К открытости власти через опыт свободы

0
436

Читал  интернет-публикацию  одного земляка о том, почему не любит, как он выразился,  дагов. Особенно не нравятся ему их предрасположенность к дешевым понтам и установившиеся привычки к «подмазу» всего и вся на любых условиях и в обход закона, совести, чести.

Автор очень эмоционально говорит о повальном стремлении всех чиновников тащить за собой родичей и одновременной   непрошибаемой уверенности этих родичей, что иначе и быть не может. А в практике  мелкого «подмаза» настолько все далеко зашло, что просто так лечь в больницу, устроить ребенка в садик или, к примеру,  сдать самому без денег экзамен в  вузе считается не престижным. Не говоря уже о том, что с другой «подмазываемой»  стороны мало кто мицинцем шевельнет, если не увидит характерный жест готовности компенсировать усилия или же не услышит специфическое шуршание купюр.

Много еще называл автор того, чего нам надо стыдиться, а не возводить в ранг достоинств. И про свадьбы наши не в меру «пышные», показушно дорогие, тяжким бременем ложащиеся на бюджет большинства дагестанский семей. И про школы наши, где тоже все покупается родителями и продается учителями, начиная с оплаты уборщице, охраннику и кончая ЕГЕ. И в итоге выдал, что он уже давно не гордится  тем, что дагестанец.

Об этом  бегло  прочитанном в интернете заявлении вспомнил, когда недавно в одном из  журналов ознакомился с примерно таким же мнением постоянного дагправдинского автора Ислама Узалова «О  национальной гордости великодагестанцев». Он очень кстати напоминает землякам своим, горделиво считающим себя потомками свободолюбивых  узденов,  о  прошлом административно-территориального устройства  Дагестана,  которое по структуре довольно долго   представляло  из себя лоскутное одеяло из феодальных и вольных обществ. Затем в этом знаковом материале  идет констатация очень простой мысли, что правила общежития, моральные  заповеди всегда существовали, и мало что поныне  изменилось с тех пор, но беда в том, что и тогда, и теперь многими его согражданами не соблюдаются нормы поведения ни  в каком их виде.

Убедиться в этом  может каждый из нас,  анализируя и в реальной  практике, и в средствах массовой информации то, как  наши современники игнорируют закон и живут по особым понятиям, кто по уголовным, кто по шариатским,  кто  по феодально-рабовладельческим, а кто-то даже пользуется всем этим арсеналом в его  наиболее безобразном  мутированном симбиозе. Недавно, кстати, прочитал в одном авторитетном издании, что «если в России и сложился какой-то общественный консенсус, то это единое для государства и общества отрицание возможности жить по закону».  Так и  сосуществуем на обочине правового поля, основательно  погрузившись  во взаимоотношения, в которых   господствует со ссылкой на рынок и сложность бытия, если не лицемерие, то цинизм.

Если же рассматривать  эти взаимоотношения со взглядом на недавнюю нашу историю, видимо, социально навязываемое советское всеобщее и обязательное образование немного сдерживало в нас, какое ни есть,   духовное начало,  и затем неистовая пропаганда морального  кодекса  строителя коммунизма способствовала насаждению  своеобразных, почти религиозных моральных устоев. Потому и жили довольно мирно,  обещая быть между собой ради светлого будущего друзьями, товарищами и братьями

Но со временем уровень образования упал, в идеологическом плане был период жесткой ломки, чистки, выкачивания сложившихся в обществе  почти святостных понятий общности стремления к светлому будущему. И так случилось, что при таком рвении в разрушительном  пересмотре общественных приоритетов волна реформации выплеснула и  много ценного в человеческих взаимоотношениях. И при этом все больше, видимо,  образовывалось пустот в умах и душах людей, всюду, во всех общественно и частно значимых делах все отчетливей преобладал звон монет, ныне, кстати, наблюдается полное господство наличности и над проявлениями чести, достоинства. Одно поведение людей  во время выборов чего стоит.

И оттого, может, мы столь свободно относимся к купле-продаже друг друга на самых разных уровнях нашей жизни.  И потому, согласен, отстаем и в экономике, и в поведенческом плане, что являемся аутсайдерами в образовании, культуре и в прочих добродетелях, как, кстати, выразился  все тот же Ислам Узалов.

Очень  уместно и верно отметил  автор еще три  момента нашей общественной жизни. Первое –  это то, что среда, столь активно и настойчиво производящая негатив, сама противостоять этому негативу не может. Необходимо для этого,  по его мнению, переформатировать, перепрограммировать среду.  То есть, если договаривать,  необходимо переструктурировать общество на институциональном уровне с тем, чтобы обеспечить и государственное устройство с разделением властей и присущим этому разделению системой противовесов, а также чтобы создать условия для естественного развития гражданского общества,  все большего скрепления его горизонтальных связей

Второй акцент воспринимаю так:  только тогда у нас что-то начнется качественно меняться, когда  дойдем до такого уровня самосознания, что  будем бояться нарушать закон. Без комментариев.

