Об эпохе “Анжи” с Сулейманом Керимовым

0
1549

2016-й год был в футболе урожайным на события. Были в нём и плановые события, как очередной «Золотой мяч» у Роналду, например, как вечно достраивающийся стадион в Санкт-Петербурге. Были и неожиданные. В международном масштабе это, наверное, победа португальцев на Евро. А во внутрироссийском? Ну, есть, пожалуй, одно весьма себе знаковое событие. Сулейман Керимов вышел из состава акционеров клуба «Анжи».

Закончилась, по сути, целая эпоха. Она ведь уже была у «Анжи» неоднородная: до Сулеймана, с Сулейманом и теперь будет – после Сулеймана.

Думаете, горюет-переживает экс-владелец? Отнюдь нет. Роскошные корпоративы с выступлениями мегазвёзд устраивает, дорогие новые игрушки вроде яхты за 130 миллионов евро покупает. Мы же решили посмотреть, что стало со старой игрушкой – футбольным «Анжи».

В 2011-м году в России неожиданно выстрелил новый футбольный проект.

Очень быстро клуб под названием «Анжи», клуб, ещё недавно игравший во втором по силе дивизионе, вошёл в число топ-клубов российского футбола. Задача была поставлена, конечно, стать европейским топ-клубом. Но за пару лет еврокубки, само собой, не выигрываются. Впрочем, в список грандов местного разлива клуб плотно вошёл. Борьба за медали, финалы Кубка РФ, успешные матчи в Лиге Европы с выходов в весеннюю часть плей-офф – всё, что нужно, в послужном списке было.

Когда одно из книжных издательств прилепило популярному автору к названию очередной книги страшный заголовок «Спартак, ЦСКА, «Зенит»: кто умрёт первым» – автор сопротивлялся: слишком не нравились ему вечно чернушные названия на обложке. А вот когда список дополнили словом «Анжи» – даже и не подумал спорить: ну, ясно, что есть ещё один топ-клуб – с чем тут спорить-то?

«Кавказ взорвал рынок» — под такими заголовками выходили различные материалы о трансферной политике команды из Махачкалы накануне сезона-2011/2012, последнего, в котором к старту готовились в зимнюю пору. Впрочем, говорить об «Анжи» как о команде из указанного города при Керимове можно было с определенной долей условности: все-таки базировалась команда в Подмосковье, на базе почившего в бозе раменского «Сатурна». Роберто Карлос, звезда мирового футбола, чемпион мира-2002, доигрывающий на пенсии (все-таки тридцать восемь лет, по футбольным меркам, это уже давно пенсионер) за «Анжи», признается в интервью зарубежной прессе, что «живет в городе Сатурне».

Приглашение в «Анжи» Роберто Карлоса поначалу казалось «футбольным пиаром». Но «Анжи» стал выстраивать игру, готовить новые приобретения. И несмотря на многочисленные скандалы первого круга (странные судейские ошибки в матче с «Ростовом» — разумеется, в пользу махачкалинцев, поразительное безволие игроков «Локо» и «Волги», расступавшихся в решительные мгновения в собственной штрафной), к «Анжи» стали относиться уже чуть ли не как к будущей элите российского футбола. Стало ясно, что это не халиф на час, а клуб с будущим. Да и владелец команды Сулейман Керимов в сознании большинства стал восприниматься не как «тот, с кем была в разбитой машине Тина Канделаки» и не «тот новый олигарх, с кем видели на вечеринке Анну Чапман», а футбольный деятель.

В августовский период, когда шли традиционные для лета трансферные переговоры и встал вопрос о приобретении дагестанцами мировой звезды Самюэля Это’О, в полку скептиков поубавилось: если уже едут сюда не списанные, не отыгравшие свое «звезды», а лидеры европейских клубов, значит это уже не пиар-ходы.

От количества звучных имен, которые стали упоминаться в связи с возможным переходом в «Анжи», закружилась даже голова у многих видавших виды агентов. Чтобы набить цену своему подопечному, раньше обычно говорили, что к нему присматривается «Зенит» — теперь стали произносить, что он в сфере интересов «Анжи».

Из многочисленных анекдотов того времени. К тренеру «Анжи» Гаджи Гаджиеву стучат в дверь:

— Это’О? — спрашивает Гаджиев.

— Это я, — отвечает из-за двери Семак.

