Дальнобойщики идут на Москву!19 Мая 2017.Забастовка дальнобойщиков.

0
1240

За «Платон» ответим

На позопрошлой неделе дагестанские дальнобойщики приостановили акцию протеста, длившуюся больше месяца, и покинули «протестные площадки». Уже через пару дней после этого у центра регистрации пользователей системы «Платон» в Махачкале образовались очереди водителей, ожидающих регистрации. Корреспондент «НД» попытался проанализировать итоги «антиплатоновской» забастовки, чтобы понять, чего именно сумели добиться перевозчики, осмелившиеся бросить вызов государственной машине.

Тактические победы

Тактические победы дагестанских водителей, проигравших стратегическую битву, сквозь призму «Платона», «обжимающего» каждого водителя страны ориентировочно на 200 тысяч рублей в год, выглядят не очень весомыми. Из трех пунктов проверки по линии транспортной инспекции в Дагестане остался один, карточки допуска к международным перевозкам теперь будут выдаваться не на год, а на пять, практически все водители, зарегистрированные в системе «Платон», будут освобождены от уплаты транспортного налога. Кроме того, как сообщили корреспонденту «Нового дела» в республиканском правительстве, в скором времени на границе с Азербайджаном будет создана площадка по принципу «одного окна». Сейчас на ней завершается монтаж современного весового оборудования, позволяющего сократить время прохождения границы до 2—3 часов.

Это, скажем так, запротоколированные победы. Кроме этого, водители получили заверения дагестанских властей, что их избавят от практически ставших нормой поборов на таможенных постах и дорогах республики, а также от необоснованных придирок азербайджанских инспекторов, штрафующих водителей еврофур, масса которых превышает 37 тонн (международные нормы допускают вес до 38 тонн. — «НД»). Есть устная договоренность с представителями транспортной инспекции об урегулировании некоторых спорных вопросов. Да, еще в копилке обещаний — уверения депутатов Государственной Думы, пообещавших (естественно, без каких-либо гарантий) довести до коллег по парламенту требования водителей по поводу отмены «Платона». Свои предположения по поводу того, насколько долго эти обещания будут реально работать, мы озвучивать не будем, предоставив читателю право самому делать долгосрочные прогнозы.

Да, на фоне «Платона» «за бортом» остались такие «мелочи», как отмена так называемой «осевой нагрузки», а также наведение порядка со ставкой акцизов на топливо.

Еще в самом начале забастовки многие наблюдатели говорили, что заявленных целей водители ни в коем случае не добьются. Это было ясно и по реакции на нее республиканских и федеральных властей, и по тому, что в акции не приняли участия транспортные компании, контролирующие большую часть рынка перевозок в стране. Больше того, стачку дальнобойщиков многие транспортные компании активно использовали для дальнейшего передела рынка и увеличения своей ниши. РБК в этой связи цитировал высказывания президента не участвовавшей в забастовке ассоциации «Грузавтотранс» Владимира Матягина, сказавшего, что «среди грузоперевозчиков находится немало желающих перехватить заказы у бастующих, просто теряющих клиентов».

Об опасности подобного развития событий предупреждали и сами дальнобойщики еще в первые дни протеста. Так, продвинутый водитель-блогер под ником Nurcatblog, ведущий очень популярный не только у дальнобойщиков «Блог вьючного сКота», уверен, что нынешняя забастовка — сознательная провокация «Объединения Перевозчиков России», задуманная специально для передела рынка: «В весенние месяцы традиционно грузопоток падает, «пирога» доступных к перевозке грузов на всех не хватает, лизинговые платежи и зарплаты водителям (речь идет о крупных транспортных компаниях. — «НД») приказами министерства транспорта не отменишь. Основной конкурент — малый и средний бизнес, его и надо отодвинуть от кормушки доступных грузов. Хотя бы забастовкой за светлые идеалы борьбы с «Платоном». Вы побастуйте, а мы поработаем». Вывод из этого очевидный — дальнобойщики стали разменной картой в большой игре транспортных компаний, стремящихся к монополизации рынка.

