Фазир Муалим. Вы помните опыт с мерцающими звёздами? Размышления о критике

0
1096

Про поэтов говорят, что они не любят друг друга, вечно тычут в глаза, заливают в уши – цитируют «есть такой обычай: в круг садясь, оплёвывать друг друга». Всё это чушь, всё ерунда. Клевета, я бы сказал, и злословие. Ну, да, бывает, что ругаются, ссорятся. Но ведь это общечеловеческое. С кем не бывает? В поэзии ругаются не чаще, чем в любой другой области деятельности. А возможно даже наоборот – реже. Потому что поэт чаще всего, как правило, занят собой, и «мало ему конституций». Поэт эгоцентричен, и, на мой взгляд, это больше чем здорово. Именно поэтому я и хотел сначала первую же колонку размышлений (критики, анализа, обзора литературной деятельности дагестанцев и выходцев из Дагестана – как хотите назовите) написать о себе. Но потом, чтобы не оказаться в роли унтер-офицерской вдовы, высекшей сама себя, решил отложить эту затею. Ведь неизвестно, куда тебя поведет фантазия, когда ты открываешь стихи, а перед тобой стоит цель – разобрать их, поразмыслить над ними. Ведь во мне может проснуться дар критика, и тогда я разнесу себя в пух и прах.
Это шутка. Лёгкое кокетство.
Повторяю крепко осевшую в наших головах идею о том, что критика – это выругать, подставить подножку, подвести на край крыши высотного дома и столкнуть… повторяю эту идею только за тем, чтобы опровергнуть её.
На мой взгляд, критика – это медленно прогуливаться вокруг райских (если поверить автору) садов текста, боясь войти в ворота. Критика – это смотреть чуть-чуть в сторону, чтобы увидеть объемно. Вы же помните тот опыт с мерцающими звёздами? Когда смотришь на звёзды прямо, они как бы исчезают из поля зрения, а немного отводишь взгляд – и они снова появляются. Вот этот метод вылавливания мерцающих звезд из темного неба – и есть критика, на мой взгляд.
И я воспользуюсь этим методом, чтобы рассказать о своём видении… современной… дагестанской… поэзии. Как видите, все три слова я произношу в большом смятении и замешательстве. Ну, если слово «современная» более или менее ещё понятно, то «поэзия» – это просто неприличное слово в наше время. И не знаешь, чем его заменить. Стихосложение? – слишком профессионально.
Версификация? – иронично.
Стихоплетство, рифмачество? – что вы, грубо и пренебрежительно! К тому же, не все и признают эту самую рифму.
Зухдийат, хамрийат, мухаммас? – нет, нет, нет.
Вздохнем же глубоко и, отчаявшись, будем пока пользоваться высоким понятием «поэзия», по возможности снижая пафос.
А что же касается эпитета «дагестанская», то должен вам открыть одну тайну: многие дагестанские поэты, пишущие на русском, очень неохотно соглашаются называться дагестанскими. Они рассуждают так: «Поэт – это язык. Если я пишу на русском, значит я – русский поэт».
Как скажете. Но я всё равно намереваюсь, если Бог даст, сделать серию размышлений по поводу их стихов. И для этой цели совершенно не важно, считают они себя дагестанскими или нет. Я буду исходить вот из чего: если ты по происхождению, по месту рождения или пребывания (пусть даже недолгого – какие-нибудь «дагестанские мотивы в стихах») дагестанец, а по манере поэтического творчества вызываешь мой интерес, то я не пройду мимо.
То, что я собираюсь писать не тянет на формат литературной критики, ни эссе, ни очерка – пусть это будет называться «взгляд и нечто».
Кстати, и вас призываю, кто случайно прочтет это нечто, присоединиться к созданию литературного, если даже не шума, то хотя бы глухого гула в Махачкале.
«Вот этаких людей бы сечь-то
И приговаривать: писать, писать, писать!..»

ПОДЕЛИТЬСЯ