Поддержав запрет на ношение платков, глава минобрнауки РФ сослалась на несуществующее решение Конституционного суда РФ

«Это мое личное убеждение, что вряд ли глубоко верующий человек будет очень сильно отдавать предпочтение атрибутике, а тем более в школе», — заявила на пресс-конференции в Москве министр образования и науки РФ Ольга Васильева, сославшись на решение Конституционного суда РФ. Между тем решения по этому вопросу принимал Верховный суд РФ, касались они только отдельных регионов. А буквально в декабре Владимир Путин говорил, что право выбора одежды предоставлено самим школам.

0
1499

ВАСИЛЬЕВА: «КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД ПРИНЯЛ РЕШЕНИЕ, ЧТО ХИДЖАБУ НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ МЕСТА В ШКОЛЕ»

Министр образования и науки РФ Ольга Васильева в ходе своей пресс-конференции в Москве поддержала запрет на ношение хиджабов в школах. По мнению главы ведомства, истинно верующий человек не будет зацикливаться на атрибутике. Так федеральный чиновник прокомментировала в ответе на вопрос корреспондента «БИЗНЕС Online» ситуацию в татарском селе Белозерье, расположенном в Мордовии, где местные власти запретили носить платки ученицам и педагогам в школе, мотивируя свое решение борьбой с экстремизмом.

«Я много лет, как вы знаете, возглавляла кафедру государственных и межконфессиональных отношений, я не думаю, что истинно верующие люди атрибутикой свое отношение к вере стараются подчеркнуть. Это мое глубочайшее личное убеждение. Коллеги, я вас прошу, я хорошо знаю и отвечаю за то, что я говорю. Мне бы очень хотелось, чтобы вы правильно воспринимали то, что я говорю. Это мое личное убеждение, что вряд ли глубоко верующий человек будет очень сильно отдавать предпочтение атрибутике, а тем более в школе. У нас светский характер образования», — заявила Васильева.

Она напомнила, что подобная ситуация в стране возникает не в первый раз, такой же случай несколько лет назад был в Ставропольском крае. «Конституционный суд принял решение, что хиджабу как подчеркивающему национальную принадлежность [атрибуту] не должно быть места в школе. Поэтому я считаю, что этот вопрос был решен Конституционным судом», — добавила она.

Отметим, что федеральный министр в своем ответе, по всей видимости, не вполне точна. Вопрос о ношении платков в школах в качестве последней инстанции рассматривал не Конституционный, а Верховный суд РФ. В 2013 году жалоба заявителей из Ставропольского края на запрет была отклонена, в феврале 2015 года последовало то же самое решение — Верховный суд России признал законным запрет демонстрировать религиозную атрибутику и носить платки в школах и вновь отклонил жалобу семи родителей из Мордовии, как раз из того самого Белозерья. На заседании заявители настаивали, что решение правительства Мордовии ограничивает конституционные права граждан на свободу вероисповедания и получение образования. Адвокаты для пущей убедительности ссылались на решение самого Верховного суда, который в 2003 году разрешил женщинам-мусульманкам фотографироваться в платках на паспорт. При этом представители властей региона настаивали на светскости России и убеждали в том, что их решение никак не может дискриминировать кого-то. В итоге судебная коллегия постановила решение Верховного суда Мордовии о запрете хиджабов оставить без изменения, а апелляционную жалобу жителей — без удовлетворения.

Кроме того, возникла путаница с определениями: защитники белозерских учительниц говорят о «платках», а их оппоненты и министр Васильева — о «хиджабах». Действительно, если слово «платок» близко и понятно всем жителям России независимо от вероисповедания, то слово «хиджаб» звучит как нечто чужеродное и даже зловещее. Поясним, что «хиджаб» в переводе с арабского означает «покрывало». Согласно исламской традиции, так называют всю одежду, закрывающую тело от головы до пят. Хиджаб — это полный комплект женской одежды, отвечающий требованиям шариата (покрывает все, кроме кистей рук и лица, не облегающий, непрозрачный, не пестрый, не мужеподобный). Платок можно рассматривать как часть хиджаба, но он не считается хиджабом как таковым. Поэтому и нельзя говорить, что платок не присущ народам России, ведь даже православная религия предписывает покрывать голову платком при входе в храм.

«ВСЕ-ТАКИ ЭТА РЕГИОНАЛЬНАЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ — ОНА ЕСТЬ»

«Ольгу Васильеву ввели в заблуждение: на Ставрополье, так же как и в Мордовии, не дошли до Конституционного суда, остановились на президиуме Верховного, — подтвердил „БИЗНЕС Online“ адвокат жителей Белозерья Марат Ашимов, занимавшийся этим делом и два года назад, и сейчас. — Была очень сложная обстановка, что мы не решились подать в КС». При этом, по его словам, то решение Верховного суда РФ не снимает всех вопросов, поскольку тогда речь шла об ученицах школы, а теперь об учителях, некоторые из которых, отказавшись снимать платки, были вынуждены написать заявление об уходе.

