Саид Ниналалов: Дежавю. Рассказ

1
1086

Весна близилась к концу. Теплое, даже горячее солнце щедро заливало своим светом улицы города, отделяя солнечные места от затененных так резко, что при переходе границы света и тени можно было на мгновение ослепнуть от резкого погружения в темноту.

Марат сам твердо не помнил, как добрался в этот день до офиса. Он зашел в фойе, тупо кивнул охраннику у входа, поднялся на второй этаж, зашел в свой кабинет и плюхнулся на вращающееся кресло у компьютера. Привычным движением руки он вставил в разъем флэшку и включил компьютер. Монитор замерцал, компьютер хлопотливо заурчал.

Жуткая аллергия, которой страдал Марат на разлетающийся каждый год по всем улицам города тополиный пух, была в своем апогее. Он непрерывно чихал и сморкался в носовой платок, утирая выступающие слезы. Каждый чих отдавался стреляющей болью в голове. Работать было невозможно.

– А, наконец-то ты соизволил прийти, – шеф был тут как тут. – Ты же знаешь, что у меня два главных условия, обязательных для всех сотрудников.

– Знаю, знаю, приходить вовремя, – руководитель компьютерной фирмы, в которой трудился Марат, был ненамного его старше, что сильно мешало шефу находить подходящий тон, чтобы распекать подчиненных, и давало возможность Марату вести себя с шефом, как с ровесником.

– Это первое условие, которое ты практически каждый день нарушаешь. Я ни от кого не требую, чтобы с 9 утра до 6 вечера вы были на работе, но каждое утро все должны быть на месте. Что у тебя случилось?

– Ох, Шамиль, прости, я до четырех часов ночи был с подругой на дискотеке, забыл о времени.

Это было какое-то слабое место у начальника. Если бы Марат рассказал о ночной пьянке, или придумал какую-нибудь другую версию причины своего опоздания, то шеф еще бы долго распинался и терзал подчиненного. А когда дело касалось девушек, Шамиль смущенно улыбался, будучи сам большим любителем такого рода приключений, и переводил разговор на другую тему.

– Ладно, а со  вторым  условием как? Работа должна быть сдана вовремя! Где готовый сайт? Мы должны были сдать его заказчику еще на прошлой неделе!

– Шамиль, я и дома работаю над этим сайтом, вот флэшку с программами с собой таскаю.

– И вчера наверно не спал – над компьютером сидел? – шеф махнул рукой и оставил Марата одного.

Марат удрученно склонился над компьютером, открыл программу и уже в который раз начал пытаться ее отладить. Уже неделю, как он попал в какую-то компьютерную ловушку, и что бы он ни писал, как бы программу не переделывал, она никак не сдвигалась с мертвой точки, с буквально заколдованного места.

***

Заиграла мелодия, и зазвучал знакомый голос «кайфуем, сегодня мы с тобой кайфуем». Марат не сразу понял, откуда слышен этот шлягер, набивший оскомину во всех ресторанах и кабаках южного приморского города. Он вынул из кармана телефон и поморщился. Звонила Она.

– Ты где вчера был? Я тебя до ночи искала! Почему ты трубку не брал?

Невеста Марата уже скоро год как была за ним засватана. Они были знакомы еще с детства, но Марат никогда раньше не воспринимал ее как свою будущую невесту. Как и всех девочек со двора, он задирал Марину, дергал ее за косички, иногда играл с ней в «классики», но в те беззаботные годы он даже не мог подумать о том, что из этой нескладной голенастой веснушчатой девчушки вырастет стройная яркая девушка с большими серыми проницательными глазами. А, тем более, что они в будущем могут соединить свои судьбы – это было за пределами всякой фантастики.

– Марин, родная, я телефон на работе забыл, дома я был, дома!

– Ты зачем меня обманываешь? Я подъезжала вечером к твоему дому – у тебя свет в окнах не горел!

– Постучала бы в дом, я бы вышел, что мешало-то?

