Наша борьба продолжится

0
459

По официальным данным, более 1000 дагестанцев уехали в Сирии, чтобы принять участие в боевых действиях на стороне антиправительственных сил. Многие из них уже никогда не вернутся на Родину.

Между тем, как отмечают наблюдатели, за последние два года число дагестанцев, выезжающих в Сирию, значительно снизилось.

Как считает Мурад Гайдарбеков, специалист Министерства по делам молодежи республики, отрезвление у части радикалов наступило после ощутимых военных поражений боевиков. «Массовый отток был связан с военными успехами ИГИЛ (организация, запрещенная в Российской Федерации). Это вызвало у ее сторонников чувство эйфории. Сейчас наступает отрезвление. По сравнению с 2014 годом, когда был зафиксирован пик числа дагестанцев, выезжающих в Сирию, сейчас ощутима тенденция к снижению. Мы проводили анонимные социологические опросы среди молодежи об отношении к ИГИЛ. В 2015 году 8% опрошенных заявили, что они готовы вступить в ряды этой организации. В 2016 году на этот вопрос положительно ответили 3,4%. Тем не менее, это тоже большой процент. Хотел бы обратить внимание на еще одну цифру из нашего опроса: 31 % занимает нейтральную позицию. Не исключено, что часть из них может попасть на удочку вербовщиков», – говорит М. Гайдарбеков.

Число активных участников вооруженного подполья, действующего в Дагестане, по данным правоохранителей снижается. В 2016 году это число составляло 31 человек. Но в то же время эксперты отмечают, что количество материалов экстремистского толка, опубликованных в Интернете, становится не меньше, а, наоборот, увеличивается. В 2014 году в дагестанском сегменте Интернета было выявлено  52 таких материала, в 2015-м – 243, в 2016-м – 445.

«Это говорит о том, что радикальная пропаганда усиливается, но, в то же время, она находит все меньше отклика. Люди начинают понимать, что стоит за призывами экстремистов», – считает Магомед Магомедов, руководитель отдела образования и науки муфтията Дагестана.

Главной площадкой для вербовки в ряды боевиков по-прежнему остается Интернет. По оперативным данным, таким путем в Сирию уехало до 80 % новобранцев из нашей республики.

«Они даже не видят, с кем общаются. Я объясняю это тем, что вербовщики пользуются коварными технологиями манипулирования сознанием. Это может быть пресловутое нейролингвистическое программирование (НЛП) или что-то другое», – говорит Мурад Магомедов.

По его мнению, самым надежным барьером на пути экстремизма должно стать качественное образование, как в светских, так и религиозных науках.  «Практика показывает, что человек, имеющий образование, не является материалом для вербовки. Идеологи экстремистов делают ставку на людей, недостаточно социализированных. Радикализм в значительной степени это психологическая проблема, когда человек не смог реализовать себя в том обществе, в котором он жил. Ему предлагают построить новое общество, в котором он, якобы, будет важен и значим. Поэтому нужно решать проблему социализации молодежи. Досуг молодого человека должен быть занят полезными ему и обществу занятиями. Мы должны привлекать молодых людей для решения практических задач, будь то на уровне отдельного муниципалитета или всей республики», – говорит эксперт.

М. Гайдарбеков также убежден, что идеологи экстремистов являются достаточно тонкими психологами, владеющими современными технологиями обработки сознания. «Сама вербовка представляет собой многоступенчатый механизм. Вербовщики делятся на несколько категорий. Во-первых, это те, кто мониторит Интернет в поисках подходящего объекта для вербовки. Затем в дело вступает идеолог, проповедник. Он начинает общаться, переписываться, делая ставку на религиозную тематику. На следующем этапе на сцену выходит тот, с кем обсуждается конкретный план перехода «на ту сторону». Большое внимание уделяют женщинам, особенно одиноким. Играют на романтических чувствах, стараются буквально влюбить в себя», – рассказывает он.

В рамках противодействия такой  деструктивной деятельности Минмолодежи РД запущен проект «Интернет-безопасность». Этот проект предупреждает об опасном контенте, который можно встретить в сети. Он апробируется в средних общеобразовательных школах. В планах министерства сделать этот проект общим для вузов и школ.

Сегодня исключительно важным является вопрос передачи религиозных знаний.  Как известно, на территории Советского Союза было только одно медресе – в Бухаре. С пробуждением религиозного сознания появилась потребность в изучении ислама. На этой волне после 90-х годов двадцатого века в нашу страну стали приезжать проповедники с Ближнего Востока. Этот процесс был бесконтрольным. Первый муфтий Дагестана Саидмухаммад-хаджи Абубакаров предупреждал наши власти о возможных угрозах, но во властных коридорах к нему не прислушивались. Таким образом, процесс исламского призыва был отдан в чужие руки.

Как считают эксперты, сейчас ситуация значительно поменялась. В 2002 году Президент России Владимир Путин дал указание разработать программу содействия развитию религиозного образования. Эта программа начала действовать в 2007 году. Был утвержден план мероприятий подготовки специалистов с углубленным знанием истории культуры ислама. С тех пор в России было создано шесть исламских вузов. Одним из них является Дагестанский гуманитарный институт.

«Знаковым событием стала встреча Владимира Путина с муфтиями духовных управлений мусульман России в Уфе в 2013 году. После так называемых «уфимских тезисов» Путина в обществе в целом и среди представителей государственной власти появилось понимание, что нужно поднимать уровень религиозного образования. Необходимо вплотную заниматься религиозными организациями, теологами», – говорит ректор ДГИ Мурад Шафиев.

Он напоминает, что Владимир Путин однозначно заявил, что государство будет и впредь поддерживать воссоздание отечественной богословской мусульманской школы. «И эта работа идет. Нам нужно понимание общества, помощь от органов власти и время. Сразу ничего не бывает. Тем более что против нас работают мощные силы. Усиление позиций России на внешней арене будет наталкиваться на возрастающее противодействие держав Запада и их регио­нальных сателлитов. Они будут стараться раскачать международную обстановку, используя карту религиозного экстремизма. Несмотря ни на что, наш Президент заявил, что мы и дальше будем бороться с терроризмом», – убежден Шафиев.

Рашид Османов

ПОДЕЛИТЬСЯ