О докладе «Состояние межнациональных отношений и религиозная ситуация в субъектах СКФО»

0
787

Серию экспертных докладов, посвященных состоянию межэтнических отношений и религиозных проблем на Северном Кавказе, отличает качественный отбор значительного эмпирического материала и в то же время высокий уровень анализа, обобщения и прогноза. В результате академические специалисты и практики получают качественный «рентгеновский снимок» северокавказских процессов. И хотя доклады посвящены, прежде всего, анализу национальной и религиозной проблематики, в них содержатся интересные сведения по экономике, культуре, социальному развитию республик Северного Кавказа и Ставропольского края. В них раскрываются механизмы принятия управленческих решений. В некоторых случаях эксперты фокусируют внимание на той или иной проблеме, как, например, в докладе по итогам первого полугодия 2016 года. Тогда в центре внимания авторского коллектива оказался земельный вопрос и его роль в этнополитических процессах в северокавказских субъектах РФ.

Итоговый доклад за 2016 год состоит из введения и двух частей. Первая часть посвящена рассмотрению межэтнической и религиозной ситуации во втором полугодии, а вторая – подводит итоги всего года.

Авторы вводной статьи М.А.Аствацатурова и С.Ю. Иванова раскрывают исследовательскую методику работы коллектива экспертов. При этом особо подчеркивается не только академическое, но и прикладное значение проделанной работы. «Важной особенностью мониторинга, которая во многом оправдывает его проведение, является его максимальная прикладная направленность в плане подготовки программного продукта (информационного, методического) для органов власти и МСУ, а также и для институтов гражданского общества», – резюмируют авторы.

Шесть статей первой части посвящены ситуации в Ставропольском крае. Чрезвычайно важным сюжетом являются взаимоотношения между двумя ведущими конфессиями этого субъекта Федерации – православием и исламом. Ему посвящен специальный обзор. Авторы материалов по Ставрополью подчеркивают важность регулирования внутренних миграционных процессов. Данная тема в информационном пространстве вытеснена темой миграционного кризиса в странах ЕС. Нередко в материалах публицистов эти вопросы сравнивают с российскими проблемами. Однако в случае со Ставропольем речь идет о массовом перемещении и въезде на его территорию не иностранных граждан (хотя и эта проблема имеет место быть), а таких же россиян – выходцев из Дагестана, Чечни и Ингушетии. Между тем значение разрешения возникающих конфликтных ситуаций и споров в контексте процессов внутренней миграции невозможно недооценить. И Ставрополье представляет собой своеобразный модельный регион для всей России, крайне важный не только в контексте региональной безопасности.

Самой крупной и многонаселенной северокавказской республике Дагестану посвящены две статьи. Они содержат богатейший материал, касающийся широкого спектра проблем: от террористической угрозы до местных конфликтов. Однако этому высококачественному мониторингу не хватает некоторых обобщений. Имеет ли дагестанская проблематика общие корни? Или практикам и экспертам необходимо искать особые индивидуальные подходы к конфликтам разных видов? Положению дел в других субъектах Северного Кавказа (Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Ингушетии, Чечне, Северной Осетии) также посвящены по два текста, которые имеют те же особенности, что и статьи по Дагестану. Следует отметить недостаток обобщающих выводов при чрезвычайно качественном структурированном эмпирическом материале. Вызывает некоторые вопросы и доля материалов по Ставрополью, которая превосходит стальные республиканские «кейсы».

Вторая часть итогового доклада восполняет недостатки первой. В ней намного больше выводов и обобщений. Возможно, авторский коллектив решил уделить этому отдельное внимание. Однако, думается, было бы целесообразно дополнить итоговые выводы краткими «суммами» аналитических оценок за третий и четвертый кварталы. Тем не менее вторую часть доклада выгодно отличают практические рекомендации, предлагаемые авторами. Они обращены к представителям органов госвласти, местного самоуправления, общественникам и правозащитникам. К сожалению, не все разделы снабжены ими.

Автор «ставропольского» итогового раздела В.А. Авксентьев полагает: «В 2016 г. динамика этнополитических и этноконфессиональных отношений в Ставропольском крае имеет инерционный характер. Стабильность, достигнутая в предшествующий год, сохраняется».

