Статс-секретарь, как лакмус авторитарной власти

0
538

Введение в состав правительства Дагестана  новой должности статс-секретаря –заместителя министра, с  одной стороны, вполне рядовое событие, но, с другой стороны, вслушиваясь в объяснение Абдулатиповым  ее необходимости, видишь, как  «лакмусно» проявляется, становится  наглядней порочность установившейся властной системы.

И, кстати,   вот для чего, как  формулирует глава, понадобилась эта новая должность:  «повышения эффективности участия органов исполнительной власти Республики Дагестан в законодательной деятельности и осуществления ими функций по нормативно-правовому регулированию в установленной сфере деятельности».

И надо отметить,  должность  эта  устанавливается в пределах численности заместителей соответствующих министерств, то есть, за одним из заместителей закрепляются дополнительные  обязанности, по сути,  укрепления, углубления связей с парламентом  с целью более эффективного влияния на деятельность парламента, ведь речь идет именно об «эффективном участии»  и регулировании нормативно-правового, точнее,  законотворческого процесса.

  То, что   на дагестанского статс-секретаря будет возложена задача взаимодействия дагестанских министерств с Народным собранием республики   следует из  самого текста указа главы РД.

И вообще, оказывается, в  России статс-секретарём называют  именно заместителя министра, отвечающего за взаимодействие с Госдумой, Советом Федерации и другими государственными органами и общественными организациями.

Обращает внимание, что  при  формулировке цели введения должности  не говорится ни  слова  о том, что как-либо связано с контрольными функциями    за деятельностью тех ветвей власти, с которыми предписано взаимодействовать. Глава республики вынужден этот момент как-то издалека отметить, как  осуществление функций по нормативно-правовому регулированию.

То есть, главе республики приходится очень корректно формулировать  цели этой должности в ситуации, когда  необходимость   взаимоконтроля  ветвей власти не отрицается, она  подразумевается, как-то даже декларируется, но на деле ее нет, само устройство системы власти ее не предполагает.   При установившейся жесткой президентской вертикали власти нет условий для того, чтобы задействовать механизмы столь  важного для эффективного   развития  общества системного взаимоконтроля.

Как вкопанный в землю и  основательно зацементированный столб не нуждается в неких механизмах  противовесов, так и   президентская   власть, вобравшая  в себя  недюжинную силу и оттого мутировавшая   в некоего всесильного монстра,  тоже  не нуждается  в том,  чтобы  была  задействована  между ветвями власти  некая  система  сдержек и противовесов.    Все рассчитано на то, что с вертикали  якобы все видно  и все можно проконтролировать. Вот из-за этого заблуждения и имеем  то, что  имеем.

Во всяком случае, одно очевидно, что  идет на страну вал коррупционных нечистот,  а также   другое  вполне наглядно проявляется – подавляющее большинство населения замазались в этом говне,  барахтается в этих нечистотах, заваленных повсюду, а многие и вовсе погрязли  в особенно  смрадных  местах  по уши,  не имея  ни  сил,  ни возможности выбраться из этой коррупционной клоаки.

И главная проблема в том, что того,  кто не хочет погрузиться в эти нечистоты и питаться сугубо дерьмом,    ждет участь  примерно такая, как, к примеру, постигла  Навального. На него плюнули с большой высоты и надеются, что его уже ничего не спасет, что его  непременно поглотит  дошедшая до многих нечистотная  стихия.

ПОДЕЛИТЬСЯ