Платок, как камень преткновения

0
443

 

Министр образования выступила за запрет носить в школах платки, ссылаясь на светскость  обучения, чиновники же Чечни готовы узаконить ношение в школах религиозной атрибутики. Обе стороны можно попытаться понять. Каждой из них владеет ориентир на некие установочные идеологемы и связанные с ними амбиции.

Но сложно понять и принять позицию некоторых активных граждан, которые, защищая мнение той или иной стороны, пытаются так заумно, так за уши притянуто его оправдать, что просто становится обидно за их непоследовательность и стремление непременно быть  все время в тренде, быть  борцами за религиозные права граждан.

Большинство рядовых граждан при опросе РИА Дербент здраво ответили, что не нужен специальный закон и неверны запреты, они считают так: пусть решают дети и родители, в платке ходить в школу или без. И на самом деле, их мнение вполне приемлемо, во всяком случае, не содержит противоречия. Любое решение родителей и детей не нарушает закон и не ущемляет ничьих прав. Это в отличие от резкого категоричного заявления министра образования и эмоционального нереального решения чеченских чиновников.

Если все эти мнения, и рассудительность граждан, и категоричность чиновников воспринимаешь нормально, как объективную и неизбежную данность, то сложно так же спокойно относится к  противоречивым утверждениям довольно информированных и общественно активных граждан.

К примеру, заместитель директора Фонда «Дербент» Амиль Саркаров ссылается на то, что «инициатива парламента Чеченской Республики соответствует принципу федерализма, в соответствии с которым многие вопросы находятся в ведении регионов». Более того, по его мнению, сложилась ненормальная ситуация, когда «в законодательной сфере сложилась единая правовая база, без каких-либо особенностей для регионов».

Зачем в данном случае так осложнять ситуацию, которая решается элементарно тезисом, что светское государство гарантирует права верующим. Не нужны ведь здесь    ссылки ни на светскость государства, школы, ни тем более на несовершенство федеративного устройства нашей страны.

Пошел в решительную атаку и известный журналист, правозащитник Максим Шевченко. Во-первых, он почему-то снова обозначил, даже можно сказать, что встал в позу защитника мусульман. Зачем, к чему это, с некоторых пор, как он полез на амбразуру с Абдулатиповым и министром МВД, убежден, всем мусульманам очевидно, что Шевченко – стоящий парень. Но в данном контексте   как иначе воспринимать, если в связи с вопросом ношения в школу платка он делает такие громкие обобщения, что «защищая сегодня права мусульман, мы защищаем права христиан, евреев, верующих и неверующих граждан».

А рядом еще более знаковая претензия к власти. Шевченко утверждает, «конфликт вокруг ситуации с ношением религиозных головных уборов в учебных заведениях можно урегулировать, если государство перестанет нарушать светский характер собственного устройства». При чем здесь ношение головного убора и светскость – несветскость устройства государства. Ведь очевидно, что все гораздо проще. Какие бы как бы не  выстраивались реально взаимоотношения государства и религиозных институтов, права граждан не отменяются. А право ношения платка надо отстаивать именно правом его ношения, которое ни на какое право другого человека не накладывается.

Необходимо отметить, что эта витиеватая, уводящая от сути дела логика оспаривания позиции государства по отношению к ношению в школах платков еще более ярко проявилась в разговоре с журналистом  на Эхо Москвы, где подробно выражалось особое мнение Шевченко по этому поводу.

Прежде всего, не могу не отметить ради его же блага, что Шевченко в целом вел себя по отношению к молодому  журналисту, как Абдулатипов в окружении своих подчиненных, с чувством явного своего превосходства во всем. А главное – и здесь это право он защищал так же, указывая на другое нарушение уже со стороны и государства, и самих граждан. То есть, почему нельзя ходить в школу в платке, если туда ходят в юбке выше колен и прозрачных колготках. Не вижу никакой логики, тем более правовой в обозначенном контексте  его спора с «платочной» позицией чиновников от государства.

Видимо, реально работает поговорка о том, как и с кого набирает человек в своих мыслях, повадках своего поведения. Имею в виду активное общение Шевченко с Абдулатиповым – философом с большой буквы, которому позволительно отвлекаться от мысли, притягивать друг другу неочень совместимые вещи типа дагестанцы такие бедные, потому что рабского в них много. А причина – то в том, что страна никак из одного места вылезти не может из-за своего убогого властного устройства.

Что касается платка, то, видимо, надо сделать акцент, что речь идет о платке, а не о закрытии лица, при котором, несомненно, нарушаются права окружающих, создается дискомфорт,  осуществляется  вмешательство во взаимоотношения людей. Здесь у власти, на самом деле, должна быть жесткая и последовательная позиция, ссылаясь именно на проявляющееся нарушение прав находящихся рядом людей.

А по поводу единой формы школьной одежды, то в нем надо, видимо, обозначить основные требования и параметры. Думаю, нет необходимости ставить вопрос строгого нивелирования под один стандарт с якобы недопущением разделения детей на верующих и неверующих, богатых и бедных, модных и консервативных. Какие-то допустимые и необходимые отклонения нужны обязательно. Это уголовный кодекс, государственный и семейный бюджет требует жесткой строгости. В остальном, согласитесь,  надо искать взаимопонимание, точки соприкосновения.

 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