Терроризм – это болезнь, которой мы уже переболели

0
498

Экспертами уже признано, что число террористов в Чечне и Дагестане заметно сократилось. Однако достичь этого удалось только путем тотального контроля над населением с использованием жестких методов профилактики. Силовикам на Северном Кавказе удалось значительно продвинуться в борьбе с террористическим подпольем.

Согласно статистике в 2015 году, правоохранительными органами фактически был уничтожен Имарат Кавказ (представлявший собой местное отделение Аль-Каиды), 20 из 26 лидеров диверсионно-террористических групп, принявших присягу на верность запрещенной в России терорристической группировки “Исламское государство”, были ликвидированы.

Помимо контртеррористических операций по ликвидации боевиков, власти прилагают значительные усилия для противодействия идеологии терроризма среди населения. По мнению экспертов, эти комбинированные меры принесли хороший результат. Активность террористов в Северокавказском регионе со времен Сочинской Олимпиады в 2014 году заметно упала в результате масштабной кампании силовиков по изгнанию ваххабитов.

К сожалению, применяемые силовиками методы противодействия терроризму, часто критикуют на предмет нарушения прав человека, встречая резкую критику со стороны международных правозащитников. Однако следует понимать, что под видом правозащитных организаций на Кавказе очень часто действуют финансируемые из-за рубежа общественные организации, оказывающие различное содействие боевикам.

Большое внимание уделяется предотвращению терроризма во всех регионах Северного Кавказа.  В частности, в Дагестане политические, общественные и религиозные деятели регулярно регулярно встречаются с молодежью, чтобы читать лекции об опасности становления на путь религиозного экстремизма. И эта положительная практика имеет эффект: заметно снизилось число завербованной в ряды террористов молодежи.

Также, по примеру Чеченской Республики, где была внедрена практика “духовно-нравственной сертификации молодежи”, бывший глава Дагестана Рамазан Абдулатипов пытался внедрить в республике “индекс человеческого достоинства”. Планировалось выстраивать этот индекс на основе десятков индикаторов, из которых будет составляться достоинство человека, достоинство рода, достоинство села, района, республики. “Главный критерий для нормального человека, особенно дагестанца, – чувство собственного достоинства”, – подчеркнул бывший глава региона.

Планировалось создать базу, в которой содержались бы личные качества каждого жителя республик, описательные характеристики относительно его семьи, рода, населенного пункта, откуда он родом. Таким образом планировалось формализировать  практику коллективной моральной ответственности, которая существует в исламских обществах. В случае, если житель республики вставал на путь преступности и тем более терроризма, то это било бы по индексу человеческого достоинства всего рода, села и даже города.

К сожалению, планам Абдуулатипова было не сужден сбыться и пока в Дагестане в качестве системы «превентивного надзора» республиканскими силовиками ведется база “профилактического учета”, куда заносятся лица из так называемой “зоны риска”. В отличие от проекта Абдулатипова, эта база строится не на горских понятиях о чести и достоинстве, а исключительно на уголовном праве и результатах оперативно-разыскной деятельности.

Хотя большинство экспертов согласны с тем, что число вооруженных экстремистов на Северном Кавказе сократилось, они отмечают, что не удалось найти решение основного вопроса региона, который питает терроризм. Это крайне слабый экономический рост, безработица и отсутствие перспектив и работа для молодежи.

Кроме того, эксперты говорят, что сокращение экстремизма может быть временным явлением, связанным с тем, что боевики покинули Северный Кавказ, привлеченные высокой заработной платой, предлагаемой наемникам в Сирии, где они могут действовать открыто в рядах таких же боевиков.

«Многие экстремисты просто уехали на Ближний Восток, поэтому позиция подполья в этих республиках начала ослабевать», – говорит Константин Казенин, старший научный сотрудник Академии народного хозяйства и государственной службы при президенте России. По его словам, многие из них сегодня воюют в Сирии и Ираке. По крайней мере, по тем же официальным данным, еще много людей в Дагестане отправились в Сирию, чем отправились в леса и горы.

Однако поток возвращающихся с Ближнего Востока боевиков возрастает. К примеру, группа боевиков недавно вернулась в Россию через Европу под видом коммерсантов, занимающихся импортом автомобилей. Попытавшись вступить в ряды бандподполья на Северном Кавказе, они попали в поле зрения силовиков и были арестованы. Безуспешность попыток террористов вновь устроить на Северном Кавказе хаос и анархия, дает надежду, что местное население окончательно перестанет воспринимать лозунги экстремистов, осознав их пагубность и бесцельность.