– Как что? Я ведь не жена еще тебе! Как я в твой дом постучу?!

С детства привитое горское воспитание, запрещающее Марине заходить в дом жениха до свадьбы, не мешало ей, однако, предъявлять на Марата все права и пытаться устанавливать матриархат в еще не созданной семье.

– Вот – ты еще не жена мне и не указывай, где и когда мне находиться!

– Ах, ты, значит, меня обманываешь? Так где ты был? Опять с этой потаскушкой в кабаке торчал?

– С какой еще потаскушкой? Я ни с кем, кроме тебя не общаюсь!

– А с какой это Зарой ты подружился в «одноклассниках»?! Я все про нее выяснила. На ней печать ставить негде, а ты тоже туда же – повелся на смазливое личико. Это самая настоящая потаскушка, которая переменяла уже не один десяток мужиков. Ей все равно, кто с ней, абы деньги платил и покупал ей все, на что она укажет.

Марат поморщился и отодвинул от уха кричащий и чуть ли не брызжущий слюной телефон, подождал, пока красноречие невесты иссякнет, и заговорил.

– Милая, давай вечером увидимся и  спокойно поговорим. И разберемся, где я был, с кем я дружу, и кто мне нужен. Зара – одна из сотен девушек, которые сутками торчат в «одноклассниках» – предложила мне дружбу, я и согласился. Это же ничего не означает, никого ни к чему не обязывает.

Это была некоторая провокация со стороны Марата. За его словами последовала вторая еще более гневная тирада Марины. «Пусть выговорится сейчас, зато вечером, при встрече, она меньше будет меня с этой Зарой доставать», – думал Марат, мысленно улыбаясь воспоминаниям о вчерашней встрече с Зарой. Эта встреча обещала многое.

Голос в трубке сменился всхлипами. Марина тоже перешла к недозволенным приемам.

– Не плачь, любимая, я не могу разговаривать, я же на работе, люди слушают, вечером поговорим, я пораньше постараюсь освободиться.

– Не надо мне разговоров, и встречаться я с тобой не хочу, и вообще я с тобой не разговариваю!

Марат задумался. Вечером его опять ждала Зара, но вечером надо было обязательно увидеть Марину и успокоить ее. Но так этого не хотелось, за год со дня сватовства своими вспышками ревности она здорово испортила жизнь жениху. Голова у жениха по-прежнему пульсировала от боли. Программа по-прежнему не билась. Со своими женщинами по-прежнему он не мог разобраться. И опять же все мучения завершала аллергия, от которой слезились глаза, забивался нос, болело и саднило горло. Какое-то непонятное беспокойство просто душило и давило на Марата, мешая думать и работать.

Марат встал, крутанул освободившееся от тяжести его тела  и приподнявшееся кресло, постоял возле компьютера минуту. Он посмотрел долгим мутным взглядом на торчащую из системного блока флэшку и вышел из офиса.

 

***

В офисе работало несколько программистов, по двое в небольших, но уютных помещениях.

Вечером вернулся из соседнего городка-спутника Олег, сосед Марата по офису. Там он налаживал  программу для клиента.

– Все, клиент согласен подписать акт приема-передачи программы и оплатить остаток суммы за работу.

– Олег, хорошо, сегодня отдохни, завтра начнем новый проект, – ответил довольный Шамиль.

– А где Марат? Сегодня что-то он и не звонил мне даже.

– Компьютер включен, программа открыта, вот и флэшка его в компьютере. Я немного поругал его за опоздание, а потом занят был и не заходил сюда. Не должен он далеко уйти, оставив так компьютер и флэшку.

До конца рабочего дня Марат так и не появился. На звонки отвечал автоответчик. Понять, где находится Марат, было невозможно.

Олег выключил компьютер Марата и ушел домой со смутным осадком в сердце. Такого не бывает, чтобы человек бесследно исчез. Но наутро Марата опять не было на работе.

