Угроза дефицита доверия

0
1152

Уже давно сообщения информационных агентств о Дагестане все больше напоминают фронтовые сводки. Убийствам, взрывам, похищениям нет конца. Все силовые структуры работают в особом режиме, их то и дело сопровождают люди в камуфляже и масках. Противостояние между ваххабитами-экстремистами и людьми в погонах обостряется провокациями с похищениями людей, истоки  которых чаще  покрыты  завесой  неопределенности.

Это было так даже в тот  период, когда   проявилась группа неизвестных людей,  взявшие  на себя ответственность за ряд  похищений.  Тогда  выдвигались  самые разные версии того,  кем эти люди являются, кого представляют эти якобы мстители, которые, в частн6ости,  казнили, заживо сожгли трех из пяти похищенных ребят, чья вина в экстремизме или в каком другом смертном грехе, кстати, ничем не подтверждена.

Надо отметить, что  ныне  в основном  все  более-менее ясно. Ваххабитов давно объявлены  вне закона. На их усмирение, естественно, бросили силовиков. Те в ответ весь свой гнев обратили против этих людей в погонах. Обе стороны друг друга истребляют, остальные довольно спокойно за этим наблюдают.

Но надо помнить о том периоде, когда   в этот процесс выстрелов, взрывов, утюжки танками домов втягивалось  все больше людей, не относящихся ни к ваххабитам, ни силовикам. Обозначили они  себя, как  обособленно вступившими на тропу войны «честными» милиционерами и родственниками  погибших силовиков. Заявили также  тогда  на митингах о своем всяческом противостоянии произволу кого бы то ни было, и родители, родственники, друзья похищенных ребят.

И вот в тот период, помимо силовиков, вынуждена была реально сказать свое слово, вынуждена  была активно включиться в этот процесс, граничащий с войной, верховная власть в лице президента, депутатов, правительства.  Никто тогда не мог прогнозировать во что все это  может вылиться.

Видимо, это заслуга спецслужб, но факт, что быстрого роста этих похищений и убийств не произошло, как-то рассосались «партизаны» от  силовиков, спало со временем  даже напряжение, вызванное расстрельными списками ваххабитов. А в целом спало напряжение, вызванное нараставшим в тот период дефицитом доверия  граждан друг другу, начиная с людей с салафитским мировоззрением, представителями силовых структур и кончая всеми остальными гражданами.

Ныне противостояние это обрело более будничный характер, похищения, убийства продолжаются,  КТО то и дело практикуются, но пока нет и не предвидится предпосылок ко все большему росту  очагов  убийств, террактов, сопровождающихся контртеррористическими операциями.

Но вспоминая, что были у нас не так давно  в отношениях ваххабитов, силовиков и других  граждан периоды резкого скачка  напряжения, которые потенциально  чреваты всеобщим пожаром и  гигантской  мясорубкой, хотелось бы отметить одно и так очевидное, но временами становящееся  кричащим обстоятельство нелепости того, что ваххабиты с экстремистскими устремлениями по отношению ко всему светскому весь свой негатив направили против силовиков.

Судя по овладевшей ими   ущербной  логике неприятия всякого светского устройства государства,  мишенями для них должны быть, по сути,  люди в самых разнообразных одеждах. А это сложившееся противостояние особенно невозможно оправдать, если основная причина экстремизма многих «лесных» в социальной неустроенности, в повсеместном властном произволе. Ведь даже  убив всех милиционеров, беспредел не остановить.   Поэтому заведомо очевиден   скандально-жертвенный для окружающих и  обреченно-жертвенный для них  самих характер этого бесконечного  вооруженного кровопролитного  противостояния.

В связи с этим невольно вспоминается известное толкование слов «ментовское государство». Это, как отмечает журналист Леонид Никитинский, государство, в котором большие проблемы с правосудием, приводящие в конечном итоге к так называемой диктатуре мента. Признается еще то, что понятие «мент» олицетворяющее на воле враждебность к законопослушному человеку – характеристика вовсе не человека, а явления, которое, к тому же, никогда не захватывает человека целиком. Проще говоря, ментовской сплав жадности и жестокости есть в каждом из нас, в ком меньше, а в ком – больше. Но чем больше людей с буквально адским средоточием жадности и жестокости, тем ближе презумпция правоты подобных людей, ментов, что в  конечном итоге может привести к самым непредсказуемым потрясениям.

Ведь это  наступление того  времени, когда подобная концентрация варварства может в очередной раз пробить ту тонкую оболочку цивилизованности, за счет которой живет общество.  И нас в это время может ожидать всякое потрясение.

На сегодняшний день, как ни крути, у нас  в обществе атмосфера  тоже  все более напрягается, обостряются  социальные условия,  не прекращается противостояние,  при котором отстрел людьми друг друга стал  нормой. Нормой для нас стало и то, что люди бесследно исчезают, привыкли мы  и к  людям  в камуфляже и масках,  от которых, кстати, считается, что можно ожидать что угодно и когда угодно.

Так и живем. Из верующих кто-то под гнетом профилактического учета, кто-то в страхе, что, покончив с салафитами,  могут взяться за остальных посетителей мечетей.  А  из тех, кто при власти  живут пока,  не представляя  себе, как можно минимизировать это братоубийственное противостояние. А все мы находимся под угрозой дефицита доверия  по отношению к власти, а также  в процессе минимизации веры  в человечность   друг    друга.

ПОДЕЛИТЬСЯ