признаках ужесточения  унификационных  властных мер  и расцвете расчетливости и цинизма во  взаимоотношениях людей  может наступить  такая  активизация доносительства, что нашим потомкам-историкам будут представляться цветочками то, что творилось при Гитлере, Петре Великом, советах.  Это будет такой симбиоз и добровольного, и обязательного, и стимулируемого доносительства, что именно это может спровоцировать  смещение режима, и не раз.

Так запахло ли   доносами друг на друга в СМИшном конфликте Абдулхабирова и Бисавалиева? Запашок, конечно, присутствует с обеих сторон, но таких голословных разоблачений с некоторыми элементами доноса в  интернете огромное множество. И все-таки,    в чем же это проявляется или не проявляется,  если приглядеться к тексту, который громко  назвали публичным доносом?

Абдулхабиров  в начале своего обращения  к оппоненту   даже чрезмерно обстоятельно обозначает,  что делится своими размышлениями и чувствами с теми,  у кого «глубокое дыхание и тревога» за родной край.  Затем он, хоть письмо его обращено к Бисавалиеву, все же больше говорит об Абдулатипове.  И все-таки иногда вспоминает и про реально обозначенного им оппонента.

При первом упоминании автор называет своего оппонента  наиболее активным и  безутешным плакальщиком по поводу отставки  Абдулатипова.

Далее отмечает, что Бисавалиев воспевал свершения своего тогда босса, и восклицает: неужели Васильев станет работать с полностью дискредитировавшей себя  прежней командой,  олицетворением которой является Бисавалиев.

Следующий акцент на том, что жаль   дагестанский народ, если он когда-либо будет нуждаться в покровительстве такого «адвоката», как Бисавалиев.

Совершенно непонятной  для Абдулхабирова  осталась «причина  “ухода” с должности главного редактора главного государственного журнала республики ” Дагестан” талантливейшего журналиста и высокого интеллектуала Далгата Ахмедханова и назначение на его место Бисавалиева, чья “заслуга” перед Дагестаном, по его мнению,  заключается только в том, что он тоже тляратинец, как и сам  Абдулатипов.  И в итоге, как   отмечает  автор, в каждом номере  фото крупным планом и ода величию  земляка-правителя.

Если предварительно  подытожить, то ни в том, что Бисавалиев горюет об отставке Абдулатипова, ни в том, что он (Бисавалиев) является олицетворением прежней команды, ни в том, что он не может быть адвокатом народа, ни в том, что Абдулхабиров не видит в нем достоинств занимать должность редактора журнала   не содержатся в полной мере  все признаки доноса.

Да, слова эти,  хоть и не прямо, но  обращены и новому главе республики, да, он (Васильев) может предосудительно  к ним отнестись, да, этими словами автор вмешивается в чужую жизнь, да, некая корысть нанести вред оппоненту в этих словах тоже содержится.    И при сильном желании обыватель может увидеть в этих допущениях явные признаки доноса. Вот и Бисавалиев захотел это увидеть и разоблачительно  на это указать или  донести  через интернет до тех членов общества, до которых или суть обращения, или само обращение  по каким-то причинам еще не дошло.

А если посмотреть на это с учетом персоналий и иных подробностей, то здесь, скорее,  можно увидеть информацию от человека, который,  живя в столице  и будучи вполне  в достатке, не равнодушен к тому, что происходит с  земляками на его малой  родине.   Конечно, сделай он это  сдержаннее, то и у обывателя впечатление было бы  совсем далекое от элементов доносительства.

Есть еще одно упоминание,  который  Бисавалиев больше, чем что-либо,  может отнести к доносительству. Абдулхабиров, по сути, упрекает  Бисавалиева, почему тот не мог  спросить у Абдулатипова о происхождении   дворцов на берегу Каспия, в Москве, Подмосковье, о том, что произошло с деньгами, вложенными во многие  объекты и проекты. Автор письма выражает убежденность,  что, если даже спросил бы,  ответ был бы витиеватым и не правдивым.

Согласитесь, если в этом видеть доносительство, то в интернете  таких  авторов  огромное количество. И почему-то никого за заведомо ложный донос не привлекают к ответственности.

