Республику Дагестан признали лидером экономического роста среди регионов России

Абдулатипов вывел республику в лидеры по темпам экономического роста

0
1513

За год, прошедший с момента публикации рейтинга «Профиля» (см. №45 от 5 декабря 2015 г.), экономика России в целом не изменилась, однако рейтинг-2016 все-таки отражает перемены в стране – как в политике, так и в экономике. И хотя в лидерах по-прежнему нефтегазовые регионы и столицы (а также прилегающие к ним территории), однако с падением цен на нефть эта особенность экономики стала не столь явной: нефтяные регионы в рейтинге опустились вниз. В целом обновление топ-10 рейтинга оказалось весьма значительным. Самый комфортный для жизни регион страны – по-прежнему Московская область. Самым экономически развитым стал Ненецкий АО. А самый быстроразвивающийся в 2016 году – аутсайдер этих двух рейтингов Ингушетия.

Лидеры и аутсайдеры
Уровень жизни

Десятка регионов–лидеров по уровню жизни населения за год изменилась почти на треть. Из нее «вылетели» Мурманская, Калужская области и Татарстан, а вошли Нижегородская область, Чукотка и Магадан. Мурманская область потеряла сразу 11 мест, в основном – по доходам населения, а вслед за этим – и по сбережениям, автомобилям, расходам на отдых. В Татарстане стали больше пить и меньше тратить на организацию отдыха, что и «утянуло» его вниз на шесть мест. Калуга потеряла всего по чуть-чуть – упали занятость, доходы, стали больше пить и меньше отдыхать «культурно», выросли бедность и преступность.
С другой стороны, бурный рост в рейтинге неожиданно показали Чукотка (скачок на 21 место) и Магадан (на 26 мест, рекорд рейтинга). Чукотка вышла на первое место в стране по занятости населения (свыше 80% людей в возрасте от 15 до 72 лет работают), подросла по доходам и жилью, компьютерам и мобильникам, жители больше стали тратить на отдых. Хотя по-прежнему на последнем месте в стране по автомобилям, а люди стали больше пить. Жители Магаданской области немного улучшили почти все показатели, стали заметно меньше тратить на алкоголь и больше – на отдых. Лидером по падению в этом рейтинге стала Карелия (сразу на 38 мест). Она потеряла позиции почти по всем показателям, особенно по ключевым – занятости и доходам, а также по расходам на отдых.

Уровень экономического развития 

Топ‑10 сменился более чем наполовину. Потеряли свои места в десятке Ханты-Мансийский АО, Коми, Тюмень (без АО), Красноярский край, Татарстан и Нижегородская область. Вместо них вошли Мурманская, Магаданская области, Чукотка, Краснодарский край, Якутия (Саха) и Липецкая область.

Упали нефтяные регионы. ХМАО показал падение сразу по занятости, инвестициям и прибыли и из первой тройки «улетел» в конец третьего десятка. Мурманская область сделала скачок за счет инвестиций, их доля в валовом региональном продукте (ВРП) в 2014 году увеличилась в 1,5 раза, до 33,5%.

Экономическая динамика

Регионы–лидеры по экономической динамике (за 9 месяцев 2016 года) сменились полностью. Прежние рекордсмены потеряли от 10 до 40 «с хвостиком» позиций. В новые лидеры неожиданно выбились регионы, живущие на помощи из федерального бюджета: Ингушетия и Дагестан, Крым и Севастополь стали самыми динамичными субъектами Федерации в стране, заняв первые четыре позиции. Стабильность поступлений из центра для них важнее развития или падения собственной экономики. В десятку вошли также среднерусские Тверь, Ростов, Липецк и Курск, а также дальняя Камчатка.

Ингушетия установила рекорд, проскочив сразу 67 мест и заняв первую строчку в рейтинге по динамике при сохранении ужасных позиций по уровню жизни (80‑е место в стране) и экономическому развитию (82‑е место). По динамике в текущем году Ингушетия оказалась на 2–3-м месте в стране по всем показателям рейтинга (кроме индекса промышленности). Инвестиции выросли на 42%, а сельское хозяйство – на 17%. Столь же мощный рывок продемонстрировала Ростовская область (на 56 мест) за счет роста промышленности (15%) и сельского хозяйства (9%), но при снижении реальных доходов населения (на 1,2%, что все же лучше, чем в среднем по стране) и провале инвестиций на 15%.

