Глава ЦИК РФ Памфилова летит в Дагестан. Даст ли она старт уголовным делам по нарушениям на выборах?

0
766

Будут ли расследованы чудовищные факты нарушения закона, зависит от воли Кремля

Председатель Центризбиркома России Элла Памфилова собирается в середине февраля в Дагестан для проведения выездного совещания по поводу жалоб на нарушения в ходе выборов в сентябре 2016 года. От воли Кремля зависит их расследование.

«Как мы обещали, будет у нас выездное совещание в середине февраля… Встретимся со всеми заявителями. Сейчас многие вопросы решены. То, что не решено, выясним на месте, проведем все необходимые встречи», — цитирует Памфилову РИА «Новости».

Дагестан на прошедших выборах в Госдуму России и Народное собрание затмили по своей скандальности и нечистоплотности все, что до этого видела Россия. Лишний раз останавливаться на каждом скандале, потрясшем республику мы не будем.

Нас сегодня интересует, решится ли Элла Памфилова дать ход уголовным делам по всем фактам нарушения российского законодательства на дагестанских выборах. На наш взгляд, это может случиться, если Кремль

На наши вопросы отвечают политический обозреватель «Эхо Москвы. Махачкала» Эдуард Уразаев и главный редактор РИА «Дербент» Милрад Фатуллаев.

Глава ЦИК России Элла Памфилова обещает приехать в Дагестан в середине февраля. Допустят ли власти Дагестана, чтобы вся правда о нарушениях на выборах в республике до нее дошла? Какими методами они будут стараться эту информацию блокировать?

Эдуард Уразаев:

Частично правда о выборах в Дагестане до Эллы Памфиловой, видимо, дошла, поскольку она всё же решила провести здесь выездное заседание. Дагестанские власти постараются минимизировать потери, благо они сформировали региональный и местные избиркомы из своих сторонников.

Во-первых, попросят справки со стороны наблюдателей победивших партий и правоохранительных органов, подготовят своих свидетелей. Во-вторых, будут соглашаться с небольшими нарушениями, чтобы руки не дошли до вопиющих случаев. В-третьих, будут докладывать о принятых мерах, в числе которых об увольнении 20 глав избирательных комиссий.

В-четвёртых, в кулуарах будут рассказывать о том, что все жалобы на итоги выборов – это происки врагов главы Дагестана Рамазана Абдулатипова, который освобождает от рабства, обновляет и очищает республику. Поэтому, мол, не стоит обращать внимание на некоторые издержки…

В-пятых, уже ведётся «работа» с родственниками и друзьями жалобщиков, чтобы они хотя бы заболели на время приезда делегации ЦИК России. «Расслабить» Памфилову, вероятно, поможет и член ЦИК России Сиябшах Шапиев, бывший председатель избирательной комиссии Дагестана, курирующий выборы в Северокавказском Федеральном округе.

Милрад Фатуллаев:

Не думаю, что у Эллы Памфиловой недостаточно материала для того, чтобы принять процессуальные решения по итогам выборов в Дагестане. В конце 2016 года ее заместитель уже был в Дагестане, изучал ситуацию с выборами в Буйнакске. Было принято решение о том, что материала недостаточно для того, чтобы возбудить уголовное дело.

Считаю, что приезд ее заместителя и нынешнее намерение Эллы Памфиловой приехать в Дагестан ни что иное, как выпуск пара из чайника, чтобы имитировать процесс проверки выборов, некой обеспокоенности чистотой выборов. Это не более, чем спектакль, где одни делают вид, что у нас проходят объективные выборы, а другие делают вид, что контролируют процесс.

Есть факт, подтверждающий, что это имитация контроля за выборами. Когда в Махачкале пытались проверить бюллетени, оказалось, что они были потоплены. В сети появилось видео Шамиля Хадулаева, где он приводит показания рабочих в подвале, в котором произошло затопление 130 мешков с бюллетенями.

Оказалось, что ничего не затапливалось, проверку должным образом не провели, иначе с помощью экспертизы можно было определить, когда эти мешки были приведены в негодное состояние и кем была допущена их порча.

Несмотря на свои громкие заявления перед выборами о том, что все случаи нарушений будут расследованы, а виновники сурово наказаны, Элла Памфилова не инициировала ни одного расследования по чудовищным нарушениям на выборах в Дагестане. Почему?

Эдуард Уразаев:

Громкие заявления главы ЦИК России помогли, если судить по откликам экспертов, в тех регионах, где нормы закона более-менее соблюдаются и действуют также в отношении должностных лиц. В большинстве регионов России слишком явные и масштабные нарушения скрыть трудно, люди и чиновники ведут себя иначе, они менее консолидированы в своих корыстных интересах.

Это помогло минимизировать нарушения, а по наиболее громкому случаю в подмосковных Мытищах добиться относительно жёстких решений. По Дагестану же Элла Памфилова направила письма в правоохранительные органы с просьбой проверить заявления и обращения граждан, наблюдателей и партий.

Поскольку, видимо, к ней поступала противоречивая информация, в том числе, из-за «кротов от власти» в избиркомах. Она рассчитывала или рассчитывает до сих пор, что правоохранительные органы честно и добросовестно проведут необходимые расследования и дадут объективные данные, на основании которых уже можно было бы инициировать уголовное или административное дело.

Понимаете, руководитель порой бессилен, если на низовом уровне или другие ведомства тебе не помогают. Поэтому я и прогнозировал, что у Памфиловой против «дагестанского спрута» ничего не выйдет. И дело, в лучшем случае, ограничится констатацией отдельных нарушений, не меняющих картину в целом.