 На пути к величию стука

Теперь о том, кого надо Бисавалиеву благодарить, что не 37-й на дворе? И насколько нынче он защищен от нар по оговору?

Ныне снова в тренде сигналы от государства быть патриотичным. Уже с 14 лет человека могут привлечь к уголовной ответственности за недоносительство о преступлениях экстремистского  характера. Учитывая, что понятие экстремизма трактуется ныне широко и свободно, а срок можно получить даже за перепост фото в соцсетях, эксперты  прогнозируют, что подобные нормы закона могут спровоцировать невиданный  всплеск доносительства.

Что же больше способствует расцвету доносительства, что дает ему мотивацию — позиция государства или социальная среда?

Ныне, как и при Сталине в 37-м, виден прямой социальный  заказ, когда  четко обозначены враги и гражданам надо проявлять бдительность. Вот потому и пошел шквал доносов на якобы причастных к экстремизму, и он, разумеется, будет усиливаться. Кроме этого, по телеэфиру в различных политшоу зрителям активно втирают о нацпредателях – оппозиционерах. И эксперты ожидают, что при отмашке активно поощрять граждан за бдительность – пойдет новый шквал доносительства.

Более того, доносить ныне стало проще и удобнее технически по уровню средств доносительства. При этом граждане имеют возможность любую мелочь поднять на политический уровень.

И теперь при преимущественном недоверии власти и сложившемся отношении к доносу, согласитесь, очень сложно  увидеть грань между активностью законопослушного гражданина и стукачеством. Ведь и законопослушный гражданин и стукач сообщают власти тайную информацию о другом человеке. И, как видели на примере доктора Магомеда Абдулхабирова, все упирается в личный мотив.

Если  люди, как он,  открыто, от своего имени будут сообщать правдивые сведения и не ожидать за это, какого бы то ни было, вознаграждения и еще не будут  кровожадными, не будут желать жертве доноса обязательного наказания, то и на уровне обывателя со временем  элементы доносительства будут больше воспринимать с пониманием его важности, к примеру, в предупреждении той же коррупции.

Ныне целью стукача воспринимается устремленность обязательно навредить жертве. Видимо, мотивация при доносе помочь, спасти, предотвратить – это пока из области благих пожеланий.

Да, есть страны, где с давних пор в законодательстве установлено понятие о гражданском доносе, обязательном для всех. Это французы, переплюнувшие немцев и до сих пор совершающие этот “священный” тайный обряд не по приказу, а по велению совести. Причем, считается,  что делают это добровольно, солидарно и даже с некоторым удовольствием.

На Руси тоже, как уже отмечалось, с этим не отставали, донос к XIX веку  довольно подробно нормировался в законе. Разве что не всякая грязная морда могла иметь право на это, стукачом-доносителем могло  быть только лицо, имеющее достаток. Согласитесь, к этому возвращаемся, ныне реально власти реагируют только на доносы чиновников и олигархов друг на друга, а доносы населения или провисают в интернете, или, как спутники, кружатся от вышестоящего чиновника до того, на кого настрочили донос.

Ныне, конечно «осведомителей» и «стукачей» называю иначе – «агентами».

Но суть остается той же, разве что востребованность стремительно возрастает по мере  усиления глобального экономического кризиса, революционного настроения масс и кризиса власти. Дело даже дошло до того, что читаем в интернете такое:

«Учитывая все возрастающую роль информатизации и автоматизации в процессе синтеза и анализа когнитивных (познаваемых – прим. авт.)  «осведомительно-доносительских процессов», а также с целью облегчения составления трудящимися текста доноса, выше (совершенно бесплатно!) предлагается специальная форма оперативных донесений на сослуживцев с учетом возможности изложения конкретных особенностей неприязненных, общественных, служебных и личных отношений».

И главное добавляется: «Пишите, господа стукачи, — и обрящете! И чтоб вам пусто было».

Понятно, что здесь это подается в таком  несколько, мягко говоря, ироничном виде. Но, если оценивать наши реалии, то мы  не так  уж и далеки от этого состояния, когда власть, упершись в ресурсно-сырьевой тупик,  почти также божественно объявить нам «ищите и обрящете».

