Васильев хорошо запрягает

0
603

Мы хорошо помним, как Абдулатипов  почти с первых дней главенства  чуть ли сам бросился собирать мусор по всей республике.  И его какое-то время массово и активно  собирали, складывали  в кучи,  затем эти  кучи  перекладывали в другое место. Далее этот мусор, как известно, в лучшем случае, будет долго-долго тлеть, приводя в негодность окружающую флору в радиусе нескольких километров.

Надо отметить, что энтузиазм, как и при любом компанейском мероприятии, иссяк довольно быстро.  И власть от очистки  реальной  грязи плавно перешла к  спасению  народа  от духовной нечисти,  рабства, клановости, коррупции.  И делалось это, как правило,  при помощи усиленных  вербальных телеэфирных  атак, особенно отличались    философско-нравоучительные   размышления главы  вокруг почти дюжины приоритетных проектов, охватывающих все сферы  нашего безнадежно загнивающего  общества.

В этом плане  нам,  естественно, очень даже интересно, с чего начнет  свое  главенство Васильев.  Из всего, что он  так скупо  заявлял в эти  дни знакомства с республикой интерес, конечно же,  представляет  то, что он говорил  17 декабря на заседании  с некоторыми сановными депутатами.

Речь на самом деле пошла о главном, об экологии и, в частности, о мусоре тоже. Но на субботники, слава богу, Васильев население  не призвал, а  деловито сказал, что нужно думать о переработке отходов.  Будем посмотреть, дойдет это намерение сберечь природу для потомков до серьезных шагов, хотя бы до того, чтобы требовать от каждой организации возмещать  вред  наносимый природе и  осуществлять с этой целью предусмотренные законом выплаты. Ныне, кстати,   сборы от этих  выплат  мизерные, хотя потенциал прямо-таки огромный.

Далее очень важный акцент на логистической инфраструктуре. Мосты, дороги. Будем надеяться, что дойдем и до порта, и до всего остального,  с помощью которого, наконец-то, реализуется наше очень благоприятное и  выгодное, как минимум, географическое положение.

И самая   принципиального характера, очень   важная утечка информации о намерениях Васильева – это его  ссылка на Путина, на его поручение о переходе всех и в особенности органов  власти  в правовое  поле. Для номенклатуры это, конечно,  жесткий ориентир от босса.  Но станет ли этот акцент знаковым, определяющим    для  рядового населения  общее содержание политики  правителя – это тоже, конечно,  надо посмотреть.

Хотя, с другой стороны,  знаковая направленность в сторону  плюса или минуса  проявится   в ближайшее время.  Многое скажет то, какие действия пойдут в связи со сложившейся  земельной неразберихой (здесь, кстати,  речь далеко не только о незаконном выделении земельных участков, больше о более масштабных вещах, как,  к примеру, о никак не заканчивающемся в республике  разграничении земли). Многое будет ясно и по тому, какие реальные  изменения произойдут во все еще осуществляющемся профилактическом учете населения. А также о многом можно будет судить по тому, как станет реагировать новый глава на  такие внесудебные расправы, которые, к примеру, случились 1 октября 2017 года  в селе Большая Задоевка Кизлярского района.  Там силовики взорвали дома людей, которых правоохранительные органы подозревали в убийстве полицейских.

Но главное – это все-таки, видимо, то, как пойдет введение в правовое поле  множества элементов местного самоуправления, начиная от  признания чиновниками целесообразным  развития территориального общественного самоуправления и кончая  всеобщими выборами глав районов и городов.

Хочется надеяться, что ссылка Васильева по поводу правового поля  сначала  на поручение Путина, а потом на требование народа – это  больше  продиктовано желанием  оказать более действенное влияние на чиновников, чем желанием принизить значимость населения.

А в целом, куда ни крути, этот ссылочный оборот речи от Васильева  все же напоминает нам, в какой авторитарно устроенной стране мы живем,  а  соответственно – то,  насколько при этом нам стоит рассчитывать на серьезные изменения в общественно-политической жизни. И это  даже  по сравнению с тем    показным и крайне неэффективным Абдулатиповским периодом главенствования.

И все же надежда остается на то, что  не будет такого «клоунства»  и засилья двойных стандартов  в управлении, не будет таких издевок и оплевывания электората, как во время недавних выбором, не будет такого профучетного и иного массового попрания закона и не будет также такой беспомощности и застоя в экономике.