– Шамиль, я вечером поеду к Марату домой, может он заболел? Он снимает однушку на окраине города у самого моря, если дома не будет, хоть у соседей спрошу.

Но дома никого Олег не застал. Соседи, как обычно, не знали ничего, а сами начинали интересоваться:

–  А что случилось? А почему его ищут? А может, он натворил что-нибудь?

–  Нет, просто его нет на работе второй день, в офис его вызывают срочно!

– Надо же, такой молодой человек, а уже делов наделал, – всплеснула руками любопытная старушка-соседка.

– Да ничего он не сделал, просто пропал куда-то, – раздосадованный Олег поспешил избавиться от прилипчивой собеседницы и вышел на улицу.

Дни шли. Марата не было. Ни звонка, ни привета, ничего. Заходила взволнованная Марина, которая тоже ничего о нем не знала.

– Я звонила маме домой, мы ведь соседи с Маратом по двору. Мама заходила к его родителям, но не стала ничего говорить, чтобы их не пугать. Похоже, они ничего не подозревают. Их не пугает, что Марат несколько дней не звонил, он  обычно и так очень редко им звонит.

– Может, в милицию обратимся? Времена нынче сложные. Может, Марата похитили?

– Если бы похитили, кто-то увидел бы, услышал бы, шум какой-то был бы – милиция раньше нас все узнала бы. Не думаю, что его украли, за душой у него ничего особенного нет, да и не знаю, вряд ли он кому мог дорогу перейти. Короче, раз родители спокойны, и мы не будем суетиться без нужды.

 

***

Марат объявился только в конце июня. Он позвонил на рабочий телефон. Голос его звучал бодро:

– Олег, салам! Как дела? Тут у меня маленький вопрос по программке…

– Марат, ты?! – перебил его Олег. – Ты где? Мы тут все обыскались! Ты куда пропал? Почему ни разу не позвонил?

– Да как-то руки не доходили позвонить, столько дел было, не продохнуть.

– Марина несколько раз приходила, о тебе спрашивала. Так где же ты, объясни. Что у тебя случилось? Ты исчез молча, не оставив никаких следов.

– Не исчез я никуда, просто в Москву улетел.

– Как улетел? Никому ничего не сказал и просто улетел? Да у тебя компьютер включенным остался. А флэшка? А твоя работа? А программа для заказчика? А друзья? А Марина, наконец?

–  Олег, в какой-то момент я понял, что мне все осточертело, и надо менять обстановку, надо валить отсюда. Я принял решение и с работы сразу уехал в аэропорт и вылетел в Москву.

– Да нет, наверное! Скажи, что ты шутишь?

– Какие могут быть шутки?  Если бы я вот так не улетел – то в следующий раз я не решился бы на такой шаг. Кто знает, что будет завтра? А теперь я в Москве!

– И чем ты в Москве занимаешься?

– Сначала я никак не мог найти работу, все деньги на гостиницы и общежития потратил, а потом все-таки устроился в компьютерную фирму – тут тоже сайтами занимаюсь.

– А как тебя приняли? Без прописки, без регистрации, тем более, говорят, что к кавказцам в Москве особое отношение!

– Все просто – руководитель фирмы задал мне несколько вопросов, я показал ему наши разработки в интернете, и он принял меня на работу, естественно, не официально. Я получаю нормальную зарплату, и мне этого хватает – и на аренду квартиры, и на продукты, и на движения,  и еще немного остается.

– Ааа, движения уже начались, ты без этого не можешь, – усмехнулся Олег. – Там, в Москве, девочки лучше?

– Есть и лучше, есть и не лучше, зато выбор гораздо больше, и знакомиться намного легче.

***

Знакомиться действительно было легче. Марат с новыми друзьями – коллегами начал часто бывать в разных ночных клубах. Широко загулять ему не позволяла не такая большая, как он хотел бы, зарплата. Но от девушек отбою не было. Марат, обладающий привлекательной внешностью, стильно одевающийся и умеющий подать себя как должно, не испытывал смущения при виде девушки. Он  рассматривал понравившуюся ему девушку, как очередную жертву, и легко относился к тому, чтобы завести с ней отношения. Если это удавалось сразу, для него это была новая игрушка, перед  которой у него не было никаких обязательств, а если девушка давала отпор, Марат равнодушно, не выказывая досады,  отходил в сторону, ведь на ней свет клином не сошелся.