То есть, будьте упорны, ищите, стучите, просите, будьте настойчивы в этом и вам отворят, вы найдете, вам подадут, вас вознаградят самым желанным и необходимым. И будем мы метаться, толкая друг друга, стуча друг на друга, в поисках желанного ночлега, пропитания и обмундирования. Может, не столь мрачно все будет, но к чему-то близко к этому мы уже движемся со своим воинствующим патриотизмом и сугубо сырьевой экономикой.

Ура-националисты, ура-патриоты и социальная близорукость

Теперь, возвращаясь к письму доктора Абдулхабирова, который обвинил возглавляемую Бисавалиевым газету «Милат» в проявлениях  национализма, но не подтвердил это ни одним примером, попытаемся увидеть, насколько огульна эта претензия.

Что конкретно утверждает автор. А говорит он очень жестко, что  «газета  “Миллат”  заряжена националистическим вирусом и направлена  на пробуждение низменных инстинктов и разжигание межнациональной розни в Дагестане» Более того, он бросает упрек всем  официальным службам, которые не хотят замечать  антигосударственной идеологической направленности газеты.

А еще автор не приемлет и то, что газета «Милат» «проповедует исключительность аварского народа», и то, что Бисавалиев, продолжая оставаться главным редактором  журнала «Дагестан», будет бывать в кабинете Васильева и, надо полагать,  наслаждаться рядом  с ним  одним кондиционером.

Абдулхабиров серьезно озабочен тем,  что подобными статьями, которые публикуются в  газете «Милат»,   «кто- то умышленно  подготавливает опаснейший межнациональный бунт в Дагестане». И по его убеждению, необходимо  «срочно провести экспертизу всего написанного  Бисавалиевым  в интернете и в “Миллате” с тем, чтобы «уберечь Дагестан от ущербных, озлобленных и невменяемых радетелей за народ!».

И это наиболее  характерные эпитеты в адрес Бисавалиева, которыми изобилует этот обличительно-поносительный материал.

Всегда жаль, когда люди не умеют общаться между собой. И гораздо более прискорбно, когда это общение намеренно выносится, к примеру, в интернет, как в этом случае, на всеобщее обозрение.  Можно ведь совместить. Для снятия стресса, выпуска пара стоит скинуть  соответствующие  посты друг другу в лычки. А  на общий  обзор вынести тексты без таких прямых и тупо оскорбительных выпадов в адрес друг друга, а более сдержанно и с познавательной фантазией цепляя слабости оппонента  и желательно по возможности  мудро  подводя все это к какому-то  общественно полезному или иному позитивному предложению. Кстати, это и теперь не поздно сделать с тем, чтобы как-то  оттенить прозвучавшие, по сути, оскорбительные крики Абдулхабирова по реально случившемуся, по его мнению, плачу Бисавалиева по своему патрону.

По  поводу же иллюстрации своего текста примерами отличается материал журналиста Максуда Гаджиева («Кто заказал «мочить» Путина и Кадырова газете «Миллат»?», 22.07.20170), в котором он тоже говорит о тенденциозности многих публикаций в газете, которая не нравится Абдулхабирову.

Меня настораживает сам заголовок, его беспроигрышный пафос. А еще очень сложно представить заказчиков «мочиловки»  Путина  в купе с  Кадыровым  среди  людей, могущих иметь отношение к газете «Милат».

И все же в тексте Максуда  Гаджиева приведено довольно много примеров с указанием ссылок на материалы о том, как, к примеру, намеренно наращивается «миф о превосходстве аварцев над другими крупными дагестанскими народами, для пущей убедительности, включив в состав аварцев андо-дидойские народы».

Опуская какие-то карьерные интриги шовинистически настроенных ура-националистов, как их (Бисавалиева  и иже с ним) называет автор, отметим претензии к авторам газеты «Милат» от Максуда  Гаджиева, как, на мой взгляд, ура-патриота.

Автор приводит ряд  примеров якобы о чуть ли не подрывной антигосударственной деятельности, за которые Бисавалиев в 37-м  бы точно загремел на лесоповал. Оказывается,  в газете «Миллат» (№20 октябрь 2011 г.) на первой полосе была помещена карикатура на символику российского государства, а также дана статья М. Бисавалиева, озаглавленная «У двуглавого орла кровавые крылья».

