Рамазан Рабаданов. Об Абдулатипове.

Известный телекомментатор выдал в Facebook еще одну яркую зарисовку. Читается на одном дыхании. Вот только, где Омар Муртазалиев и где инвестиции в Дагестан. Тем паче сегодня, когда даже Керимов и Магомедовы вкладывают только для видимости в Кремле. В отличие от них, Муртазалиев решал свои вопросы не прямо через Кремль, а через Красную слободу и в политических дивидендах не заинтересован. А соответственно: хороший фестиваль, великолепная природа, прекрасные гости...

1
2599

Вчера в село Карата на фестиваль этнической культуры прилетел Абдулатипов. Он принял в дар “трубку мира” от индейцев, они приняли его в свое племя и дали имя “Мудрый лекарь”. Глава выступил перед народом с речью на аварском языке, сыграл на пандуре две народные мелодии. Он сам сочиняет музыку. Песня “Дагестан, Дагестан …”, который исполняет аварский певец Насрула Расулов написана Абдулатиповым и мелодия к песне сочинена им. Хорошая песня, оцените кто слушал, звучная. У Абдулатипова есть такой тоже талант. Я это знал 20 лет назад.

Но не об этом речь. На обеде хозяева посадили меня рядом с Абдулатиповым. Я не стал кушать и пить, а внимательно слушал, что он говорил. Мне интересно было самому на личных впечатлениях составить о нем мнение.

На близком расстоянии я видел его мимику, слушал разговор, интонации речи, видел общение с бизнесменом Омаром Муртузалиевым и с главой района Магомедзагидом Муслимовым. Парой предложений он перекинулся с братом Раджабом и советником Деньгой Халидовым.

Мои впечатления были положительные.

Как экономист, я заметил, Абдулатипов трезво оценивает возможности республики, знает состояние экономики и, как мне показалось, видит перспективу роста экономики в поднятии прежде всего духовного уровня жителей. Возьмите Дербент, он из него сделал город, удобный для посещения. Он построил шикарный Дом поэзии, кто туда ходил, это не может не видеть. Он создал самый лучший музей, он поставил на честный путь ЕГЭ.

При нем главы стали отвечать за свои поступки перед народом. Он создал сильнейшую централизованную власть в Дагестане. До него районами и городами управляли местные князья, которые творили, что хотели. Без централизованной власти никакая экономика в мире не поднималась, даже при наличии всех остальных условий.

Так вот, он спрашивал главу района, как его отношения с людьми, верят ли ему люди. “Ты же не разбогатеть сюда поехал, а ради своего народа. Вот работай, покажи свои идеи, разбуди инициативу народа, я всегда буду с тобой. Вот я смотрел ваши этнические майданы. Все, что вы представили, это делали наши предки. А что вы сделали? Что сделано вашими руками? Нельзя все время жить прошлым, пусть на столах будут работы предков, хотя бы половину свое покажите. Что может купить приехавшие к вам туристы и отдыхающие, что производите вы?” – вопрошал он главу.

Этому фестивалю вы придайте современные формы, – продолжил Абдулатипов, – нельзя все время жить прошлым, – повторил он. Создайте условия, чтобы бизнесменам было выгодно вложить у вас капитал.

Я слушал Абдулатипова ни на что не отвлекаясь. Когда музыканты прерывали обед на песни, я хотел, чтобы они поскорее закончили петь, чтобы дальше слушать Абдулатипова. Он говорил очень поучительно. Никакой пустой болтовни я не видел.

Я не знаю в России руководителя, кто так содержательно мог бы говорить. Я думал, что слово дадут его брату Раджабу, но неожиданно глава района слово дал мне.

Я сказал, что в горных районах большого бизнеса не может быть. В районе возможен бизнес мелкого масштаба, как придаток большому туристскому кластеру на побережье Каспия. Отсюда возможны поставки мяса, сыра, фруктов и овощей и другой экологически чистой продукции для стола туристов. Здесь возможен событийный туризм, этнический туризм и экстремальный туризм. Часть туристов, отдыхающих на море может захотеть увидеть горные ландшафты, смотровые площадки, отдохнуть в необычных для горожан условиях. Эти условия горцы смогут создать без никаких капиталов со стороны.

Я попросил дать мне возможность представить Раджабу мой проект по созданию масштабного туристического кластера на побережье Каспия с притоком туристов в количестве 9 миллионов отдыхающих за сезон.

Расчеты показывают, что эта цифра достижима для Дагестана.

– Тогда вы оставайтесь здесь с Раджабом, обсудите проект, я полетел, – сказал глава и гости начали собираться в путь.

До этого выступил известный московский бизнесмен, Омар Муртузалиев. Его речь восхитила меня. Речь была не только грамотно выстроенной, эта речь была деловой до мозга костей. Омар сказал главе района, составьте проекты, детализируйте их и приезжайте ко мне. Я соберу 5-6 человек наших земляков и мы со своей стороны скажем вам, чем сможем помочь.

Сам Омар Муртузалиев родом с этих мест. – Раз я здесь, – сказал Омар Магомедович, то должен сделать жест, как бизнесмен, я вам выделяю на ваши нужды 5 миллионов рублей. Вы говорили о борьбе, так вот – я вам оплачу одного тренера, привезите его к вам, жилье тоже я оплачу и давайте работать.

Мне показалось, Абдулатипов специально прилетел в Ахвах с Муртузалиевым Омаром, крупнейшим дагестанским бизнесменом, чтобы тот ближе познакомился с проблемами района.

Если это так, Абдулатипов достиг своей цели. Между бизнесменом и главой района установился хороший контакт для будущих планов.

А я под впечатлением от речей Абдулатипова и Муртузалиева, понял, что мой проект по туризму надо торопить. Без него у дагестанской экономики нет никакой капиталоемкости. Бизнесменам не во что вложить капитал. Даже обычные люди хоронят свои накопления в бесполезных вещах, типа каркасы в многоэтажках, дорогих авто, бесполезных дорогих свадьбах или вывозят капиталы и покупают бесполезные квартиры за пределами Дагестана.

Если даже нам дадут 100 миллиардов, мало кто скажет, на что их можно пустить.
Спасибо этническому фестивалю. Он был полезен не только Ахвахскому району.

Рамазан Рабаданов

ПОДЕЛИТЬСЯ

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Туризм, туризм – а что-нибудь по сложнее с такими связями и влиянием? Может что-нибудь создавать, производить, а не жить за счет природных ресурсов? Туризм потом приложиться как само собой. Вон Израиль тому пример. А 9 млн. туристов – превратимся в какой-нибудь “египет” без производства. Расшириться число рантье и бездельников.

Comments are closed.