Судебный консилиум над могильной плитой

0
641

Сегодня, 26 января, в Советском районном суде по ходатайству защиты подсудимого директора частной клиники «Медэкспрессервис» повторно допросили врача Загидат Ибрагимову, которая пыталась остановить кровотечение у Асият Абдулазизовой 16 апреля 2013 года.

По версии следствия, Асият Абдулазизова умерла от анафилактического шока из-за оказанной некачественной медицинской помощи. Вскрытие показало, что причина смерти – анафилактический шок (аллергическая реакция на препараты). Однако с версией обвинения подсудимый – Магомед Гитиномагомедов – не согласен. Он выдвинул ещё одну версию произошедшего – геморогический шок (это критическое состояние организма, связанное с острой кровопотерей).

До этого стороной защиты выдвигалось предположение в утвердительной форме, что Абдулазизова за день до прихода в частную клинику произвела аборт, в результате чего открылось кровотечение.

Адвокат подсудимого Константин Мудунов поинтересовался у врача Загидат Ибрагимовой, как произошло перемирие в рамках её судебного процесса, где она обвинялась в смерти пациентки.

По словам Ибрагимовой, первым о перемирии попросил муж умершей Асият Абдуазизовой, но виновной в её смерти она себя не считает, хотя признаёт, что виновата в том, что работала без сертификата акушера-гинекколога.

На протяжении многочисленных судебных заседаниях сторона защиты пытается выяснить, давал ли возможность сертификат специалиста-трансфузиолога оказывать медицинскую помощь, в том числе останавливать кровотечние.

Ибрагимова ответила, что в любом случае должна была оказать медицинскую помощь, так как это был экстренный случай в связи с кровотечением. Она считает, что её 55-летний опыт даёт ей право оказывать услуги врача акушера-гинеколога, несмотря на то что на тот момент у не было сертификата.

Судья Рашидхан Магомедов их поправил: «Сертификат трансфузиолога (специалист, который занимается переливанием крови) не даёт права оказывать услуги врача акушера-гинеколога».

После продолжительных уточнений Ибрагимова всё-таки с этим тезисом согласилась. Однако она и защита Гитиномагомедова поставила под сомнение утверждение главного акушер-гинеколога Минздрава РД Раисы Шахсиновой о том, что в амбулаторных условиях врач не имела право останавливать кровотечение, надо было вызывать сразу скорую помощь и везти её в стационар.

Ибрагимова ответила, что девушка была нетранспортабельной. Хотя, по словам родственников Абдулазизовой, она на своих ногах пришла в клинику.

Защита подсудимого сделала вывод, что для экстренной медицинской помощи не нужен сертификат. А врач Загидат Ибрагимова подтвердила, что работая трансфузиологом в роддоме №2 и не имея продленного сертификата акушера-гинеколога допускалась к операциям, в том числе по остановке кровотечения.

По словам Мудунова, в медицинской карте Абдулазизой записано: «начавшийся аборт под вопросом». Ибрагимова сначала ответила, что такую запись не делала, так как у неё не было времени, а когда ей показали копию медкарты, она признала её.

Допрошенная Гульбарият Гапизова – главный эксперт лицензионного отдела Минздрава РД пояснила, что выданная лицензия лишь указывает на виды услуг специализированной медицинской помощи в амбулаторно-поликлинических условиях, а что какие именно процедуры имеет право осуществлять частная клиника прописано в приказе Минздрава РД №572н, где расписан порядок оказания медицинской помощи.

По её словам, после смерти Абдулазизовой в Минздраве РД проходило совещание с руководителя частных медицинских клиник. В итоге министерство приняло решение, что в частных клиниках нельзя проводить аборты. Гапизова считает, что врач Загидат Ибрагимова не могла оказать полноценную медицинскую экстренную помощь пациентке, необходимо было вызвать такси и отвезти в роддом №3, который находится рядом.