Думает ли Ашимов сейчас о перспективе обращения в Конституционный суд РФ? «Нужно посоветоваться с коллегами из других регионов, потому что это такой шаг — если Конституционный суд запретит, то опротестовать будет уже невозможно. Это последняя инстанция. Очень часто решение Конституционного суда имеет политический окрас, на волне исламофобии, что царит сегодня в обществе, он может принять отрицательное решение», — считает адвокат.

При этом наш собеседник подчеркивает одну очень важную деталь: дело в том, что подтвержденные судом на федеральном уровне запреты формально касаются не всей России, а конкретно Ставропольского края и Мордовии: «Если бы был Конституционный суд, тогда да, его решение распространялось бы на всю Россию, а суд по Ставрополью касается только этого региона, и на Мордовию или, например, Татарстан никак не распространяется. То же самое касается решения по Мордовии».

Ашимов также настаивает, что учитывать региональную специфику в этом вопросе призвали на самом верху: «Все-таки эта региональная дифференциация — она есть, Максим Шевченко задавал этот вопрос Путину. На что он ответил, что каждая школа вправе решать этот вопрос самостоятельно. То есть дал понять, что решение этих вопросов находится в компетенции регионов и местных властей».

Действительно, с подачи журналиста и общественного деятеля Максима Шевченко эту тему не далее как 9 декабря комментировал глава государства. Тогда на заседании совета по развитию гражданского общества и правам человека он обтекаемо отметил, что вопрос ношения мусульманками платков в школе должен решаться в рамках действующего законодательства, а школы имеют право самостоятельно определять форму одежды учащихся. «Что касается одежды, то это чувствительная тема. Во многих европейских странах накладываются такие ограничения. Не буду приводить всех аргументов, это то, что тоже должно решаться в рамках действующего законодательства. Школам предоставлено право выбора одежды», — сказал тогда Владимир Путин.

А пока проблема ношения платков в учебных заведениях Мордовии вышла далеко за пределы одного конкретного села. Сегодня Ашимов сообщил в своем «Фейсбуке» и подтвердил в личном разговоре следующий факт: «В Мордовском государственном педагогическом институте имени Евсевьева студенток-мусульманок, носящих платок, не допускают до сдачи экзаменов и прохождения практики, угрожают отчислением и недопуском до занятий, всячески оскорбляют их религиозные чувства, говорят, что они выступают против государства. Администрация вуза ссылается на какой-то „внутренний“ документ, содержание которого тщательно скрывается».

«МЕСТА ДЛЯ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ ОЧЕНЬ МАЛО ОСТАЕТСЯ — КАК В МОРДОВИИ, ТАК И В ЧЕЧНЕ»

Между тем препятствия женщинам, желающим носить платки в образовательных учреждениях, чинят далеко не во всех регионах. Например, в Татарстане проблемы из этого сознательно не делают. «У нас есть распоряжение кабинета министров Татарстана, в котором подробно расписано, какую форму должны носить мальчики и девочки в школе, — рассказала „БИЗНЕС Online“ заместитель министра образования и науки РТ Лариса Сулима. — Но мы не акцентируем внимание на платках. У нас есть, конечно, отдельные школы, где девочки носят эти платки. Никаких запретов со стороны министерства образования мы не проводим».

По мнению Сулимы, такой проблемы в республике вовсе нет. «С министром образования России мы полностью солидарны, но в Татарстане эта тема не актуальна. Нет обращений граждан, нет такого, чтобы где-то массово начали носить эти платки. У нас нет такой проблемы. Было время, когда в пяти муниципальных районах вопрос поднимали родители, поэтому было принято постановление кабинета министров в 2013 году о школьной форме. В этом постановлении четко прописано, что в Татарстане образование в школе носит светский характер и форма должна быть светской», — заключает один из руководителей минобрнауки РТ.

Постановлением республиканского правительства регламентируется этот вопрос и в Чечне, где вопрос определения формы одежды делегировали родительским комитетам. В результате почти все школьницы, напротив, ходят в платках. «У нас это регламентируется постановлением правительства Чеченской Республики. В нем четко прописано, какой должна быть форма одежды в образовательных организациях, и в уставе школы непосредственно прописывается эта форма одежды. Все это с согласования родительского комитета, — сообщила нашему корреспонденту заместитель начальника отдела общего образования министерства образования и науки Чеченской Республики Элиса Одаева. — У нас в соответствии с менталитетом не найдется ни одного родителя, который не хотел бы, что бы его дочь носила платок. 100 процентов девочек у нас ходят в платках. Речь идет не о хиджабе, а о традиционном чеченском платке. В соответствии с нашим менталитетом. Не хиджаб, а что-то наподобие косынки».