И, невольно становясь для меня ура-патриотом,  Максуд Гаджиев  делает акцент на том, что Бисавалиев в своем тексте  «во всех бедах Кавказа  винит Россию, и ни слова не говорит о подрывной деятельности тех стран, которые враждебно настроены против России, наоборот, не скрывает свои симпатии к их пятой колоне». Опускаем примеры от  Гаджиева с  нелицеприятными в газете  комментариями в адрес Путина, негативной оценкой его деятельности, с критикой нового закона о выборах, не будем останавливать и на яхтах, самолетах, особняках, дачах, машинах, на миллиардах бюджетных денег, утекающих неизвестно куда.

Отметим лишь то очевидное по поводу чего глупо и не патриотично журналисту предъявлять претензии к журналисту. Опять же к моему удивлению, оказывается «в газете «Миллат» (№20 июля 2012 г.) на первой полосе дана карикатура на Путина и помещена статья М. Бисавалиева «Спасибо, Путин…», где он, в частности, пишет, что Путин, став президентом в очередной раз, взял курс на силовое подавление оппозиции и установление авторитарного режима». Пусть бросить в меня камень каждый, кто наедине с собой не считает, что это  обстоит именно так. Более того, этот процесс настолько усиливается, что уже открыто пошла речь о переходе от имитации федерации и демократии к   законодательному закреплению  принципов  унитарного государства.

М. Гаджиев упрекает  М. Бисавалиева, что он негодует подписанием президентом новых  законов, ограничивающие права граждан на участие в несанкционированных властями митингах, предусматривая при этом большие штрафы для организаторов и участников.

И еще один пример для плавного возвращения к теме проявлений  национализма.

Опять же неожиданно для меня, оказывается,  «в  газете «Миллат» (№10 март 2012 г.) помещена карикатура на Владимира Путина и статья А. Магомедовой, озаглавленная «Кровавый Северный Кавказ. 12-летнее «правление» Путина», где утверждается, в частности, что Путин вместо искоренения терроризма создал условия для его возрастания. Нескончаемые конференции, круглые столы, программы, доклады не дают необходимых для общества результатов. В статье утверждается, что распространение национализма в России и экстремизма и терроризма на Кавказе имеет одни те же причины. Это нарушения прав и свобод простых граждан, лишение их права выбирать честных и порядочных руководителей».

И боже, как назвать человека, который негативно воспринимает то, как журналист, не разглагольствуя о комплексе причин,  жестко и просто  бьет в десятку. Одного ура-патриотизма, согласитесь, для такой реакции будет маловато. Зная Максуда, как человека честного и смелого,  здесь, как минимум,  попахивает социальной близорукостью, которая невольно и приводит человека к соглашательской позиции.

А в остальном автор приводит яркие примеры тенденциозности многих материалов газеты «Милат». В  частности тех, в которых   для него  очевидно  лоббирование интересов конкретных личностей, а также пробивание статистического приоритета в обозначении  значимости аварской нации пред другими дагестанскими народами, ущемляя  для этого  национальные меньшинства, формально обозначив их при подсчете аварцами.

Национальный вирус пока поддается нейтрализации

Для того же, чтобы как-то прояснить ситуацию с деструктивным национальным вирусом, которым якобы заряжена газета «Миллат», обратимся к публикации с громким заголовком «Тенгликские геббельсы» снова в движении» (10.03.2027).

Текст вызвал бурную реакцию кумыкской общественности особенно тем, что в  ней, в частности, говорится, что “кумыкские земли” существуют “только в приснившихся сновидениях вышеуказанных националистов”, а “Дагестан пытаются разрушить руками кумыкских националистов по указке НАТО”.

Многие эксперты отметили противоречивость и непродуманность этих и других заявлений, когда, к примеру, автор что-то говорит против словосочетания «кумыкские земли, а сам тем временем употребляет в своем материале термин «аварские реки». И сам учредитель газеты Магомед Бисавалиев тоже поспешил сообщить, что объявлен строгий выговор и редактору, и автору за непродуманную публикацию.

