Дагестанские страсти в Мосгорсуде: дело главы Кизлярского района хотят развалить

0
1437

В Москве продолжается судебный процесс над бывшим главой Кизлярского района Республики Дагестан Андреем Виноградовым. Корреспондент Федерального агентства новостей побывал на  заседании Мосгорсуда.

Контрабанда, воровство и убийства

Как выглядит человек, отсидевший два года в СИЗО «Лефортово»? Обычно выглядит. Чисто выбрит, одет в джинсы, посажен на лавку за стекло. И сидит он там, в помещении суда, как в аквариуме. Тихо теребя носовой платок и кротко поглядывая наружу. Если б он еще всегда так кротко себя вел — цены б ему не было…

Андрей Евгеньевич Виноградов, родившийся 5 ноября 1982 года в городе Минеральные Воды, окончил Санкт-Петербургский инженерно-экономический университет по специальности «юриспруденция». По иронии судьбы, именно господин Виноградов и украшал своим присутствием тот самый «аквариум» в Мосгорсуде.

ФАН уже рассказывало про феноменальную историю дагестанской ОПГ под «патронажем» Сагида Муртазалиева, являвшегося руководителем республиканского отделения Пенсионного фонда России, и Андрея Виноградова.

Напомним, что данная группировка, действовавшая в Дагестане с 2003 по 2015 годы, подозревается в причастности к целому «букету» преступлений, включающему незаконное изъятие бюджетных средств, контрабанду осетровых рыб, воровство нефти из магистральных нефтяных трубопроводов, рэкет, похищение, а также убийство людей.

Сагид Муртазалиев, прославившийся как борец вольного стиля, ставший заслуженным мастером спорта России и чемпионом Олимпийских игр 2000 года в Сиднее, обладал в Дагестане поистине фантастическим влиянием. Он мог все. Против него не могли ничего. Продолжительное время Муртазалиев, снискавший в криминальных кругах прозвище «Голодный», и его «правая рука» Виноградов, как считает следствие, занимались противоправной деятельностью без особых помех. Создавалось ощущение, что эта пара просто неприкосновенна.

Дагестанские органы правопорядка и местная судебная система ничего не могли или не хотели сделать даже тогда, когда причастность членов ОПГ «Голодного» к преступлениям была видна, что называется, невооруженным глазом.

Это хорошо заметно на примере расследования в Дагестане убийств начальника эксплуатационной газовой службы Кизлярского района казачьего атамана Петра Стаценко и замначальника отдела центра противодействия экстремизму Шевкета Куджаева, а также покушения на жизнь вице-мэра Кизляра Василия Наумочкина. Несмотря на то, что о причастности к этим резонансным преступлениям Муртазалиева и Виноградова в Кизлярском районе не судачили только ленивые, оба фигуранта продолжали разгуливать на свободе.

Ситуация не изменилась и тогда, когда достоянием дагестанских правоохранителей стала информация, согласно которой Муртазалиев для ликвидации Куджаева и Наумочкина задействовал представителей бандподполья, связь с которыми и передачу вознаграждения, по версии следствия, осуществлял Виноградов.Дагестанские страсти в Мосгорсуде: дело главы Кизлярского района хотят развалить

Конец эпохи неприкосновенности

Чувствуя неуязвимость своего «патрона», Виноградов и сам действовал все более беззастенчиво.

Как сообщает портал «Кавказский узел», 18 марта 2012 года охранники Виноградова поссорились с владельцем частного рынка в Кизляре, депутатом районного собрания Магомедом Гамзатовым. Ссора вылилась в расправу с применением огнестрельного оружия. Магомед Гамзатов, его братья Осман, Юсуп и Газидибир, а также племянник Магомед Омаров были убиты.

Ответ на вопрос, кто стоял за этой кровавой бойней, у жителей Кизляра сомнений не вызывал. Родственники погибших блокировали федеральную трассу Ростов-на-Дону–Баку с требованием немедленно отправить в отставку главу Кизлярского района. Ппосле этого под нажимом улик и общественного резонанса в ситуацию был вынужден вмешаться президент Дагестана, отстранивший Виноградова от руководства районом.

Однако дальше, по всей видимости, оказался задействован «страховой полис» Виноградова, в роли которого выступали связи и влияние его «патрона». Адвокатам Сапият Магомедовой и Мусе Сусланову, как защитникам интересов потерпевших, начали угрожать физической расправой. По данным общественной организации «Матери Дагестана за права человека», потерпевшим через третьих лиц стали предлагать крупные денежные суммы — до 20 млн рублей, — чтобы они отказались от судебного иска.

