История дагестанской политики. Как развалился треугольник – Рамазан Абдулатипов – Саид Амиров – федеральный центр

0
1949

Каковы бы не были оценки состояния экономики и социалки Дагестана за последние годы, Рамазан Абдулатипов, бесспорно, войдет в историю, как руководитель, при котором ключевые и столбовые политические фигуры республики были сметены, словно бульдозером. Редким из них повезло быть просто вытесненным из политической арены, в основном они либо сели в тюрьму, либо спешно покинули страну.

Еще в середине 2012 года, федеральный центр уже имел не ярко-выраженные, но конкретные претензии к тогдашнему президенту Магомедсаламу Магомедову. Они не были связаны с состоянием экономики, ни даже с криминогенной обстановкой в республике. Поскольку с первым дела, в принципе, шли не так уж плохо, по крайней мере, в части планирования и привлечения крупных игроков-инвесторов. Благо ситуацию в республике практически в ручном режиме контролировал тогдашний полпред президента в СКФО, прожженный экономист Александр Хлопонин. Со вторым (криминалом) – уж подавно. Уже в тот период на территории Дагестана были расквартированы многочисленные подразделения силовых структур с чрезвычайными полномочиями.

Претензии к Магомедсаламу Магомедову были связаны с его неспособностью разговаривать с политическими тяжеловесами Дагестана на языке, на котором хотелось федеральному центру. Одним из таких тяжей, безусловно, был махачкалинский мэр Саид Амиров. И, когда Магомедову еще за несколько недель намекнули о необходимости сойти с поста, он, прекрасно понимая суть претензий центра, конечно, безусловно согласился. И наступила эпоха Абдулатипова

Буквально через три недели после прихода во власть Абдулатипов инициировал разговор с Саидом Амировым. Но встреча получилась не сразу. Как и положено рангам сторон, сразу не могли договориться о площадке для диалога. Сам пойти в мэрию глава республики не хотел, вызывать к себе Амирова – не решился. В конечном итоге нашли компромисс. Встреча была организована, так сказать, на нейтральной территории, в кабинете главного федерального инспектора по Республике Дагестан Василия Колесникова, на первом этаже Белого дома. Разговор между Абдулатиповым и Амировым получился как нельзя доверительным и дружелюбным. Глава республики заверял мэра, что Москва направила его в Дагестан с важнейшей миссией по подъему экономики и социалки, и что в этой миссии он видит в Амирове проводника государственной политики и своего верного соратника в борьбе за реализацию кремлевской линии в Дагестане. На этом дружественно и разошлись.

Ровно через 10 дней на прием к Амирову пришел на тот момент глава Стратегического совета Дагестана и параллельно зять Абдулатипова Магомед Мусаев. Суть его разговора была в том, что Кремль хочет ухода Саида Амирова с поста мэра Махачкалы. На вопрос градоначальника, кто его направил, Мусаев ответил, что Рамзан Гаджимурадович. И Амиров рассвирепел. Он напомнил Мусаеву, что 10 дней тому назад лично встречался с Абдулатиповым, и что в ходе разговора они полностью нашли взаимопонимание, поддержку и решили совместно двигать в республике федеральную линию. А когда Мусаев попытался стоять на своем, то мэр и вовсе вышел из себя и наговорил собеседнику такое, что тому оставалось тихо удалиться.

Разумеется, об итогах «переговоров» с мэром Мусаев тут же доложил тестю, а спустя несколько дней Рамазан Абдулатипов уже находился в кабинете своего давнего друга, на тот период замруководителя администрации президента Российской Федерации Вячеслава Володина (ныне спикер Государственной думы РФ). Ему глава республики доложил, что встречался с Амировым, но тот не только не хочет прислушиваться, но даже ведет себя крайне агрессивно. И именно тогда, по нашим данным, в Москве было принято решение по нейтрализации, вышедшего из-под контроля махачкалинского мэра.

Уже после ареста, близкие родственники Саида Амирова около двух месяцев безуспешно пытались добиться встречи с Владимиром Путиным или руководителем его администрации для того, чтобы объяснить, что Амиров действительно встречался с Абдулатиповым, но ничего подобного с угрозами и критическими замечаниями в адрес федерального центра и руководства страны, не говорил. Но не добились…