Один из моих знакомых шутил даже о новом тренде в футбольном мире: если игроку не поступало предложение из «Анжи», значит, он вовсе и не звезда. Мол, Пасторе и ван Перси должны срочно «занести бабок» Сулейману Керимову с тем, чтобы он включил их — просто для видимости — в круг своих интересов. Месси и Иньеста в шоке — махачкалинский клуб не предлагает им контрактов!

Летом «Анжи» приобрел Джуджака, к чему в Европе отнеслись как к сенсации. К неподтвердившейся информации о переходе Данко Лазовича и к состоявшемуся переходу Юрия Жиркова отнеслись уже спокойней. Про Это’О и говорить не стоит — просто бомба!

«Анжи» на некоторое время даже стал неким эталоном для сравнения, точкой для отсчета. Тренер российской сборной Дик Адвокат долго рассуждал об игровой философии махачкалицев, а потом просто грустно заметил: «У «Зенита» в мое время не было столько денег, сколько у «Анжи» сейчас…»

Словом, средства имелись. Деньги, за которые покупались футболисты, зарплаты, которые им предлагались, были сопоставимы с теми, что платят в самых богатых клубах мира. Правда, было существенное отличие: Керимов не строил клуб шаг за шагом, не брал его с нуля, он просто вбухал туда огромное количество денег и стал ждать всходов. А ведь так не бывает. Есть примеры топ-клубов, которые долго, год за годом возделываясь, удобряясь, культивируясь, доходили до нужной кондиции. Ну, мне лично на ум приходит проект Гинера, когда из не совсем уж популярного в ту пору армейского коллектива удалось сделать обладателей еврокубка и многократных чемпионов страны.

Понятно, что каждый такой проект всегда жестко персонифицирован и может исчезнуть в одночасье, когда изменятся обстоятельства жизни владельца. Очевидно, что этот проект всегда был для Керимова скорее политическим, чем спортивным. А значит его жизнеспособность, а точнее, долговечность — под очень большим вопросом. Перестал он быть нужной Сулейману Керимову игрушкой — исчез как проект. Это было очевидно на старте проекта немногим.

И очень скоро взорвалась футбольная бомба. Решение было принято неожиданно для всех. Даже Константин Ремчуков, председатель Совета директоров ФК «Анжи», весь вечер отбрыкивался от вопросов в твиттере: он, дескать, ужинает где-то за океаном, завтра, мол, кому надо свою позицию сформулируют и озвучат. Подтвердил только одно: годовой бюджет клуба сокращается до 50 миллионов евро. Для команды, которая только на трансферы потратила за три года сумму в пять раз большую – это ничто.

Да, когда-то, ещё не так давно, Сулейман Керимов не сильно разбирался в футболе. Но постепенно увлёкся, его научили понемногу разбираться. Знаете, почему матчи одного из московских клубов упорно начинались рано днём в субботу? Дело в том, что тренер торопился на частный самолёт к другу Сулейману. Они обязательно летели в Лондон, где на примере игры «Челси» учил тонкостям игры олигарха.

Однако в какой-то момент Сулейман просто-напросто устал от капризных звёзд, от ежедневных звонков Самюеля Это’О, от драк на тренировках. Это красиво, конечно, ходить с двумя охранниками (это я про Самюеля) и прилетать на базу в Кратове на вертолёте (опять же про Самюеля), но у всего есть предел. Деньги ещё и отрабатывать надо. Причём, желательно, на поле, а не в раздевалке после проигранного финала Кубка, разминая кулаки на Юрии Жиркове. Один из спортивных журналов навстречу чемпионату России нарисовал забавную картинку: там 16 участников изображены в виде птичек из популярной игры Angry Birds. У «Динамо» мигалка на голове, у «Спартака» – симпатичная птичка в виде свинки с четырьмя звёздочками, у «Кубани» – с сёмками в кульке, а у «Анжи» – такая большая, аж глаз не видно, сейчас вот-вот и лопнет. Лопнула. Пролетела птичка мимо цели, оказалась над пропастью. Над пропастью в «Анжи». Вывод из всей этой истории один: деньги сами по себе не решают ничего. То есть они, конечно, решают вопрос приглашения звёзд. Но они не решают больше ничего.

Да и это не единственная причина.

