Зуд вседозволенности как источник нашей бедности

Почему для успешного экономического развития нужны не только хорошо действующие институты, но и эффективные образцы поведения

0
847

Достаточно ли надежной защиты прав собственности, эффективных судов, низкого уровня коррупции, равного доступа к системам здравоохранения и образования, чтобы граждане могли сократить разрыв в доходах с более состоятельными?

В академической литературе можно найти разные ответы на этот вопрос. Одни исследователи полагают, что хорошие институты играют ключевую роль в экономическом развитии и их улучшения вполне достаточно для того, чтобы увеличить темпы роста и сократить отставание в доходах. Другие утверждают, что одних только качественных институтов недостаточно. По мнению последних, культурные переменные, такие как, например, традиции и сложившиеся стереотипы поведения, также являются ключевым фактором, дополняющим институты и влияющим на темпы развития экономики. Индивидам, унаследовавшим не самые эффективные образцы поведения, может потребоваться заметно больше времени для улучшения своего положения, даже если они живут в продвинутой институциональной среде.

КНР при председателе Мао отличалась изоляционизмом, масштабными ограничениями на права собственности, несменяемостью политического лидера и, как результат, высоким уровнем бедности. Напротив, после смерти Мао в Китае началось восстановление частной собственности, китайская экономика стала открываться миру, установилась регулярная сменяемость высшего руководства. В результате изменения институтов в стране началась эпоха быстрого и устойчивого экономического роста. При этом с культурой, кажется,  похожих изменений не произошло.

Разве китайцы при Мао были менее трудолюбивы, чем после его правления? Или менее бережливы? Едва ли.

Похожий аргумент приводится и для сравнения двух Корей. Язык, география и культура в этих двух соседних странах однородны, однако институты значительно различаются: все те же изоляционизм, отсутствие частной собственности и несменяемость лидеров на севере, и полностью противоположные институты на юге. Результат — огромная разница в уровне развития.

А что у нас в Дагестане с институтом частной собственности? Один из местных жителей заехал на своём КамАЗе в котлован, не дав проводить строительные работы, а не в суд. На спорное место – 80 кв. метров – есть свидетельство о государственной регистрации права собственности от 2015 года, оформленное на некую Аминат Цахаеву. Разрешение на строительство магазина получено в сентябре 2015 года.

В марте 2016 года Следственное управление УМВД РФ по Махачкале проверяло документы на заявление о подделке документов на земельный участок под строительство магазина. Проведенная экспертиза показала, что подпись на документах не отличается от других подписей тогдашнего мэра Саида Амирова.

Тем не менее 4 декабря и 12 января произошла драка между застройщиком и местными жителями. В ходе этих беспорядков кто-то осмелился разбить выстрелом водительское стекло экскаватора, видно, что стреляли в упор в водительское кресло. Но до сих пор нет сообщения о возбуждении уголовного дела по факту о применении огнестрельного оружия. Не задержан и не наказан стрелявший. Не произведена баллистическая и прочая экспертизы по данному преступлению.

Доведенная до отчаяния собственница данного земельного участка обращается в прокуратуру Кировского района г. Махачкалы, потому как до этого ее заявление 4 раза оставалось без движения в РОВД по Кировскому району.

Право частной собственности на землю как института конституционного права и возможностей ее защиты крайне актуальны, поскольку названное право является высшей ценностью, а его признание, соблюдение и защита – обязанностью государства.

Одна из причин, почему инвестиции из других регионов не заходят в республику это то, что в Дагестане, как всем известно, царит полный правовой нигилизм. Он бьет бизнес с двух сторон — со стороны закона и со стороны граждан, позволяющих самосуд и анархию как мы описали выше. Для внешних инвесторов подобное совершенно неприемлемо.

Если сегодня мы посмотрим на реализацию всего того, что касается проблем собственности, рыночных отношений, честной конкуренции и т.д., то нетрудно понять, как мы еще далеки до экономики развитых стран. Больше того, сохранить то, что сейчас еще работает, – тоже проблема. Потому что там, где должно господствовать право, в том числе и право частной собственности, все чаще и больше господствует чиновник. И чем выше его должность, тем этот волюнтаризм опаснее для экономики и общества.

Сегодня в США работает лучшая в мире судебная система, которая обслуживает лучшую из национальных экономик, дающую 33% мирового ВВП.

Многие ли знают, как судебная система США умеет преследовать тех, кто не в ладу с законами, преследовать неустанно и неумолимо. Конечно, и там бывают ошибки. Но роль независимой судебной системы в достижении этих 33% ВВП – ключевая!

Американское экономическое чудо случилось потому, что должна была появиться всего лишь бумажка, обозначающая одну акцию. Но вы не представляете, сколько тюремных приговоров должно было прозвучать, скольких людей надо было посадить на электрический стул, чтобы эта бумажка стала тем, чем она является для Америки сегодня!

 

ПОДЕЛИТЬСЯ