Политолог Станислав Ткаченко считает запоздалый приезд Памфиловой в Дагестан предвыборным пиарпоходом

0
613

Известный политолог, руководитель магистерской программы «Дипломатия Российской Федерации и зарубежных стран» факультета международных отношений СПбГУ Станислав Ткаченко прокомментировал заявления руководителя Центризбиркома России Эллы Памфиловой по поводу ситуации в Дагестане.

Отметим, что 1 марта глава ЦИК России, подводя итоги выездного совещания в регионе, которое состоялось 16 февраля, в беседе с журналистами заявила, что Дагестан является «практически самым проблемным регионом» и добавила: «Полную ответственность за то, как в регионе проходят выборы, несут руководители субъектов Российской Федерации».

По мнению политолога, если в ходе сентябрьских выборов прошлого года в Дагестане было зарегистрировано около 100 нарушений, то в Санкт-Петербурге их было 300, в Москве – свыше 150, в Ростовской области и Краснодарском крае – свыше 100. «На этом фоне подобные заявления руководителя Центризбиркома кажутся необоснованными и нелогичными», – считает Ткаченко.

Также политолог прокомментировал заявление Памфиловой об ответственности глав регионов. По его словам, в соответствии с законодательством избирательные комиссии всех уровней в России являются независимыми и по сути они неподконтрольны каким-либо чиновникам. «Центризбиркому необходимо большее внимание уделять законодательству», – заявил Ткаченко, добавив, что  если на комиссии оказывается какое-либо давление сверху, то именно ЦИК должен оперативно реагировать на такое вмешательство и настаивать на внесении поправок в несовершенное избирательное законодательство для исключения возможности подобного давления в будущем.

Политолог считает, что заявления главы Центральной избирательной комиссии, которые прозвучали лишь спустя полгода после завершения выборов, преследуют цель не найти виновных или дать оценку работе избирательных комиссий на местах, а внести некий тонус перед предстоящими президентскими выборами.

Позволю себе подытожить то, что, по сути,  сказал Станислав Ткаченко с подачи провластного медиа-ресурса, а также попытаюсь изменить направленность некоторых акцентов, прозвучавшись в этой информации.

По сути,   политолог  из северной столицы положительно  оценил  высокую явку избирателей и безоговорочную победу Единой России« на выборах в Дагестане. 

Согласитесь, более 80% голосов за “единороссов”  и 86-процентная явка избирателей – это, на самом деле, хороший результат, скажем так, отяготительной партийной  работы с гражданами  в период выборов, которая побудила их  прийти к урнам  и проголосовать за тех, кто их туда потянул.

 Помимо оценки явки, политолог указывает на традиционность политических предпочтений жителей северокавказских регионов, которые чаще всего голосуют за правящую партию. И это тоже он считает положительным обстоятельством.  Имеет право. Тем более,  что это, на самом деле, по большому счету, больше положительный момент, чем отрицательный. Во всяком случае,  что же тут такого очень  отвратительного, если  население  приходит и дружно голосует?  Немного обидно, что одинаково все голосуют. И даже чуть противненько, что голосуют  только за тех, кто при власти и при деньгах.  Но это, думаю,  все же лучше, чем совсем не голосовать.  Ведь обычно люди в противном случае вместо бюллетени используют  булыжник.

И, конечно, издалека видится неким ноу-хау местного значения  подписанный накануне голосования представителями различных партий меморандум о честных выборах. Это только приблизившись ощущаешь, каким духом смрада  веет  от деяний партийных лидеров,  подписавших этот меморандум.  Ведь одни активно любой ценой  очищали предвыборное пространство,  расширяли  свои возможности использования этого пространства, другие также энергично и неожиданно продавали  имевшуюся, полученную, завоеванную возможность попробовать составить конкуренцию тем, кто в фаворе на этих выборах. А население пассивно за все этим наблюдало, почти все ждали, кто их в итоге  поведет к урнам.

А по поводу оценки действий ведомства Памфиловой, то, думаю, они, несмотря на возможные определенные установки от партии власти, не сделали все, что могли. Отсюда и соотношение зафиксированных нарушений на выборах, которые ниже даже, чем в столичных Москве и Санкт-Петербурге. Во-первых здесь сказывается и то, кто их фиксировал, а главное – зачем это делать, если  в любом случае  никто адекватно не реагирует, даже суды. Потому и надо согласиться с мнением Ткаченко, что запоздалый приезд Памфиловой – это больше пиар-ход перед президентскими выборами. 

Правда, и в этом   сложно увидеть   много  отрицательного, было бы гораздо хуже, если   госпожа Памфилова вовсе бы игнорировала нас своим вниманием. 

А  теперь позвольте презрительно-насмешливым “ха-ха” выразить недоумение тем, что политолог  такого уровня на  полном серьезе и в чью-то защиту говорит со ссылкой на законодательство  о реальной  неподконтрольности в России  чиновникам избирательных комиссий всех уровней.

Если же эти слова направлены к Памфиловой с укором, то Ткаченко    мог бы задуматься над тем, почему глава  Центризбиркома, которая тоже в курсе официальных данных о нарушениях,  побывав в Дагестане и выслушав на месте недовольства людей, все же высказалась о Дагестане, как о самом проблемном регионе в период выборов.  Вместо этого же мы видим деланное, заушипритянутое стремление с помощью законодательства оценить ситуацию объективно.