Конечно, было разбирательство, пришлось объясняться и с представителями кумыкской общественности.  Прошел материал и через  лингвистическую экспертизу, по результатам которой вынесли решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Специалисты не увидели очевидного разжигания национальной  розни,  отметили лишь наличие предпосылок к этому.

Поэтому хотелось бы успокоить доктора Абдулхабирова, что на низовом уровне, в том числе и на журналистском, серьезных  вирусных инъекций  в разжигание межнациональной розни   вряд ли стоит ожидать. Не припомню, чтобы что-то такое происходило по инициативе населения.  Скорее,  это зависит от того, насколько уравновешены интересы  представителей в любое время национально окрашивающегося номенклатурно-финансового клана. Или, как  обстоит ныне, от того, как центр прижмет этот единственный в Дагестане деструктивно заряженный клан, от которого вполне можно ожидать любую провокацию, в том числе связанную с розыгрышем национальной карты.

Сами же трения  национальные возбуждают, как правило, и бывшие, и действующие чиновники, особенно когда им  это для чего-то  понадобится. Делают они это чаще неверным вмешательством, неподготовленным  акцентом на каких-то  застарелых  социальных проблемах. Но в таких случаях обязательно вмешивается общественность и чаще вовремя удается сгладить возникшие шероховатости между представителями разных национальностей. Пока это так.

 «Симпатичное» молчание с унизительным  неведением

А по поводу  Бисавалиева в купе с Абдулатиповым  иллюзий особых нет, хотя публикациями антирежимного характера  серьезно удивил.  Мне многое говорит его фраза из ответа Абдулхабирову, в которой он в отношении Васильева делает интересное признание: лично мне он  симпатичен своим молчанием и реальными делами. С учетом, что дел  пока практически никаких нет, его молчание при имеющихся технических возможностях коммуникации выглядит не только раздражительным, но и оскорбительным по отношению к населению. До сир пор даже в общих чертах ничего не понятно, что он собирается предпринять по части формирования своей команды. Что касается реальных дел при «симпатичном» молчании, то  это правительство, поставленное Васильевым в идиотское состояние инерционной суеты, пытается что-то лихорадочно делать для показухи.

Поэтому  эта фраза о  «симпатичном молчании»  мне говорит, что для Бисавалиевых  каждый босс будет симпатичен в любом виде. А по поводу критики, гарантированной законом,  Бисавалиев явно перебрал. Особенно  при  том, что Абдулатипов по-прежнему остается ветераном-фронтовиком Путина,  при любом раскладе ни о какой критике власти и речи не может быть. «Но он в своем материале говорил о правде и вдумчивом анализе», – может поправить меня читатель.  Это, да,  вдумчиво сказать правду, которую давно для себя на все случаи сформулировала власть, он, конечно, сумеет. Как же без этого, не блогер же он низкопробный и сумасшедший.

Остается добавить, что для меня  Васильев  именно  этим своим многозначительным молчанием несимпатичен. Пора бы поговорить, с  какими ни есть, представителями общественности, населением о том,  как он видит свое пребывание в этой должности.  Прежний правитель  часами развлекал население философско-этическими размышлениями о том, как будет вытаскивать народ их рабства, нынешний – ушел  в другую крайность, погружает население в полное неведение о том, что будет дальше. Остается надеяться, что это молчание не приведет нас к началу  тотального профилактического учета мало-мальски активных граждан,  к началу   общения с каждым из них  в кабинетах  людей, охраняющих их  право помалкивать, пока    они им   не дали добро высказываться.

На самом деле,  в обществе установилась тишина, как при штиле на море,  и носит она чуть ли не зловещий характер, так как никто, кроме Васильева, не знает, что будет дальше. Неужели он не в состоянии оценить, какое это, по сути,  унизительное для каждого дагестанца состояние. Думаю,  это пренебрежительное отношение многие  уже  осознают, остальные ощущают пока подсознательно.

Острый дефицит частной политической жизни

А Абдулхабирова жалко, он так беспокоится о нас, что забрасывает  из Москвы письмами каждого наместника Кремля, пытается усовестить его, призвать сделать что-нибудь путное для его земляков. Мое глубокое убеждение, что так невозможно до них  достучаться или докричаться. Так могут только Вас конкретно заметить и пригласить  вместе подраконить. Не более того.

