Die Welt («Вельт»): “Они называют его Дартом Вейдером”

0
525

Тот, у кого в России есть власть, будет ее постоянно преуменьшать. Роль первой скрипки отводится Владимиру Путину, потому что нехорошо, если у кого-либо появится подозрение, будто кто-то может говорить на равных с главой Кремля.

Этого неписаного закона придерживается и Игорь Сечин. Сила власти — в тайне, цитировал глава крупнейшего нефтяного концерна России «Роснефть» два года назад в интервью Welt государственного философа Никколо Макиавелли (Niccolò Machiavelli). «И вообще смешно думать, что кто-либо может оказать давление на президента». А что касается распространенных слухов о том, что он, Сечин, является вторым по значению человеком в России, то это «просто смешно».

Сегодня это еще более смешно, чем когда-либо. Хотя, верно то, что у Путина в некоторых сферах есть различные закрытые кружки доверенных лиц, с которыми он советуется перед принятием решения. Но по крайней мере в экономическом и особенно в столь важном для страны нефтяном секторе свободу действий все больше имеет тот человек, которого в России из-за его вечно недовольной физиономии все чаще называют Дартом Вейдером, а именно — Игорь Сечин. В прошлом году это стало еще более очевидно, чем раньше. Приватизация государственного имущества, начавшаяся из-за нехватки денег, стала сценой, на которой Сечин низвел до уровня статистов остальных представителей российского истеблишмента на глазах у всего мира. Особенно выразительно это получилось вечером 7 декабря, когда он сообщил Путину о продаже частей «Роснефти» двум международным инвесторам.

Если говорить конкретно, то 19,5% проданы швейцарскому торговцу нефтью Glencore и эмирату Катар, пояснил Сечин. Полученные в результате 10,5 миллиарда евро позволят дефициту российского госбюджета оставаться по меньшей мере в рамках официально названных 3,7% от ВВП. Новость эта появилась абсолютно неожиданно. Так как государству срочно были нужны деньги, на рынке неделями рассчитывали промежуточное решение, которое бы выглядело довольно причудливо, а именно, что нефтяной концерн сначала сам выкупит у государства части, пока он, возможно, их потом в 2017 году спокойно не продаст дальше.

Этот вариант дуэт Путин — Сечин охотно пустили в оборот. Для отвода глаз, как стало теперь известно. Сам Путин, по словам его пресс-секретаря, давно был в курсе, над каким решением Сечин на самом деле работал. Тем временем высокопоставленные чиновники из правительства и Кремля с различными выражениями нетерпения и неодобрения были выставлены полезными, но мало информированными идиотами. В результате государство с сечинской прямо-таки гениальной сделкой не только получило извне необходимые деньги. В конце концов, Сечин показал Западу, что во времена санкций все же существует достаточно заинтересованных лиц в мире, кто хочет сотрудничать с Россией и с нефтяным концерном, включенным в санкционные списки.

Он разговаривал примерно с 30 потенциальными спонсорами, сказал позже Сечин. Хотя против «Роснефти» и были объявлены санкции со стороны США и ЕС. И хотя никто из покупателей не получит никакого блокирующего меньшинства. Также и британский энергетический гигант ВР имеет 19,75% в «Роснефти». Но только у одного Сечина есть власть над самым дорогим по биржевым котировкам нефтяным концерном — и тем самым над всем российским нефтяным сектором.

Сечин является парадным примером выскочки из путинской конюшни. 13 лет назад Сечин, которому сегодня 56 лет, был вне московского аппарата власти и был Никто. Также и нефтяной концерн «Роснефть» не заслуживал особого внимания. Это надо было срочно изменить. Так как Путин прогнал олигархов с ключевых позиций в государстве, то Сечину предстояла особам миссия. Российскую нефтяную промышленность, которая после развала Советского Союза была раздроблена на конкурирующие концерны, надо было снова поставить под государственный контроль.

Сечин, бывший когда-то военным переводчиком в Анголе и Мозамбике и знакомый с Путиным еще по их родному Санкт-Петербургу, долго не раздумывал. Он взял на заметку самого богатого тогда россиянина и нефтяного магната Михаила Ходорковского и организовал его арест. Помогло ему в этом не только то, что он сам был вице-главой в кремлевской администрации. Но и тесная связь с тогдашним генеральным прокурором Владимиром Устиновым, сын которого женился на дочери Сечина. В конце концов был нейтрализован не только строптивый олигарх Ходорковский и на десять лет посажен за решетку, пока он через посредничество Ганса-Дитриха Геншера (Hans-Dietrich Genscher) два года назад не вышел на свободу. В конце концов был арестован также и нефтяной концерн Ходорковского «Юкос». «Роснефть» присоединила к себе активы с финансовой помощь китайцев и тем самым увеличила в шесть раз объем собственной добычи нефти, в мгновение ока став первой в отрасли всей страны.