Хотя нельзя не принимать во внимание и мнение о том, что Васильев, как выходец и во многом лоббист интересов силовиков в Госдуме, может тоже попытаться устроить в Дагестане показательное, но гораздо более жесткого характера  наведение порядка.  И как же при этом обойтись без того же профучета, жесткой мобилизации электората, основательного урезания социалки  и громких экономических проектов. Конечно – никак.

Если же Васильев осознает, что галопом из дотационного болота не вылезти,  профучетом  и взрывами домов боевиков терроризм никак не победит,  посадками и увольнениями коррупцию не одолеть  и одними заклинаниями народ из  столетнего  рабства  не вытащить,  тогда вполне может сложиться несколько иная картина развития нашего общества.     При таком раскладе,  согласитесь, у нас есть шансы целенаправленно  в чем-то начать, а в чем-то и продолжить наводить порядок в своем дагестанском доме.

И  выскажу еще одну банальность: Васильев, если он собирается внести в наше бытие  максимум конструктива, может это делать всего-лишь тем, чтобы,  как можно меньше,  мешать нам  трудиться и благоустраивать свою жизнь. Для этого нам, конечно, первые сто лет без дотаций не обойтись, без контроля над соблюдением закона тоже – никак.

А в остальном и нам помочь, и возложенную на него Путиным миссию выполнить Васильев мог бы, если бы на каких угодно началах, государственных или общественных,  сумел бы подтолкнуть через подконтрольных ему чиновников   население республики к тому, чтобы начать в рамках существующей конституции налаживать  на местах  элементы  реального  самоуправления.  Глядишь затем лет через   – дцать научились бы  жить, как люди. Не за счет друг друга, как ныне, не помогая  обязательно друг другу, как это было при советах, а не  мешая друг другу жить так,  как он хочет и может.

Остается добавить, что Васильев, судя по его  словам  и  действиям,  собирается основательно «запрягать» то дело, за которое взялся. Надеемся, что  это  не так долго затянется, как у Абдулатипова, который так, по сути,  никуда и не поехал, а будет  на самом деле  предвещать не бег по манежу, а сравнительно   быструю  все-таки езду  по направлению к нормальной и  не дотационной жизни.

Кстати, ассоциация с лошадью – это, возможно,  тоже хороший знак, если видеть лошадь во сне связывают  с увеличением богатства, радостью жизни в любых ее проявлениях. Нам, к сожалению,  больше  на подобные вещи и остается ныне  серьезно уповать.

И еще мне понравилась  фраза в интернете,   что наша республика  развиваются вместе со всей страной, если не в ногу, то в одном направлении, и что   караван идёт со скоростью последнего верблюда.  Поэтому, видимо, рядовым  дагестанцам особо не стоит пускать слюни по сытой и благополучной жизни. Идем-то мы где-то  в конце каравана и в сторону авторитарного благополучия избранных. При том караван наш бредет по пустыне в поисках сырьевых ресурсов, отверженный почти всем цветом мирового сообщества.

Из того, что может сулить нам надежду,  так это разве что хорошие  толкования сонников  по поводу этого животного. Это, как утверждается, признак того, что проявите и терпение, и стойкость, преодолевая цепь неудач, которые лишили вас всякой надежды на лучшее.  И для нас, дагестанцев  важно, что  в сонниках эта безысходность, хоть и  со счастливым, может, все-таки в итоге финалом, толкуется,  когда видишь во сне одного верблюда. А вот если увидеть  идущего по пустыне целого каравана верблюдов – это сулит помощь, которая тоже, хоть и  в самую последнюю минуту, но  реально спасет нас от наших лишений и  невзгод. Вот вам, кстати, и та остальная Россия, идущая  к нам на помощь  вместе с Владимиром Васильевым, который очень любить езду на велосипеде.

Кстати, велосипед  сам по себе  во сне символизирует  человека, самостоятельно преодолевающего трудности, хотя, с другой стороны, подчеркивает неустойчивость его положения. Зато езда  во сне на велосипеде предвещает жизненный подъем, требующий личных усилий и осторожности.  Правда, похоже, в какой-то мере, на нынешнее  положение Васильева.

Выходит, будет к месту  пожелать Васильеву не  растрачивать заряженности на дело, придерживаться осторожных усилий  и особо сильно не возвышаться над людьми, как это случалось почти со всеми, кто при Путине и до него (Васильева)    правил в Дагестане.

Шарапудин Магомедов

 

ПОДЕЛИТЬСЯ