Как-то в осенний дождливый вечер Марат был с друзьями в небольшом кафе в полуподвале у метро «Проспект Мира». Ребята лениво потягивали вино, перебрасываясь словами. Время уже приближалось к закрытию, но так неохота было выбираться из уютного полутемного помещения под мелкий нудный осенний дождик.

В кафе по ступенькам спустились двое – парень лет 25-ти, высокий, но немного полноватый, даже слегка обрюзгший, и невысокого роста темноволосая девушка, чьи каблуки звонко цокали по кафелю лестницы. Молодой человек что-то монотонно и негромко рассказывал спутнице. Марат бросил равнодушный взгляд и мгновенно впал в какое-то оцепенение. Девушка подняла на него огромные мерцающие в неровном свете свечей маленького зала глаза, и, споткнувшись, приостановилась, как будто перед ней возникла невидимая стена. Удивленно тряхнув головой, она опомнилась от наваждения и продолжила движение по лестнице за своим другом.

Кто сказал, что не бывает любви с первого взгляда? В отношениях между мужчиной и женщиной далеко не все происходит по  заведенному образцу, возможны совершенно невероятные вещи. Темнота зримо сгустилась, блики света стали ярче и сфокусировались на лице девушки, которая продолжала спускаться неверными шагами. Время замедлилось и загустело, для Марата исчезло все – кафе, друзья, сидевшие вокруг стола, спутник девушки, лестница, по которой она спускалась. Осталась только она – вернее ее лицо, а еще точнее – ее глаза, которые искрами света обжигали его, выжигали его изнутри.

Незнакомка и ее товарищ, внешность которого Марат так и не заметил, присели за соседний столик, и она оказалась, наверное, совершенно случайно, прямо напротив него. В воздухе кафе запахло озоном, он поднимал на девушку взгляд, она не отрывала от него своих глаз. Ощущение заряженности пространства электричеством, которое возникает перед грозой, охватило и друзей Марата, их разговор сам собой увял. Осталась только медленная негромкая  музыка, да ворчание ничего не замечающего кавалера девушки. Он заказал подошедшей официантке кофе и, спустя какое-то время, когда кофе уже было на столе, удалился в туалет.

У Марата, видимо, уже было полное взаимопонимание с этой милой брюнеткой, ибо как только ее спутник исчез за дверью, Марат уже находился рядом с девушкой и успел протянуть ей руку, в которую незнакомка вложила небольшой клочок бумаги – салфетку с записанным на ней именем и номером телефона. Она легко сжала руку Марата, и движением своей руки отправила его к ребятам. Едва он успел присесть за свой стол, как в зал вернулся суетливый кавалер.

Пара допила кофе и встала. Они долго поднимались по ступеням, девушка шла позади. И уже почти на самом верху она повернулась к Марату и, глядя в его умоляющие глаза, словно говорящие – «останься», показала  глазами на своего  пресловутого спутника и развела руки – «что я сейчас смогу сделать?».

 

***

Начался долгий, счастливый, но выматывающий душу роман. Спутник был забыт, кто он и что Алина, как звали незнакомку, делала с ним в тот вечер, было неважно. Отсчет новой жизни начался с того первого взгляда. Марат и Алина не могли друг без друга, но и не могли долго быть вместе. Они тосковали и непрерывно звонили друг другу во время работы, что полностью выбивало их из рабочей колеи. Он забывал о своих программах, она – о покупателях в магазине одежды, где работала продавцом-консультантом.

