Когда перспектива премьера и счастье народа в одних руках

0
374

Премьер без перспективы: с какой стороны Дмитрий Медведев показал себя депутатам

Дмитрий Медведев, выступая в Госдуме с решающим отчетом, пытался показать, что правительство работает, а дела в стране медленно, но идут в правильном направлении, однако не произвел впечатления того единственного человека, который может это обеспечить.

Отчеты Дмитрия Медведева в Госдуме обычно не привлекают столько внимания, как явления народу Владимира Путина, но на этот раз выступление удалось обеспечить интересом. Во-первых, все ждали, конечно, будут ли депутаты Госдумы спрашивать премьера о расследовании Алексея Навального “Он вам не Димон”; был и еще один повод для любопытства, потому что через год заступивший на новый срок президент будет переназначать правительство, главу правительства будет утверждать Госдума, а перспектива Дмитрия Медведева остаться на посту — вещь дискуссионная.

аСоответственно, у него был последний шанс продемонстрировать, что премьер-министр он хороший и толковый и на него, если что, можно положиться и дальше.

Если начать с самого интересного с точки зрения шоу-политики, то вопросов о Навальном Госдума решила Медведеву не задавать. Это не было самоочевидной вещью с самого начала: до того, как премьера публично поддержал Владимир Путин после поездки в Арктику, политики осторожно, но все-таки тоже начинали выражать недоумение. Сначала это была группа депутатов-коммунистов, потом расследования не исключили Валентина Матвиенко и Сергей Миронов. Ростки недоумения были раздавлены в зародыше, и Валерию Рашкину, собиравшемуся спросить Медведева о Навальном, фракция КПРФ сделать этого не позволила.

Впрочем, другой депутат из той же фракции, Никита Коломойцев, все же сумел ввернуть этот вопрос с формулировкой, что мешает Медведеву защититься от нападок. И нарвался на короткий ответ главы кабинета министров: “Я не буду комментировать лживую продукцию политических проходимцев и считаю, что КПРФ тоже должна от этого воздерживаться”. Спикер Госдумы Вячеслав Володин счел нужным добавить с места: “Один раз страна уже пострадала от этого, и в первую очередь КПСС, выводы надо делать”. Отповедь Никите Коломойцеву за неудобный вопрос позже дал и лидер ЛДПР Владимир Жириновский.

4 года назад Дмитрий Медведев относил Алексея Навального (наряду с несколькими другими оппозиционерами) к категории “уважаемых людей”, из которых кто-то станет реальным политиком, а кто-то останется “известным в стране человеком, формирующим общественное мнение”. И вот теперь о нем Медведев не желает даже слышать, а Вячеслав Володин напрямую утверждает, что расследования Навального по сути равны расследованиям Гдляна и Иванова.

То, что премьер по-прежнему не хочет отвечать, а депутаты — в подавляющей массе — спрашивать, означает хотя бы то, что люди, которые недавно выходили митинговать против Дмитрия Медведева по всей стране и выйдут снова, представительства в Госдуме не имеют. Более того, практически никто в Думе и не собирается становиться их представителями: мнение Коломойцева и Рашкина стоит отнести к желанию хоть как-то изобразить неравнодушие, но не к политической позиции партии.

В этой общей позиции депутатов видна внутренняя непоколебимая уверенность в том, что к следующим парламентским выборам в стране ровным счетом ничего не изменится.

Собственно доклад у Дмитрия Медведева прорывным тоже не получился. Он подчеркнуто исполнял роль сугубо технического исполнителя, бюрократа, цель которого состоит в том, чтобы следить за хозяйством. Премьер, как положено на отчетах, признавал отдельные недоработки в различных отраслях, обещал делать все, чтобы их преодолеть, но отмечал и достижения, сводящиеся к тому, что там и сям ситуация стала на несколько процентов лучше, а вскоре, как надеется правительство, станет лучше еще на несколько процентов.

Впрочем, в отдельных случаях есть повод похвастать и более весомыми достижениями: например, урожай большой сняли, а доля отечественной техники в сельском хозяйстве уже выше 50%. Самолетов стали строить заметно больше — в 2016 году 30 гражданских и 109 военных, дефицит региональных бюджетов побороли. Налоги, подчеркнул Дмитрий Медведев, в этом году власти повышать не планируют, следуя мораторию (так выделив “в этом году”, что появилось подозрение насчет следующего года).

Дмитрий Медведев пытался показать, что правительство работает, а дела в стране постепенно идут в правильном направлении, но не произвел впечатления того единственного человека, который может это обеспечить.

Нельзя, наверное, сказать, что положительных достижений у правительства вообще никаких нет. Но они сводятся к возможности продемонстрировать, что, мол, мы в клочья не порваны и уже тем гордимся; правительство старательно делает вид, что ничего другого, кроме борьбы за проценты показателей, в российской политике не существует и существовать не может. Если представить, что в зале находились бы не депутаты Госдумы, а, например, та самая молодежь, которая выходит на антимедведевские митинги и в ближайшие годы получит право голоса, то что-то вдохновляющее они вряд ли услышали бы — скорее, подтвердили бы свои подозрения в отсутствии значительных преобразовательных планов.

