Дагестанские полицейские отказались участвовать в спектакле федералов!

0
492

В  селение Тлондода Цумадинского района приехали несколько микроавтобусов с федералами – в форме и в штатском. “Русские”. Они окружили дом человека, у которого небольшая отара овец и трое маленьких детей. Не снимая обуви, они вломились в дом и выгнали оттуда всю семью.

Дальше они там пошуровали. И начали вызванивать и ждать полицейских из райцентра Агвали. Сценарий прост: федералы подкидывают “улику”, полицейские ее “находят”, человека уводят.

Так вот. Полицейские отказались участвовать в этом федеральном спектакле. Некоторое время федералы препирались. Потом снова зашли в дом в обуви, забрали свою закладку и убрались восвояси. Мать семейства 5 часов простояла на холоде – это 2000м над уровнем моря вообще-то. Уйти она не могла, в ужасе ожидая, что мужа заберут. Дети ушли в школу. Все эти часы в коробке плакал ягненок, который замерз (все двери нараспашку) и хотел есть. А покормить его не пускали.

Что это было? Было это издевательство над невинными людьми в чистом виде. Отец семейства поставлен на профучет. Просто потому, что у него не щетина, а борода. Вот как у  Челингарова. Это вся его вина. То есть,  вообще вся. У семьи была машина – ездили продавать мясо и молоко. Как поставили на учет, ездить стало невозможно – останавливают на каждом повороте. Машину продали. Семью переписывают каждый год – и родителей, и детей. Просто почувствуйте, как это быть горцем, аварцем, дагестанцем. Эта семья тихо живет в своем горном селении. Но приходят федералы. И начинается “выборочная зачистка”. В “списках” здесь и старики есть 80-летние. И к ним тоже приходят. И тоже подкидывают. И жену на мороз выгоняют…

В Москве все не могут решить, наступил уже 37-й год или еще нет. А здесь он уже 20 лет не прекращается. Для тех, кто в теме. Можете ли себе представить, что где-либо еще на Кавказе местные полицейские отказали федералам в их беспределе? Вот в Дагестане это возможно. Именно поэтому Дагестан – последняя территория свободы.  Истерзанная, замученная, но все еще свобода. Но над этим работают. Усиленно. Шумно. С огоньком – чтобы никакой свободы даже такой.   Надежда Кеворкова