Магомедова потребовала обеспечить государственную защиту потерпевшим и их адвокатам. Но это не уменьшило прессинга против свидетелей. В результате те, дав на предварительном следствии показания против охранников Виноградова и их хозяина, позже начали массово менять свои показания или просто отказывались выступать на судебном процессе.

Дело стало разваливаться. Очень скоро Виноградов торжественно вернулся в кабинет главы Кизлярского района…

Что же стало конечной точкой эпохи неприкосновенности Муртазалиева и Виноградова? Пожалуй, выделить какое-то одно событие, переполнившее чашу терпения федерального центра, нельзя. Скорее всего, мы имеем дело с последствиями эффекта перехода количества в качество. Так или иначе, но к середине лета 2015 года в Москве осознали, что дагестанская Фемида перед Муртазалиевым и Виноградовым бессильна. После чего в игру вступили сотрудники ЦСН ФСБ.

В Кизляре объявили режим контртеррористической операции. В ночь с 26 на 27 июля 2015 года, несмотря на попытки сопротивления со стороны личной охраны Виноградова и начавшееся выдвижение ей на помощь (!) сотрудников Кизлярского РОВД, дом Виноградова был взят штурмом «федералами». Незадачливых бодигардов нейтрализовали. Сотрудников РОВД разоружили. Виноградов был задержан.

В ходе последующего обыска в доме Виноградова нашли несколько автоматов со сбитыми номерами и снайперскую винтовку Драгунова. С рассветом задержанного главу района, «во избежание неожиданностей» со стороны его пособников, вертолетом эвакуировали в Моздок.

Одновременно под прикрытием бронетехники начался обыск в махачкалинской резиденции Муртазалиева. Однако сам всемогущий руководитель республиканского отделения ПФР успел сбежать «на лечение» в Объединенные Арабские Эмираты, в силу чего «свидания» с сотрудниками ЦСН ФСБ избежал.

10 сентября 2015 года Басманный районный суд Москвы заочно санкционировал арест Муртазалиева, но до сих пор ОАЭ отказываются экстрадировать «Голодного» в Россию. Есть основания полагать, что в Дубае для решения дальнейшей судьбы «патрона» ожидают исхода судебного процесса над Виноградовым. В случае осуждения последнего, Муртазалиев имеет неплохие шансы, пусть и с заметным опозданием, оказаться в Москве на скамье подсудимых.Дело главы Кизлярского района Андрея «Юсупа» Виноградова пытаются развалить

«Замочить бы тебя!..»

Кстати, о Москве. Поскольку рассмотрение в Дагестане дела Муртазалиева–Виноградова оказалось невозможным, было принято решение перенести суд над последним в столицу России.

С момента задержания бывшего главы Кизлярского района прошло уже почти два года, но судебный процесс все продолжается. Всплывают все новые факты противоправной деятельности «правой руки» Муртазалиева. В частности, относительно недавно Следственному комитету России удалось добиться привлечения Виноградова к уголовной ответственности в связи с посягательством на жизнь инспектора Абдулзагира Абдулкапарова.

Вот как, по версии следствия, озвученной в зале суда, выглядела история, случившаяся в далеком январе 2004 года. Тогда Сагид Муртазалиев являлся депутатом Народного собрания Республики Дагестан, а Андрей Виноградов работал у него водителем-охранником. То есть на тот момент Виноградову до кресла главы района было еще как до Луны, и он старался выслужиться перед «патроном» любыми доступными способами.

С чего все началось? С того, что закрытие одного из городских рынков вызвало неоднозначную реакцию среди жителей Кизляра, в особенности среди тех, кто на закрытом рынке работал. Поползли слухи о готовящемся несанкционированном митинге. С учетом непростой ситуации в городе, последствия проведения такого митинга могли оказаться непредсказуемыми… Сотрудники милиции, несшие службу в усиленном режиме с целью обеспечения охраны общественного порядка, получили категорический приказ не пропускать к зданию городской администрации никакой автотранспорт.

4 января со стороны улицы Пролетарской появился кортеж в составе двух автомашин ВАЗ-21099 и джипа. Вопреки запрету, кортеж пытался проехать к администрации. Черный цвет машин, тонированные стекла и отсутствие госномеров указывали, что кортеж принадлежит Муртазалиеву.

Надо полагать, депутат чувствовал себя более чем уверенно. В конце концов, не то что простые граждане, но даже милиционеры привыкли разбегаться с его дороги под крики «Едут! Едут!». Но в этот раз все получилось иначе.