А будучи вместе, они быстро вступали между собой в противоречия – он говорил «белое», она – «черное», и никто не хотел уступать. Для таких противоположных мнений никаких видимых оснований не было. Или это был дух противоречия, или это был страх стать полостью зависимым от партнера, никто не мог понять. Они ругались в пух и прах, разбегались в разные стороны, чтобы якобы уже никогда не встретиться,  но через несколько часов кто-то из них делал первый шаг и начинал звонить любимому или любимой, и все начиналось снова.

Марат к началу нового, 2011 года, начал уставать от этой постоянной борьбы с собой за Алину, с Алиной за свою любовь и со своей любовью за себя. Решения он не видел. Чувства оставались теми же.  При каждой встрече, как и при первой, сладко щемило сердце, и Марат тонул и терял себя в серой полупрозрачной глубине ее глаз. Инстинкт подсказал, может и неверное, но решение – выбить клин клином – найти другую девушку и разорвать этот гордиев узел, который душил Марата и потихоньку вытягивал из него все силы. И начались новые похождения Марата по кабакам и клубам.

Новые связи не убивали его любовь к Алине, а еще больше укрепляли ее. Чувствуя свою вину, он возвращался к ней побитой собакой, а она, понимая сердцем, что он творит не то, что нужно и можно, не признавала это разумом, прощала его за опоздания, неожиданные исчезновения. Но в какое-то время это стало ей надоедать. Мужчина наглеет настолько, насколько ему это позволяешь. Это правило еще в детстве закрепила в ее мозгу мама. И Алина начала подозревать Марата в том, что он пустился во все тяжкие. Что тут подозревать? Все так и было.

 

***

Июнь принес в Москву страшную жару, характерную скорее для южного города, откуда приехал Марат. Но из-за этой жары начал гореть торф в окрестностях Москвы, грязно-серый смог покрыл город, дышать стало нечем. В дополнение ко всему и тут появился тополиный пух, волны которого начинаются в Москве на месяц позже, чем на юге.

Марат, застряв в пробке, еле добрался до работы к 11 часам. Сопя и кашляя, он плюхнулся в вертящееся неверное кресло, включил компьютер и сунул в системный блок флэшку.

Вошел начальник.

– Марат, рабочий день у нас с 10 часов, тебе это сколько раз объяснять? Ты тут на птичьих правах – вон сколько твоих безработных земляков ждут, пока я тебя выгоню. Когда ты научишься вовремя вставать и приходить на работу? И почему твой клиент на тебя жалуется? Программа дает сбои! Что за ошибки в программе? Ты не можешь разобраться с рекламациями?

Марат тупо слушал шефа, поглядывая на него воспаленными глазами, и думая о чем-то своем. Наконец шеф, махнув рукой, вышел.

Голосом Григория Лепса телефон запел о Натали. Марат потянул его из кармана, трубка застряла в нем, он рванул телефон, чуть не разорвав карман. Звонила Алина.

– Ты где вчера шлялся?! Я не могла до тебя дозвониться!

Разговор с Алиной занял не менее получаса. Вконец измученный Марат положил трубку и уставился  в монитор. Голова его пульсировала от боли. Программа  не билась. Со своими женщинами Марат разобраться не мог. От аллергии  слезились глаза, забивался нос, болело и саднило горло. Какое-то непонятное беспокойство просто душило и давило на Марата, мешая думать и работать.

Марат встал, крутанул освободившееся от тяжести его тела  и приподнявшееся кресло, постоял возле компьютера минуту. Он посмотрел долгим мутным взглядом на торчащую из системного блока флэшку и вышел из офиса.

ПОДЕЛИТЬСЯ

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Отличный жизненный рассказ! Вот он – герой нашего времени! 🙂 Так и просится заключительная фраза про то, что Марат понял, что ему все осточертело, поэтому сразу поехал в аэропорт и улетел в Нью-Йорк. 🙂 А работал он там программистом или уборщиком – пусть решает читатель.
    Рассказ держит в напряжении, заставляет сопереживать. Жалко девушек, конечно, но так бывает постоянно.

Comments are closed.