Абдурашид Саидов: Свой – патриот, чужой – националист?

Известный врач, журналист и наш постоянный колумнист Абдурашид Саидов поделился своими размышлениями о всплеске национализма, который он сегодня наблюдает в Дагестане

0
2122

В период политических кризисов и потери доверия к власти всегда обостряется национальный вопрос. Это особенно характерно для постсоветского периода нашей страны. В многонациональной стране любые попытки закрыться в национальную оболочку, обособиться, выпячивать проблемы только своего народа есть опасная тенденция. И это касается всех народов — и больших, и малых. Страна, республика в которой мы живем есть наше общее пространство,общий ареал обитания и решать какую-либо проблему отдельно взятого народа невозможно, если проблема эта не связана с природными катаклизмами.

Тенденция национального обособления, выпячивания своих национальных проблем начинает развиваться и в Дагестане, которую в советское время называли образцом, своеобразным мини-советским союзом, в котором окончательно и бесповоротно решен национальный вопрос с результатом «Дружба народов». И это при том, что практически все административно-карательные меры по решению национальных проблем в той стране лишь порождала новые проблемы межнациональных отношений.

Активизируется кумыкское национальное движение, сход которого состоялся несколько месяцев тому назад. Массовое переселение народов, ограничения для проживания и для прописки одних народов в конкретных и определенных партийными органами зонах было в нашей истории. Чтоб не быть голословным, ограничение прописки для чеченцев с искусственным увеличением аварской (и др.) части населения в определенных населенных пунктах в бывшем Ауховском районе было конструктивным решением партии и государства? Административные переселения горцев на равнину (пусть даже с самыми благородными целями) были для укрепления дружбы народов?

Уверен, если бы не принудительно-добровольная миграция жителей вместе с колхозами на равнину, с годами произошла бы естественная, гармоничная миграция населения с заполнением пустот, с поиском общего языка (экономического, юридического, бытового, наконец и семейного) с населением равнинной части Дагестана. Однако, сегодня деформации тех лет дают о себе знать. И решать эти проблемы ни один народ не в состоянии в одиночестве, без участия всех, кого касаются проблемы.

Однозначно могу сказать: ни при каких обстоятельствах не произойдет «освобождение» равнины в пользу или в ущерб одного народа с приданием равнинной земле национальной окраски. Но и это не значит, что нужно закрывать этот вопрос и прекращать работать над решением, урегулированием этой проблемы. Тут в помощь юристы, специалисты по шариатскому праву, джамааты, просвещенная общественность.

Горцы в те годы не по своей воле переселялись на равнину, мало того, у многих горцев была генетическая боязнь равнины. Помню, даже в 1960-е годы, когда будучи ребенком, я из Агвали уезжал в Махачкалу или в Хасавюрт, бабушка Заграт мне давала наставления: «Будь осторожен! В жару к воде не подходи! Там можно заразиться «солнечной болезнью»! (милгьилъ гьалир — на багвалинском малярия). В те годы много горцев умерло от малярии. Еще в 19 веке медики отмечали, что местное равнинное население мало восприимчиво к малярии, а переселенцы, военные и путешественники заболевают чаще и тяжелее. И после появления прикутанных хозяйств горных районов колхозников принуждали ездить на сезонную работу в Бабаюртовскую зону.

Точно таким же жестоким испытаниям были подвергнуты лакцы, переселенные с гор в Новолак, кумыки, переселенные из окрестных с Махачкалой сел в горные районы ЧИАССР, лезгины, оказавшиеся по обе стороны госграницы, другие народы Дагестана. Потому нам нет смысла определять: кто пострадал больше, а кто меньше. Страдали все. ЦК партии решал все национальные проблемы. Решал как мог, а что получилось — не одно поколение будет пожинать.

Тем не менее, и в этой ситуации некоторые ученые историки, активисты, общественные деятели, которые берут на себя роль защитников того или иного отдельно взятого народа Дагестана, выстраивают виртуальные заградительные линии между народами, переходят в осадное положение, начинают клеветать, оскорблять друг друга, в публичной открытой национальной прессе публикуют материалы, возбуждающие ненависть и нетерпимость друг к другу. Уж про соцсети — лучше не читать эти шизофренические анализы и прогнозы. Самовосхваление и придание собственному народу главенствующей роли, принизив других — не самый лучший вид патриотизма.

Своих националистов называть патриотами, патриотов других народов называть националистами не выход из ситуации. Мы все разные, по общественно-политическим взглядам, по национальности, по мировоззрению. Даже мусульмане у нас разные, хоть и молятся одному Аллаху. Вот, попытались взять всех мусульман под крышу ДУМД в начале 1990-х. Результат очевидный и печальный.

В этой ситуации нам не единство важно, а согласие разных, мир между людьми, придерживающимися разных взглядов, разных течений в религии, а уж о межнациональном согласии — это исторически присуще было Дагестану. Потому нам, поколению стыка двух веков, нарушить это согласие — преступление перед будущими поколениями дагестанцев. А сеять вражду и нетерпимость между разными по взглядам и мировоззрению дагестанцами, тем более через официально зарегистрированные СМИ, недопустимо и авторы должны нести ответ не только перед читателями, но перед надзорными органами, которые обязаны по своем служебному долгу контролировать, пресекать подобные факты и давать правовую оценку каждому такому случаю. Тем более, если это исходит не от обезличенных «терминаторов». Иначе это становится похоже на игру с огнем на пороховой бочке при попустительстве власти.

ПОДЕЛИТЬСЯ