Р.И. Абакаров, А.З. Адиев в разделе, посвященном Дагестану, подчеркивают: «Относительно напряженной остается ситуация в сфере противодействия экстремизму и обеспечения общественной безопасности в регионе из-за деятельности незаконных вооруженных формирований (НВФ), использующих религиозную риторику (джихад, кяфиры и т.д.)». Важный вывод касается оценки уровня дагестанской исламизации (которая, естественно, не тождественна росту радикализма): «В целом религиозная ситуация в республике характеризуется обеспечением высокого уровня удовлетворения религиозных нужд и потребностей дагестанцев. Религиозные процессы охватывают все города и районы республики. Все религиозные праздники отмечаются на республиканском уровне, а основные конфессиональные праздники объявлены в Дагестане выходными днями».

Согласно оценке Т.С. Чабиевой (текст об итогах года в Ингушетии) в республике «сохраняется нестабильный характер общественно-политической ситуации»: «Несмотря на проводимые реформы республиканскими властями в экономической, политической и религиозной сферах, ситуация в регионе остается сложной, что должна учитывать как республиканская власть, так и федеральный центр».

С.И. Аккиева и И.Ю. Теммоев в статье об итогах года в Кабардино-Балкарии приходят к выводу, что руководству республики «удалось приостановить падение экономики и, несмотря на то, что в экономике остается много проблем, позитивные тенденции по его преодолению прослеживаются». Помимо этого, полагают эксперты, «удалось как на международном, так и на общероссийском уровнях выгодно представить инвестиционные проекты. Их реализация даст серьезный импульс для развития экономики и решения социальных вопросов». Они также считают, что в «республике отмечается стабилизация миграционной ситуации, адаптация соотечественников из-за рубежа (сирийских беженцев) идет успешно».

Л.В. Кубанова и Е.А. Щербина, подводя итоги 2016 года в Карачаево-Черкесии, констатируют: «В сфере межэтнических отношений сохраняется стабильность, в значительной степени обусловленная эффективной работой органов власти и правопорядка республики во взаимодействии с общественными организациями этнокультурной направленности». Действительно, по количеству инцидентов эта республика многие годы находится на самых низких позициях в СКФО.

По мнению Л.Х. Дзаховой и Р.А. Чихтисова, в Северной Осетии, «несмотря на определенные реформы и попытки стабилизировать социально-экономическую ситуацию в республике, пока решить эту проблему не удается». Однако, с их точки зрения, в межэтнической сфере главной проблемой до сих пор остается сохранение разнонаправленных интерпретаций событий 1992 года (осетино-ингушский конфликт из-за Пригородного района).

Автор раздела о Чечне М.М. Юсупов полагает, что «на современном этапе отсутствует полная ясность о том, сохранится ли прежняя инерция или будут внесены коррективы в содержание и направления внутренней региональной политики и идеологии».

Пожалуй, наиболее важным выводом ко всему докладу является тезис о том, что, несмотря на все достигнутые успехи, «ряд проблем, традиционно присущих региону, все еще остается нерешенным»: «С одной стороны, это обусловлено тем, что публичное администрирование не всегда успевает адекватно оценивать возникающие в обществе проблемы, часто принимает идущие вразрез интересам населения решения, а также склонно к проявлениям коррупции». Авторы также отмечают дефицит специалистов в области этнополитологии. Впрочем, эта проблема не имеет исключительно северокавказской привязки. Она, к сожалению, актуальна и для столичных мегаполисов, и для других регионов нашей страны.

Как уже отмечалось выше, доклад имеет определенные недостатки. Не всегда четко выдержан единый «вопросник», которым руководствуются авторы. Отсюда возникает некоторый разнобой, впрочем, допустимый ввиду того, что двух одинаковых республик быть не может. Уже традиционной претензией к докладу является игнорирование авторами проблем Адыгеи и Краснодарского края, которые многими нитями связаны с СКФО, хотя формально в этот округ и не входят.

Учитывая дефицит знаний о Северном Кавказе за рубежом, было бы целесообразно перевести доклад на иностранные языки, как минимум на английский. В целом же научный коллектив под руководством академика В.А. Тишкова выпустил новую качественную работу, полезную как госслужащим, так и преподавателям и сотрудникам академических институтов, экспертам, правозащитникам, журналистам.