Дело было не в рухнувших акциях «Уралкалия». Это было очевидно даже тем, кто обильно удобрял прессу именно этой легендой. В конце концов, не торгует же Сулейман акциями на рынке. Если решит когда-то продать компанию – да, выйдет дешевле, чем покупал. Но в повседневном режиме это не имеет никакого отношения ни к операционным расходам, ни к прибыли, ни к чему. Да и не на последние же деньги он «Анжи», в конце концов, содержит. Проблема – политическая и хозяйственная. У нас ведь все хозяйственные вопросы на политику завязаны так или иначе. Керимов хотел добраться до лакомых кусков в Дагестане – до аэропорта, морского порта, стекольного завода. В прежней политической конфигурации, с прежним президентом Дагестана и определёнными людьми за ним, это была решаемая задача. Ну как отказать уважаемому человеку, практически меценату, столько сделавшему для дагестанского народа? На деле ставки были еще выше – по слухам Керимов метил на пост президента Дагестана, который был ему обещан. И даже после назначения Рамазана Абдулатипова Керимов продолжал надеяться, что меценатство в виде «Анжи» поможет ему решать свои бизнес-задачи в регионе. Но, наверное, не сложилось. Так зачем ему тогда «Анжи», в этой новой конфигурации? Сразу бросить неловко, поэтому какое-то время будет клуб в усечённой версии. Но не более того.

Было объявлено, что у клуба начинается новая история, со ставкой на своих воспитанников, а не на приезжих звёзд. Звёзды разъехались, не вернув некоторых взятых наперёд денег. Но формально ещё три года Сулейман Керимов продолжал возглавлять «Анжи». Лишь недавно передал при несколько странных обстоятельствах клуб другому акционеру – «человеку с непростой судьбой» (примерно так любил о людях из криминального мира отзываться экс-глава РФС Николай Толстых) Осману Кадиеву. В первом же интервью Кадиев очень однозначно высказался об «эффективности» менеджмента в клубе при Керимове: «За славой и почётом в российском футболе не гонятся. Разве что футболисты. Кому-то ведь надо было взяться за «Анжи»? Сулейман Абдусаидович за шесть лет вложил огромные личные средства — миллиард и 400 миллионов. И ноль результата по большому счёту. Потому что все это время Керимова, считаю, просто нагло обманывали в клубе. В конце концов он разочаровался, возникла элементарная апатия. Но нельзя же совсем закрыть клуб и футбол в республике?»

Конечно, есть на Кавказе склонность все преувеличивать. Но если посчитать, реальные траты на игру «Анжи» за все это время были гораздо ниже, чем многим представляется. Можно даже сказать, что они не превышали стоимости пары-тройки таких яхт, какую он собирается купить. Что касается миллионов евро/долларов, потраченных на игроков, то это же вполне себе стандартная спекулятивная стратегия – сначала купил, потом продал, где-то потерял в цене, где-то выиграл. Вполне в духе Керимова

Да, в прессе было огромное количество упоминаний, как вокруг «Анжи» летали деньги, как Самюель Это`О купался в долларовом дожде. Но это была часть продуманного имиджа, скажем так. Если же поработать аккуратно с калькулятором, то мы увидим очень простые вещи: игрока дорогого купили, но его же потом и перепродали. Да, пусть не за столько же, но соразмеримо. То есть минус уже не такой, как может показаться впечатлительной публике. И на полученную за продажу игрока выручку клуб потом жил месяцами и годами – в период более скромный имиджево. То есть, иначе говоря, выходит, что клуб не требовал уже постоянных новых и новых вложений. И если растянуть тот самый денежный дождь на годы, то увидим довольно-таки не космическое финансирование. Эффективное ли было то вложение средств? Спорно.

При этом – несмотря на передачу акций – Керимов продолжит клуб спонсировать. Я знаю, о чём говорю. Правда, за этот год вложит только 5 миллионов евро.

Это не идёт ни в какое сравнение со стоимостью его новой яхты – 130 миллионов, то есть в 26 раз больше годового содержания клуба. Ладно, яхта – это для олигарха сегодня необходимость. Остальные олигархи будут смотреть на тебя иначе, если у тебя нету такой. Но даже на корпоратив тратится чуть ли не полмиллиона иноземной валюты.

А клуб… Ну, что теперь сказать о клубе. Он явно оказался чужим на этом празднике жизни… Что ждёт его дальше – не скажет никто.