Милрад Фатуллаев:

Никакого серьезного разбирательства не будет хотя бы потому, что тех материалов, которые уже есть и всем известны, вполне достаточно, чтобы привлекать виновных лиц к ответственности. Будет ли достаточно этих материалов для того, чтобы признать выборы недействительными в том или ином избирательном округе, это другой вопрос.

Прокуратура должна была возбудить десятки уголовных дел по различным эпизодам. Я думаю, что Элла Памфилова не инициировала ни одно расследование потому, что не было соответствующего распоряжения сверху. Результат Москву устраивает. Другое дело, как местные чиновники и члены избирательных комиссий справились с тем, чтобы все прошло максимально бесшумно.

Даже без заявления Памфиловой, считаю, что прокуратура должна была сама отреагировать по тем фактам нарушения, которые оказались в публичной сфере. Потому что дело журналистов и общественности продемонстрировать факты нарушения закона, а дело прокуратуры – расследовать так ли это на самом деле.

Разве такое отношение к выборам в Дагестане и со стороны дагестанских властей, и со стороны ЦИК России не дискредитирует всю политику Кремля на Кавказе?

Эдуард Уразаев:

Российскую общественность уже приучили, что Северный Кавказ – это особая политическая зона, в которой российские законы действуют с коррективами. Причём в большинстве регионов политическое поле зачищено настолько, что и протестов не слышно стало вовсе.

Проправительственные эксперты объясняют это особенностями и традициями кавказских народов. Исключением стал Дагестан, где всё же нашлись смельчаки, попытавшиеся зафиксировать правонарушения на выборах и обратиться в избирком Дагестана и правоохранительные органы.

Но в ответ и суды и следственные органы доказали, что «чёрное» может быть «белым». То есть, по форме правильно, а по сути – издевательство. Федеральная власть в лице партии «Единая Россия», прямо заинтересована в таких сомнительных итогах выборов 2016 года. Она уже превратилась в правящий бюрократический и бизнес-класс, который продолжает укреплять свои позиции в ключевых сферах жизни.

Благодаря интенсивной пропаганде и дискредитации оппозиции им удалось взять под контроль большую часть общества и запугать всех возможными последствиями “майданов”. На Северном Кавказе это более ярко выражено, поскольку угроза терроризма используется в качестве оправдания произвола местных властей. Так что внутри страны теперь не перед кем стесняться, а зарубежье беспокоит больше внешняя политика России.

По мнению большинства, в том числе и проправительственных, экспертов, без изменения финансово-экономической и региональной политики Россия может не выдержать санкции со стороны западных стран. Но не желая ничего менять внутри страны в последнее время все надежды к лучшему стали увязываться с личностью нового президента США Дональда Трампа.

Однако о наивности этого взгляда говорят уже многие и появились надежды на то, что Владимир Путин скорректирует свою позицию, тем более, что остался год и 1,5 месяца до президентских выборов 2018 года. Известно, что Памфилова передала пакет материалов о нарушениях на выборах 2016 года Путину и если получила отмашку из Кремля, то может устроить в Дагестане показательную порку. Но коснётся ли она высоких должностных лиц, пока неясно.

Милрад Фатуллаев:

Не думаю, что региональным властям интересно, будут ли они дискредитированы. Их политическая судьба не зависит от избирателей в Дагестане. Это назначаемые лица, их руководители находятся в Москве, от лояльности к ним зависит их судьба. Поэтому они отчитываются перед ними, а не перед народом. Их задача – дать максимальный результат для партии власти.

В Москве хотели бы получить максимальный результат на выборах, тем более в Дагестане за партию «Единая Россия» голосует большинство. Хотелось бы, чтобы люди голосовали за партию потому, что у региональной власти был достаточно высокий авторитет.

Но, к сожалению, этого нет и часть избирателей, протестуя против проводимой региональными властями политике, начинает выступать против в партии «Единая Россия», хотя они в большинстве своем не против партии и поддерживают курс президента Путина.

Региональная политика в сфере выборов ведет к разочарованию политикой Кремля, в некоторой степени – и к глубокой обиде, потому что такое отношение к избирателям. Эти настроения достаточно укоренились, это происходит не в первый раз.

Почему именно Дагестан и кавказские республики превращены в такой «штрафбат» демократии, где не разрешены прямые выборы глав региона, а руководству республик дан карт-бланш на любые нарушения на выборах ради обеспечения высокого результата партии власти? Не приведет ли это к протестному взрыву?

Эдуард Уразаев:

Демократия, а точнее её леволиберальная модель, подвергается в последний год серьёзным испытаниям и в развитых странах. Так что “штрафбат” для неё на Северном Кавказе не исключение. А насчёт возможного социального взрыва, так он может случиться в любой момент, если проводимая сегодня политика не будет хотя бы скорректирована.

Милрад Фатуллаев:

До взрыва, думаю, не дойдет, потому что люди поддерживают курс Путина, они понимают, что протест ни к чему не приведет, и окончательное решение принимают в Москве. Думаю, что столь открытая фальсификация выборов имеет ряд причин.

Во-первых, заинтересовать политических элит, потому что они назначаются из Кремля. Главы хотят выделиться, проявить особую лояльность, максимально поддержать партию власти, выдав ей чуть ли не 100 % голосов из регионов.

Во-вторых, на выборный процесс налагает отпечаток клановая структура кавказских сообществ. В конкурентную борьбу за мандаты вступают не только партии, но и различные влиятельные кланы.

 

ИСТОЧНИКOn Kavkaz
ПОДЕЛИТЬСЯ