Но это только самая вершина айсберга под названием «Платон». Что таится в морских глубинах, мы попробуем разобраться чуть позже, а пока несколько слов о том, почему именно в Дагестане акции дальнобойщиков стали самыми массовыми в стране. Начнем с того, что в республике практически нет крупных транспортных компаний, и посему опасность передела рынка нашим водителям не грозила. В отличие от их коллег из других регионов страны. Второй фактор — пассионарность дагестанцев, пытающихся отстоять свои права. Есть и третий. Такого количества большегрузов на душу населения, как в Дагестане, нет ни в одном регионе страны. Начиная с 2005 года грузовой парк в Дагестане ежегодно рос, причем темпы этого роста значительно опережали средние показатели по России. Так, с 2005 по 2015 год жители республики закупили более 2200 большегрузов, значительно увеличив и без того весьма серьезный парк машин. И хотя с 2015 года наметилась обратная тенденция (за полтора года за пределы республики продано более 400 автомобилей, а еще несколько сотен грузовиков колесят по дорогам с табличкой «Продается»), республиканский парк сегодня насчитывает около 30 тысяч машин. И поэтому, несмотря на то, что в акции принял участие примерно один водитель из 10—15, она в итоге получилась достаточно масштабной.

Остались в проигрыше

Но вернемся к итогам прерванной на неопределенное время забастовки. О реальных и виртуальных победах водителей мы сказали, теперь поговорим о поражениях (когда кто-то побеждает, кто-то автоматически оказывается побежденным). Так вот основными потерпевшими в результате победы «Платона» стали мы с вами. Попробуем оформить наши потери в виде короткого списка. Поскольку водители, оплачивающие счета по «Платону», освобождаются от транспортного налога, ранее поступавшего в республиканский дорожный фонд, последний станет меньше примерно на полмиллиарда рублей. А значит, республиканская программа строительства и ремонта дорог будет откорректирована в сторону уменьшения. Это во-первых. Во-вторых, уже сегодня рейсы из Махачкалы в Москву и обратно существенно подорожали. Если раньше перевозка груза в одну сторону обходилась клиенту в 60 тысяч рублей, то сегодня минимальная цена — 75 тысяч рублей. Некоторые считают, что это явление временное, обусловленное большим количеством «горящего» груза, скопившегося в республике из-за забастовки дальнобойщиков. Сами же водители уверены, что цена за рейс будет расти и дальше. В настоящее время в Дагестане идет настоящая война между водителями, диспетчерами и клиентами, при этом перевозчики, активно обсуждая эту тему в социальных сетях, настаивают на том, что плата за километр пути должна быть не ниже 50 рублей. Если этот тариф начнет работать, то короткая дорога в Москву (через территорию Калмыкии) будет обходиться клиенту в 90 тысяч рублей, а длинная (через Ростов-на-Дону) выльется в 100 тысяч. Накрутки эти, естественно, добавятся к стоимости перевозимого товара, и в итоге помимо водителей издержки «Платона» придется оплачивать нам с вами. Собственно, все это было понятно еще до начала акции, именно поэтому протестующие водители откровенно недоумевали, почему к ним не присоединяются остальные дагестанцы, ведь рано или поздно щупальца «Платона» залезут в карман каждого жителя республики.

Чем обусловлен такой значительный рост стоимости перевозок, корреспонденту «Нового дела» объяснил один из участников недавней забастовки Абдурашид Самадов: «Некоторые считают нас хапугами, говорят, что «Платон» добавляет к стоимости поездки всего четыре тысячи рублей. На самом деле это не вполне соответствует действительности. Дело в том, что эта система параллельно решает сразу несколько задач помимо сбора денег на ремонт дорог и повышения уровня жизни семьи Ротенбергов. Одна из таких задач — выведение бизнеса перевозок из «тени». Данные «Платона» автоматически передаются в региональные налоговые органы, поэтому после каждого рейса нас будут встречать налоговые инспекторы, требующие уплаты налогов с доходов. Кстати, для сведения, при помощи «Платона» государство попытается вывести из тени не только нас».

Риски сельхозпроизводителей

«Есть такое понятие: «равномерная осевая нагрузка», — продолжает Самадов. — Это чисто российское изобретение, в других странах такого нет. То есть от водителей требуют, чтобы машина была загружена равномерно, с одинаковой нагрузкой на каждую ось. Вроде бы мелочь, но штраф за эту «мелочь» составляет от 200 до 500 тысяч рублей. При этом оборудования, обеспечивающего равномерную погрузку, в стране нет. Более-менее равномерно можно загрузиться на стационарном складе. Это исключает ранее практиковавшуюся в Дагестане загрузку в поле, когда люди, выращивающие капусту, лук, картофель или арбузы, грузили свой товар прямо там, где его выращивали. Я лично не рискну подставляться под штраф и брать товар непосредственно у продавца. И таких, как я, большинство.