Из опыта функционирования государств очевидно, что  на  деятельность особенно  унитарной власти может как-то повлиять только организованное гражданское общество. И никак иначе. Так поэтому, если это у нас плохо получается (а это на самом деле так), попробуйте начать этот процесс формирования горизонтальных связей граждан из Москвы на базе соотечественников и сочувствующих, как, к примеру, Шевченко. Таким образом сформулировав конкретные предложения для земляков, живущих в  Дагестане, вы  можете   здесь поспособствовать  упорядочить  уже имеющиеся  связи и дать толчок возникновению новых очагов гражданской активности.

А то ведь при наличии хоть мало-мальски организованного гражданского общества не  было бы такого «симпатичного» для Бисавалиева молчания со стороны Васильева. Вот дважды собирались общественники на круглый стол. Последнее состоялось в огромном зале центральной библиотеки при стечении большого количества участников. Единственное до чего договорились  в резолюции – это призвать власть  привлечь к уголовной ответственности Абдулатипова.

Примечательно, что там речь шла о том, что в республике никак не могут определиться с количеством населения и численностью поголовья овец. И один из участников круглого стола бросил реплику, что во власти тоже надо разобраться, сколько там людей и сколько баранов. Я бы добавил, что не мешало бы то же самое сделать и среди общественных активистов. Если бы среди них было бы большое количество граждан, то не дали бы превратить этот круглый стол, по сути,  в избиение  Рамазана Абдулатипова Гаджимурадом Омаровым.

Так что, уважаемый Магомед Абдулхабиров, беда наша, как видите,  не только в том, что  нами пока управляют представители унитарной, драконовской власти, большая проблема в том, что пока не видно ресурсов мирно отформатировать  устройство этой власти. Судя по тому, кто позиционирует себя оппозицией, представителями общественности, среди них много привластной интеллигенции и бывших чиновников.  А судя же по их нацеленности, они готовы  все быстро  сменить  и обязательно с их участием в  рядах этой властной машины. А это именно тот случай, когда наверху оказываются проходимцы. Кстати, больше с этой целью  ныне поднимается  и разговор о всеобщих выборах глав регионов.

Да, по мне лучше выбрать зависимого от нашей воли проходимца, чем терпеть наместника, который будет смотреть на нас с высоты назначившего его сатрапа.  Но можно же идти к тому, чтобы проходимцы растворились в толпе не столь корыстных  общественных активистов.  Для этого надо разбудить этих активных неравнодушных граждан, которые не будут нацелены ставить на первое место свое благополучие. А таких людей в Дагестане много, есть они и среди нынешних активных граждан. И, кстати, многие из них не пришли на тот Гаджимурада Омарова круглый стол. И это больше радует, чем огорчает.

После того, как не стало  таких активных граждан, как Вазиф  Мейланов, Аркадий Ганиев, после того, как спеклись, нейтрализовались некоторые активные граждане во властных структурах, после того, как  многие по разным причинам (уехали, занялись бизнесом) отошли на задний план гражданского общества, ощущается дефицит  активных  авторитетных людей, вокруг которых   быстрее могут формироваться те горизонтальные связи, с помощью которых можно реально влиять на деятельность власти.

А в целом,   согласитесь, это  долгий многолетний процесс, за который необходимо взяться, если  желать давить в себе раба, добываться большей свободы высказываться, влиять на свое благополучие.  Кстати, в связи с этим радует, что имеются факты организованных протестных акций, в которых инициаторами выступают молодые люди, выдвигающие довольно жесткие требования по изменению законодательства страны.

В связи с этим не могу не напомнить о книге Вазифа Мейланова «Опыт частной политической жизни».  Вот, видимо, и необходимо, чтобы наши молодые граждане старались жить  свободно и копили этот опыт частной политической жизни. Наша, людей постарше задача – и самим так жить. Только этим, согласитесь,  можно помочь другим понять цену такой жизни, а затем жить по этому пониманию. Кстати, о такой установке, жизненном ориентире впервые слышал от  Вазифа Мейланова,  в лице которого видел свободно живущего  гражданина и  стойкого человека.

Шарапудин Магомедов

ПОДЕЛИТЬСЯ