На пути кортежа оказался инспектор по делам несовершеннолетних Абдулкапаров, выполнявший функцию по охране общественного порядка. То есть действовавший в роли инспектора патрульно-постовой службы. По имеющейся информации, дальше события развивались следующим образом.

Находящийся при исполнении служебных обязанностей Абдулкапаров преградил дорогу кортежу. Тогда джип бампером столкнул инспектора с проезжей части. Несмотря на это, Абдулкапаров предпринял новую попытку остановить кортеж — встал перед следовавшей за джипом «девяносто девятой». Когда та попыталась повторить маневр джипа, с целью пресечения противоправных действий Абдулкапаров произвел предупредительный выстрел по колесам ВАЗа. Этот выстрел, по словам очевидца, был воспринят охраной Муртазалиева как «оскорбление депутата».

Увешанные разнообразным оружием охранники «Голодного» в количестве десяти человек высыпали из автомашин и вступили в пререкания с инспектором. Тот наотрез отказался пропускать кортеж к зданию городской администрации. Вслед за этим из-за руля джипа вышел Виноградов и тоже вступил в перепалку с Абдулкапаровым.

Поняв, что тот уступать не намерен, водитель Муртазалиева выхватил ПМ. Рядом с Виноградовым оказался другой сотрудник милиции, но ретивого водителя-охранника это не остановило. Виноградов ударил коллегу Абдулкапарова, а затем выстрелил в несговорчивого инспектора.

К счастью, Виноградов промахнулся — пуля прошла рядом с головой Абдулкапарова и угодила в оконное стекло квартиры, расположенной на первом этаже соседнего дома. Поскольку к месту происшествия приближалось все больше сотрудников милиции, стрелять еще раз Виноградов не решился.

Сам же Муртазалиев, покинувший во время инцидента салон джипа, сначала успокаивал своих охранников, а затем якобы бросил Абдулкапарову: «Замочить бы тебя!..». Повторимся, такова версия следствия, озвученная на суде.Дело главы Кизлярского района Андрея «Юсупа» Виноградова пытаются развалить

Провалы и всполохи

По факту случившегося было возбуждено уголовное дело. Которое очень быстро оказалось в Дагестане… утеряно. Опасавшийся за свою жизнь Абдулзагир Абдулкапаров был вынужден уехать из Кизляра.

С большим трудом следователям СК РФ удалось спустя годы, расследуя другие эпизоды деятельности группы Муртазалиева–Виноградова, «реанимировать» расследование покушения последнего на жизнь Абдулкапарова. Через 13 лет «правая рука» Муртазалиева и инспектор снова встретились. На сей раз — в зале Мосгорсуда.

…Обвиняемый в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 205.1, ч. 5 ст. 33, ст. 317, ч. 3 ст. 30, п. «ж», и ч. 2 ст. 105 УК, Андрей Виноградов, также известный после принятия ислама под именем Юсуп, теребил носовой платок. Больше ему заниматься за стеклом было, в общем-то, нечем. Выступавший по делу Виноградова свидетель волновался куда больше Юсупа и так нервно нажимал кнопку авторучки, что ее клацанье временами превращалось в подобие пулеметной очереди.

Свидетелю говорить было откровенно тяжело. И не только потому, что в зале было душно. То, что рассказывал свидетель сейчас, на суде, изрядно расходилось с заверенными его подписью данными, которые он озвучил во время предварительного следствия.

Иными словами, в Москве полностью повторялось то, что ранее неоднократно имело место в Дагестане. Люди, изначально готовые дать показания против Муртазалиева и Виноградова, через короткий промежуток времени начинали внезапно страдать «провалами памяти» или, напротив, «всполохами воспоминаний», обелявшими «Голодного» и Юсупа. Многие свидетели под любым предлогом просто отказывались появляться на судебных заседаниях.

О чем говорит подобное поведение людей, объяснять не надо. Даже после того, как два высокопоставленных чиновника оказались за границей Дагестана, в республике продолжают оставаться влиятельные лица, заинтересованные в развале уголовного дела против бывшего руководителя республиканского отделения ПФР и бывшего главы Кизлярского района.

Летом 2015 года глава Дагестана Рамазан Абдулатипов, комментируя уголовное преследование Муртазалиева и Виноградова, заявил, что в республике идет процесс «очищения власти». Реалии лета 2017 года доказывают, что очищение административной, правоохранительной и судебной систем Дагестана пока еще далеко от завершения.

ИСТОЧНИКriafan
ПОДЕЛИТЬСЯ