Значит, рано или поздно в цепочке «производитель — перевозчик — покупатель» образуется обязательный посредник — владелец склада. Уверен, что им окажется кто-то из наших крупных чиновников, поскольку дело это обещает быть весьма прибыльным. Что, естественно, приведет к удорожанию товара, но это только начало. Если раньше люди, выращивающие овощи и фрукты, контактировали непосредственно с водителями и оставались в «тени», то теперь им придется выйти в правовое поле и начать платить налоги (одно дело — искать владельцев товара по полям, и совсем другое — проверить документацию владельца оптового склада). В итоге «Платон» рано или поздно ударит по фермерам и другим производителям продукции. Мы пытались им это объяснить, предлагая присоединиться к нашей забастовке, но они нас не услышали. Теперь пусть отдуваются. А за издержки в конечном счете заплатит покупатель, поскольку все это скажется на цене каждого товара. Так что ждите нового взлета инфляции в России».

С начала кризиса «Новое дело» постоянно писало о том, что правительство России, по существу, пустило на самотек ситуацию в экономике, так и не сумев выработать внятного антикризисного плана. Объясняется это достаточно просто — все издержки кризиса государство решило переложить на плечи граждан. И «Платон» в этом плане следует рассматривать исключительно как инструмент очередного отъема денег у населения. При этом уже сегодня очевидно, что это только начало и программа экспроприации у россиян только набирает обороты.

За примерами далеко ходить не надо. Буквально на этой неделе российские СМИ сообщили, что до конца года будут приняты законы, запрещающие самозанятым гражданам выезжать за границу. На деле это означает начало широкомасштабного наступления на тех, кто работает в «тени» и не платит налоги (по разным оценкам, речь идет о 20—25 миллионах человек). А поскольку в Дагестане «серый» сектор оценивается примерно в 70%, для нас грядущие изменения в законодательстве в скором времени станут очень актуальными.

 

20.05.2017

Тюменские дальнобойщики: «Забастовка не закончена, взят тайм-аут»

14 мая тюменские дальнобойщики впервые собрались вместе после того, как 1 числа покинули место забастовки у села Плеханово. Решение разъехаться давалось нелегко, но поводом послужило собрание коллег из Дагестана. Депутаты Госдумы пообещали старейшинам, что поднимут вопрос о пересмотре системы «Платон» , а пока штрафы в размере 300-400 тыс. рублей будут аннулироваться.

Почему тюменские дальнобойщики покинули место забастовки

Дальнобойщики Дагестана служили примером всем водителям в стране,  там во «Всероссийской стачке» приняли участие 95% водителей.  27 апреля после собрания, когда старейшины пообещали возобновить стачку, если в Госдуме не пересмотрят систему «Платон», дальнобойщики Дагестана разъехались, и тюменцы последовали их примеру. В течение трех дней водители из Нягани, Ялуторовска, Заводоуковска, Исетска покидали место забастовки.

Если в Екатеринбурге на забастовку вышло 15 машин, в Челябинске 50, то в первый день тюменские дальнобойщики показали около 75 автомобилей. В течение 34 дней к тюменцам присоединялись коллеги из других городов, местные водители по очереди отлучались на ремонт. Разъезжались уже в составе 45 машин.

Точное количество машин на забастовке знали представители МВД. По словам учредителя Ассоциации грузоперевозчиков в Тюмени Владимира Ардашова, блюстители порядка практически охраняли водителей, ежедневно пересчитывая количество автомобилей. Если появлялся новенький — а к тюменцам присоединялись водители из Екатеринбурга, Сургута, Ямала – проводили разъяснительные беседы, намекая, что стоять здесь – чревато проблемами. Некоторые уезжали.

Итоги второй волны «Всероссийской стачки дальнобойщиков»

10 мая в Москве собирались  координаторы всех регионов во главе с председателем профсоюзов Центрального Совета Межрегионального профессионального союза водителей профессионалов Александром Котовым. На собрании был поставлен вопрос  о системе «Платон». Водители единогласно приняли решение нанять адвокатов и выступить в Верховном суде против.

Ранее глава Совета Федерации Валентина Матвиенко дала поручение проанализировать обоснованность и эффективность системы «Платон».

«Если Совет Федерации будет решать этот вопрос, то на данный момент, почему система работает? Она должна быть приостановлена?! В этом году «Платон» должен собрать 40 млрд, из них отдать 10,6 за обслуживание рамок. Если же добавить рубль на топливо, то прибыль будет 68 млрд, и никому не надо платить. Так эффективен «Платон» или нет?» — задается вопросом Владимир Ардашов.

Среди достижений «Всероссийской стачки» можно назвать понижение тарифа с 3,06 рублей за км. до 1,91 руб. Однако дальнобойщики не видят в этом победы: «Сделали нам скидку, одолжение». И продолжают настаивать на полной отмене «Платона».

«Добились того, что власти нас увидели и услышали. Где бы мы ни были, в администрации, Центре «Э», ФСБ, как только говоришь «Платон», у всех сразу руки-ноги трясутся. Все боятся этого слова. И все внутренне нас поддерживают – правильно вы бастуете, но говорить об этом мы не можем»,

— говорит Ардашов.