И наиболее оптимистичное заявление – «вне  сомнения, тот негатив, который сейчас в изобилии присутствует в республике, может победить только дагестанский народный учитель».

Согласен,  роль знаний велика. Это свет, сила, украшение человека, его топливо. Очень, кстати,  кем-то тонко подмечено, что «человек без знаний –  все – равно, что гриб: хотя на взгляд и крепкий, а за землю плохо держится».
Остается напомнить, что знание – это и настолько ответственная сила, что на нем держатся все наши взаимоотношения с природой и меж собой. И, конечно, важно  еще раз отметить, что знания делают человека сильнее и привлекательнее.  И наоборот, их отсутствие вместе с ленью, унылостью, однообразием порождают  скуку и обрекают человека на низменное существование

Чтобы более объективно оценить оптимизм Ислама Узалова, поговорим еще о месте и роли знаний в нашей жизни. В связи с этим важно  напомнить  одно очень важное обстоятельство.  То, что Вы знаете – уже можно использовать. Но есть еще и то, что мы называем «неосознанными» знаниями –  опыт. По мере того, как растут Ваши знания и опыт, появляется больше вещей, которые Вы можете себе позволить. Именно по мере накопления этих двух вещей и происходить процесс нашего «саморазвития». То есть, новые знания и опыт  –  это новые возможности, новые составляющие Вашего роста.

Да, именно знания  позволяют обеспечивать комфортные условия существования.  Соответственно – унылое бытие, однообразная жизнь и нежелание тянуться к знаниям  ведет к полной деградации личности и убогому существованию.

Но одних знаний,  даже широкого кругозора, как известно,  не достаточно для Вашего роста, как личности, для  того, чтобы быть не посредственностью, а умным человеком, гражданином.    Очень верна мысль, что  не столько важно быть информированным, образованным, сколько сообразительным. А для этого нужен опыт достижения  раскрепощенности  ума, надо суметь освободиться от многих комплексов, выработать правильное отношение к различным условностям, стараться не фальшивить, стремиться быть искренним и не зловредным, а главное –, как сказал один очень мудрый  стойкий человек (Вазиф Мейланов),  жить по  пониманию. Именно такой человек способен живо мыслить, интересно жить и приносить пользу.

Но, чтобы таких людей было больше, есть необходимость в том, чтобы провоцировать создание  определенных условий общественного устройства.   Есть необходимость,  чтобы граждане  имели возможность приобретать новые вещи, пользоваться новыми услугами, в том числе общественного звучания  (неангажированные законы, независимые суды, взаимоконтролируемые и взаимоуровновешиваемые  ветви власти, свободно развивающиеся институты гражданского общества и т. д.).  То есть, помимо массы открытий чудных, духа просвещения, гражданам нашим для роста своего и развития страны необходимо проходить через определенный путь  с теми самыми  трудными ошибками, которые и порождают опыт и политической жизни, и духовной работы. Возможно, беда наша в том, что до президентства ни одна женщина еще не дошла. Она-то лучше знает, что без беременности, без боли невозможно ничего живое породить.

Поэтому, чем пассивно ограждать людей от возможных потрясений, к примеру, во время всеобщих выборов руководителя, общественно полезным видится дать людям возможность реализовать наиболее значимое проявление гражданственности, а власти при этом позаботиться, чтоб никаких потрясений не было. Тогда, может, лет через 50-100 нам удастся дойти до уровня свободного общества и открытого государства. Ведь  для того, чтобы государству дойти до уровня открытости власти необходим опыт десятилетий жизни в подлинно демократически устроенном обществе. А иначе и через полвека нам не избавиться от пережитков феодализма.

Если вернуться к роли  школьного учителя, ныне, как известно, некогда почётная профессия  стала  совсем непопулярной. А   без  хорошего, стимулированного на качественную работу учителя, разумеется,   невозможны серьезные  перемены в обществе.

Все чаще мы слышим  о некоем  перекосе в  трактовке образовательной политики государства,   о всё большей  ориентации  школы на обучение, способствующее излишней рационализации и интеллектуализации личности. Речь о   принижении  роли предметов эстетического цикла и литературы и даже о   вытеснении  их  из учебных планов. И есть мнение, что пока мы пытаемся осознать  последствия  такого перекоса,   уже в воздухе витает ощущение   надвигающейся духовно- нравственной катастрофы.

Уровень образования в наших республиканских школах, конечно, невольно подводить нас к реплике «нам бы ваши заботы». И все же эта проблема способности наших детей чувствовать, размышлять и сопереживать, убежден, волнует наших педагогов не менее.  Ведь если лишить ребёнка возможности эмоционально и образно воспринимать окружающий мир, то это неизбежно приведёт к цинизму и грубости. Что мы  и видим на наших улицах каждый день.

ПОДЕЛИТЬСЯ