Премьер обещает скрести по сусекам и по мере сил добавлять денег в первую очередь бюджетникам, а затем на инфраструктурные проекты и национальную безопасность; когда он говорит о, например, образовании, перечисляет лишь количественное увеличение классов и лабораторий, но ни слова не говорит о реформах самой образовательной системы. Никакого внятного проекта будущего у него, по-видимому, действительно нет, а есть предложение жить в постоянной борьбе за индексацию пенсии на размер инфляции.  Михаил Шевчук

Счастье без премьера: к чуму приведет падение рейтинга Медведева

 

Рейтинг Дмитрия Медведева упал — россияне все меньше доверяют ему, говорят социологи. Впрочем, премьер-министру рейтинг и ни к чему, его должно интересовать доверие только одного человека в стране.

Социологи в России не только оперативно реагируют на крупные события, но и регулярно замеряют единственные в стране политические показатели — рейтинги первых лиц государства. По последним данным “Левада-центра”, упал рейтинг премьер-министра Дмитрия Медведева. В апреле 2017 года симпатию к нему, оказывается, испытывают всего 8% россиян, зато антипатию — 9%, а 4% и вовсе отвращение. Полностью доверяют ему всего 3%, в основном доверяют — 30%.

Более того: 45% опрошенных выступили в той или иной степени настойчивости за отправку Дмитрия Медведева в отставку. Защищать главу правительства готовы 33%. Все эти осторожные телодвижения похожи на кампанию за второй срок Медведева, проходившую в 2011 году, только с обратным знаком.

Правительство в России — орган, предназначенный для выражения недовольства. Один из последних опросов “Левада-центра” показал: россияне в большинстве своем считают, что оно в целом свои обязательства перед государством выполняет, а вот обязательства перед гражданами выполняет уже гораздо хуже. Поэтому рейтинг Медведева медленно, но неуклонно падает довольно давно. Перед осенними парламентскими выборами он находился примерно на отметке 10%. Что, понятно, не помешало победить на выборах “Единой России”, председателем которой по совместительству является премьер-министр.

Но поскольку именно сейчас разгорелся серьезный скандал вокруг “империи фондов” Дмитрия Медведева, новые данные пришлись ко времени. Оппозиция требует отставки Медведева, а почти половина граждан, получается, разделяет это требование. Падение рейтингов отмечает не только “Левада”, но и ФОМ, и ВЦИОМ, пусть и не в таких выражениях.

ВЦИОМ зато на днях порадовал другим — уровень счастья россиян достиг максимального уровня за все время измерений. Сейчас счастливыми называют себя 85% россиян. А среди молодежи счастливых и вовсе 95%. Для достижения 100%-ного, чистого, как хрусталь, счастья, очевидно, не хватает только отставки премьер-министра. Она-то и станет тем самым невыполненным пока обязательством государства перед народом.

Жаль, что социологи, задавая вопрос об отставке Медведева, не уточняют, какого премьера они хотят, если им этот не нравится, хотят ли они премьера-популиста или премьера с другой прической, не спрашивают, верят ли респонденты, что Медведев делает что-то, не посоветовавшись с Путиным. Впрочем, возможно, он респондентам просто надоел, а кого они хотят, у них все равно не спросят. Отсутствует даже сам механизм выдвижения кандидатур снизу.

Пресс-секретари Путина и Медведева синхронно высказались в одном ключе: особого значения результаты опросов не имеют. Хотя пресс-секретарь премьера Наталья Тимакова при этом сделала любопытное замечание, сказав, что такие исследования проводятся “по определенному политическому заказу”, намекнув то ли на Алексея Навального, то ли все-таки на кого-то еще, более влиятельного. Например, на Сергея Собянина или на Вячеслава Володина, которого недавно ославил ветеран-афганец Андрей Чепурной, рассказавший Владимиру Путину о том, что сенатор Франц Клинцевич будто бы всем говорит, что именно Володин станет преемником Путина.

Опрашиваемые социологами граждане, впрочем, вряд ли отличают Медведева от Володина или вообще от кого-то, кроме Сергея Лаврова и Сергея Шойгу. Имеется в виду что-то вроде: мы против отставки этого премьера не возражаем, а уж кого взамен ставить — сами решайте.

“Рейтинг премьера” или “рейтинг президента” — понятия в России условные, что-то вроде “консолидации элит” или “инвестиций в человека”. Хуже Дмитрий Медведев все равно вряд ли будет выглядеть. Госдума только что переизбрана, а продление премьерских полномочий Медведева после выборов президента — 2018 зависит от чего угодно, только не от соцопросов (итоги которых нужны для того, чтобы избиратели потом не сильно удивлялись). Даже недовольство партий парламентского меньшинства лишь внешне совпадает с медведевскими карьерными проблемами; на самом деле это параллельные процессы, и главу правительства должно волновать доверие не 3%, а всего одного человека.   Михаил Шевчук

 

ИСТОЧНИКdp.ru
ПОДЕЛИТЬСЯ