Когда Ходорковского спрашивают про Сечина, то он сегодня много не говорит. В интервью «Zeit» осенью он сказал: «Мне нечего ему сказать, кроме того, возможно, что я желаю ему подольше пожить до тюрьмы, что я хотел бы видеть его на скамье подсудимых и выступил бы в качестве свидетеля». Вскоре после своего освобождения Ходорковский заявил в интервью российскому изданию «Сноб»: «У меня никогда не было даже тени той власти в государственных органах, как у Сечина». Политические наблюдатели примерно такого же мнения. Политолог Андрей Колесников из Московского центра Карнеги сказал в одной радио-дискуссии: «Проблема в невероятном, колоссальном и трудно объяснимом влиянии Сечина на Путина. Возникает вопрос, кто кем руководит».

С такой властью за спиной Сечину удалась и вторая большая покупка. В начале 2013 года он перенял второго в стране конкурента TNK-BP, что стало самым большим приобретением в российской истории на сумму почти в 60 миллиардов долларов. И здесь Китай также помог предоплатой, обеспечив себе тем самым поставки нефти на 25 лет. Там, где работает Сечин, быстро появляются тайны. И хотя ведущая экономическая газета России «Ведомости» и не назвала 56-летнего Сечина в своем недавнем заключительном выпуске года «Загадкой года». Но присудив этот титул министру экономики Алексею Улюкаеву, газета все же косвенно титул «Загадка года» присудила Сечину.

Потому что 14 ноября в лице Улюкаева впервые после развала Советского Союза был арестован и посажен под домашний арест человек в ранге министра из-за якобы имевшей место коррупции. Следует отметить, что арест произошел в главном офисе «Роснефти» в Москве. Туда Улюкаева, который отвечал за приватизацию, пригласили до того, как обнаружили у него чемодан с двумя миллионами долларов. Улюкаев был для Путина, высоко ценившего его, своего рода парадной вывеской либерального экономического лагеря, в то время как Сечин относился к противоположному лагерю. Причины расправы над Улюкаевым по-прежнему неизвестны.

При этом все, кому приходится перебегать дорогу Сечину, обычно осторожны вдвойне. Сечин не только в одиночку решил проблемы «Роснефти». Он в начале осени также решил для себя частичную приватизацию шестого нефтяного концерна России «Башнефть», когда он за 50% выложил на стол 4,8 миллиардов долларов. «Но это же чепуха!, — возмущался тогда еще экономический советник Путина Андрей Белоусов. — Как может управляемая государством фирма купить другую государственную фирму? Это никакая не приватизация». С тех пор замолчал не только Белоусов. И никто больше — до самых министерских верхов — вообще не хочет комментировать работу Сечина. Известно, что отношения между ним и Путиным — особенно тесные.

И даже если Путин на днях советовал российскому истеблишменту быть «немного поскромнее», потому что надо понимать, в какой стране живете, все равно ясно, кто в случае спора выиграет. Это пришлось недавно узнать газете «РБК», когда она за одно сообщение об интервенции Сечина была осуждена в судебном порядке.

Похожая история произошла и с газетой «Ведомости», которая, как заявили в суде, вмешалась в частную сферу Сечина, когда она написала о роскошном имении Сечина. Досталось и Forbes, и «Новой газете», которые сообщали о состоянии семьи Сечина. При этом глава «Роснефти» в 2015 году, по данным Forbes, из-за экономического кризиса заработал в год «только» 13 миллионов долларов. За год до этого это были 17,5 миллионов долларов. Но плохо, что он явно отстает от главы «Газпрома» Алексея Миллера, с которым он и так в клинче, потому что их предприятия по-прежнему борются за то, чтобы стать самым крупным поставщиком налогов в стране.

Сечин давит на Миллера еще и потому, что он хочет вместе с частными газовыми концернами отобрать монополию на экспорт газа, что равно перестройке в российской сырьевой экономике. Но пока у Сечина есть и другие способы ведения игры. Материнская компания сечинской «Роснефти» «Роснефтегаз» недавно получила разрешение не публиковать документы о своей финансовой деятельности. Так Путин с Сечиным создали параллельный бюджет, которым они могут вместе распоряжаться. Это может означать только одно: их власть будет только увеличиваться.

ИСТОЧНИКDie Welt
ПОДЕЛИТЬСЯ