«В Чечне этот дресс-код считается общепринятым: когда в школах с первого класса ходят в платочках, — рассказал „БИЗНЕС Online“ чеченский писатель и политолог Руслан Мартагов. — Такие белые платочки. Одно время этот дресс-код усиленно насаждался с самого верха республиканской администрации. С другой стороны, это идет еще от древних домусульманских традиций, согласно которым женщина без головного платка — что-то «не то».

При этом Мартагов замечает, что в современной Чечне можно встретить большое количество молодых девушек, которые ходят без платка. Но в школу, а также в университет или институт принято надевать платок — за этим следят. «То есть если в Мордовии допустили перегиб в одну сторону, запретив платки, то в Чечне существует перегиб в другую сторону. А места для индивидуальности очень мало остается — как в Мордовии, так и в Чечне», — замечает наш собеседник.

«НОШЕНИЕ ТРАДИЦИОННОЙ ОДЕЖДЫ ОТНОСИТСЯ К НЕОТЪЕМЛЕМЫМ ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА»

Напомним, в начале января стало известно, что в татарском селе Белозерье, где проживают 3 тыс. человек, по итогам заседания регионального комитета по противодействию экстремизму под руководством главы Мордовии Владимира Волкова и работы специальной комиссии местного минобраза появился приказ за подписью нового директора белозерской школы, вносящий изменения в правила внутреннего распорядка школы. По нему запрещено ношение платков на территории учебного заведения как ученицам, так и учителям. При этом власти видят в этом метод борьбы с экстремизмом, якобы несколько выходцев из зажиточного Белозерья замечены в рядах экстремистов, воюющих на Ближнем Востоке. Несколько учителей отказались подчиниться требованиям, что вызвало широкий общественный резонанс.

В пятницу вечером на сайте всемирного конгресса татар (ВКТ) появилось открытое письмо на имя главы Мордовии, в котором, в частности, говорится: «Последние события в селе Белозерье являются грубым произволом и административным давлением властей Мордовии в отношении беззащитных женщин-преподавателей Белозерьевской средней школы, отстаивающих свое право на соблюдение национальных традиций и обычаев». А руководство региона обвиняется в нарушении Конституции РФ: «В многонациональной и многоконфессиональной Мордовии, даже не изучив опыт соседей, нарушая основной закон России, создают конфликтную ситуацию». «Исполком всемирного конгресса татар требует от властей Мордовии прекратить грубый произвол и административное давление на женщин-преподавателей Белозерьевской средней школы, отстаивающих свои национальные и религиозные права», — заключают авторы письма.

«Учителя Белозерьевской школы обратились к нам в конгресс с большим письмом с просьбой помочь. Как в такой ситуации не отозваться? Татарская общественность, и не только из Мордовии, также звонит в конгресс, требует отреагировать на эту ситуацию. Это событие стало греметь уже на всю Россию! — рассказал „БИЗНЕС Online“ советник председателя исполкома ВКТ Талгат Бариев. — Это открытое письмо достаточно жесткое, потому что ну сколько можно? На ровном месте создают проблему». При этом власти республики на ситуацию никак официально не отреагировали, хотя трудно поверить, что ВКТ ни с кем не согласовал свой демарш.

«Что касается того, что несколько человек из этого села уехали воевать в Сирию, ну так пусть занимаются ими конкретно! Такие мероприятия не должны проводиться огульно по всей деревне! Это что такое? Что теперь, коллективная вина, что ли? Для того чтобы пресекать всякие такие опасные явления, у нас есть специальные силовые органы, при чем тут министерство образования Мордовии и тем более женщины-преподаватели?» — уверен советник главы ВКТ.

К министру Васильевой обратилась и председатель общественной организации женщин Татарстана «Муслима» Альмира Адиатуллина. Она указывает, что село Белозерье в Мордовии является местом компактного проживания татар, коренного для этих мест этноса. Подавляющее большинство жителей села являются практикующими мусульманами. Более 90% женщин носит традиционный мусульманский головной платок, включая учителей и учениц местной школы. Платок здесь является не данью моде, а неотъемлемым элементом образа жизни и местного уклада. И за долгие годы работы школы к ее учителям и ученикам у государства не было никаких претензий. «Ношение традиционной одежды относится к неотъемлемым правам человека. Платок вовсе не религиозный атрибут, как его пытаются ошибочно представить некоторые деятели, а просто скромная форма одежды, предписанная мусульманке. И светскому содержанию образования это никак не угрожает, поскольку является личным делом человека», — резюмирует общественный деятель — та самая, которая в 2003 году через суд добилась разрешения мусульманкам всей страны фотографироваться в платках на паспорт.