Отметим, что накануне забастовки, которая стартовала 27 марта, тюменские дальнобойщики хотели выйти на улицы города с митингом, но так и не удалось согласовать приемлемую площадку.

Забастовка не закончена, взят тайм-аут

Пока Совет Федерации и Госдума разбираются в системе «Платон», дальнобойщики ждут результатов. Если начнут приходить штрафы за перегруз по 300-400 тыс., водители договорились их игнорировать, ориентируясь на дагестанцев. «У некоторых ребят старенькие КАМАЗы стоят 300 тыс., откуда взяты такие штрафы? Водители не получают по полмиллиона, как наши чиновники», — возмущаются водители на тюменском собрании.

Во время забастовки к дальнобойщикам не приехал ни один представитель власти. Приглашал на встречу Евгений Воробьев, председатель Комитета по делам национальностей Тюменской области. На резолюцию дальнобойщиков Воробьев ответил, что это требования федерального масштаба, здесь ничем не помочь.

«Так что никто к нам не приезжал кроме МВД, они регулярно обыскивали наши машины, якобы по звонку, по наводке, что в колонне стоит машина с оружием. Но мы же понимаем, что к чему. На следующий день должен был проехать Сергей Иванов, специальный представитель президента России по вопросам транспорта. В день, когда он должен ехать, нам уже в открытую говорят: ну вы уезжайте на сегодня, а завтра снова встанете. На что мы ответили: как стояли, так и будем», — вспоминает Ардашов.

Пристальный интерес к забастовке проявляли сотрудники правоохранительных органов. Как рассказывает учредитель Ассоциации грузоперевозчиков в Тюмени, не проходило и дня без допроса или звонка. Помимо нравоучительных бесед случались и вопросы с подвохом. Например, во время многочасового допроса внезапно задавался вопрос: а кто, если не Путин?

«На допросах я был через день. Побывал во всех инстанциях: и в ФСБ меня вызывали, и в Центр «Э», в МВД, в общем – везде. И ведь одно и тоже везде, и все такие добрые и ласковые. Спрашиваешь, мы экстремисты? Нам – нет, иначе по-другому бы разговаривали. Так мы такие же потребители, как все. Также ходим в магазин, видим рост цен. А есть и те, кто получает по 15-20 тыс., из них заплати за квартиру, за садик, а на что живут? Да на пенсионеров посмотрите! И не стыдно такому большому государству?»

Требования дальнобойщиков уже давно перешли за пределы интересов только водителей фур. Во время забастовки дальнобойщиков поддерживали тюменцы, привозили провизию и просили стоять, пока не добьются своего.

Вторая волна забастовки дальнобойщиков в очередной раз показала, что сочувствующих много, а готовых к реальным действиям — единицы.

Из 75 членов тюменской Ассоциации только 20-30 человек являются активистами. Однако объединения с другими протестными движениями дальнобойщики не хотят.

«Если бы мы объединились с оппозицией, то получилось политическое выступление. Это было бы очень шумно.  А мы этого не хотели. Ведь дело может дойти и до того, что вся страна встанет, вдруг еще начнется революция, кому это надо? Надо все сделать мирным путем, договориться, зачем воевать? К нам приходили из оппозиции Мальцева, от Навального, КПРФ, и РКПБ, не было только ЛДПР и от «Единой России», ну и «СПС».

При этом учредитель Ассоциации Ардашов признает, «если бы встала вся Россия, то 5 дней и не было бы «Платона». А то Медведев говорит, что бастуют 480 человек, а 800 тыс. уже зарегистрировались. Отвечаю Медведеву: нас 2 млн, а где еще 1200?»

Василий Марков, дальнобойщик из Ульяновска, подтверждает, стоять впятером бессмысленно.

Третья волна, если будет, то накроет гораздо мощнее.

Тогда уже не придется доказывать и объяснять, все сами поймут, когда встанет вопрос оплаты штрафа в 300 тыс. рублей. «За свой бизнес надо бороться, думать, что кто-то что-то сделает за тебя, так не прокатит».

После забастовки тюменскую Ассоциацию ждут перемены. Председатель Ильнур Насибулин дорабатывает до 1 июня и покидает свой пост. Активист Владимир Ардашов за 34 дня стачки дважды побывал в кардиологии, «близко к сердцу принимает все происходящее», а также по решению суда получил штраф за организацию забастовки. Должности вакантны, вот только желающих мало. «Если будет третья стачка, то в новом составе», — подводит итог Ардашов и добавляет, что это его последнее официальное интервью.   Фото: tumenpro.ru