Хуже всех выступил Приморский край, показав спад всех показателей (кроме небольшого роста в сельском хозяйстве). Вот рейтинг тех регионов, которые хуже всех переживают кризис 2016 года и находятся в последней десятке по экономической динамике (от худшего – к лучшему):

► Приморский край

► Омская область

► Карачаево-Черкесская Республика

► Республика Марий Эл

► Республика Северная Осетия – Алания

► Пермский край

► Магаданская область

► Республика Коми

Регионы-доноры

Всего 16 регионов из 85 отдают в федеральный бюджет больше налогов, чем оставляют себе (в прошлом году таких было 14). Конечно, в первых рядах нефтегазовые регионы и столицы. Остальные 69 регионов большую часть налогов оставляют себе. Если смотреть по суммам собранных в виде налогов денег, то половину их дают федеральному бюджету всего четыре региона (Москва, Санкт-Петербург, ХМАО и ЯНАО). А «нижняя» половина регионов (43 субъекта) платит в бюджет всего 3,6% от его налоговых доходов.

Первая десятка регионов (см. таблицу) обеспечивает 70,4% налоговых поступлений федерального бюджета. А пять последних регионов в этой таблице не дают, а изымают из него налоги (отрицательные поступления). Это Липецкая и Магаданская области, Чечня, Бурятия, Чукотка. Видимо, это какие-то перерасчеты по итогам прошлого года.

Но если смотреть отчисления налогов в центр по нагрузке на сами регионы (в % к общим поступлениям налогов в них), то рейтинг по сравнению с прошлым годом мало изменился: с двух последних строчек из топ‑10 доноров исчезли Татарстан и Пермь (впрочем, ушли они недалеко, потеряв только 2 и 3 места в рейтинге соответственно). Их место заняли Санкт-Петербург и Астрахань.

Первые четыре места остаются по-прежнему за нефтегазовыми регионами. На пятом – транзитная Калининградская область (через нее проходит «растаможка» значительной части российского импорта). Потом – частично нефтяные и добывающие Удмуртия, Астрахань и Коми. Но в этот список попал и Санкт-Петербург, вероятно, из-за наличия в нем центральных офисов некоторых российских добывающих компаний. Москва, где таких офисов намного больше, но больше и собственное производство, оказалась только на 21-м месте с показателем 43,3%.

Кому идут дотации

Топ-10 получателей «безвозмездных перечислений» из центра (по % к собственным доходам) в 2015 году практически не изменился по сравнению с прошлым годом (см. табл.). Северная Осетия–Алания сменила на последней его строчке Еврейскую автономную область.

Вся эта десятка регионов, несмотря на почти полную зависимость от центра, потребляет всего 19% всех дотаций из федерального бюджета, потому что крупных получателей дотаций (в рублях) там всего три – Крым, Дагестан и Чечня.

Крупнейшим получателем денег из центра является Москва, но в ее огромном бюджете это просто «растворяется» – всего 4,5% ее доходов. Москва, Московская область, Ростов и Краснодар из этой десятки перечисляют в федеральный бюджет больше налогов, чем получают из него дотаций. Другие шесть регионов из топ-10 по размеру дотаций – чистые получатели денег из центра.

На голодной диете

До мирового кризиса в 2007–2008 годах доля расходов бюджетов субъектов Федерации в общем бюджете (федеральный + субъектов) была около 45%. В целом это было недалеко до нормального бюджетного федерализма (50%:50%). Но с 2009 года она упала ниже 40% и выше этой планки поднималась только раз (2011 год). За 10 месяцев 2016 года этот показатель составил 38,4%. Вместо половины на регионы приходится немногим больше трети бюджетных расходов.

Это отражение политики Кремля – важно, чтобы регионы не имели лишней самостоятельности: поменьше должно быть самодостаточных регионов, а побольше – регионов, зависимых от денег из центра (межбюджетных трансфертов – МБТ). Политические выгоды такого подхода для Кремля и Белого дома очевидны, экономическая разумность – сомнительна.

В еще большей мере это относится к формированию муниципальных бюджетов: в 2015 году доля межбюджетных трансфертов составляла 63,4% их доходов (МБТ регионам – только 17%). Реальной самостоятельности при такой бюджетной политике местные власти иметь не могут. Такая самостоятельность не нужна ни Кремлю, ни губернаторам.

До поры до времени федеральный бюджет справлялся с такой дотационной нагрузкой. Как видно на графике, он оказал существенную помощь регионам во время первого кризиса XXI века (см. график «Трансферты регионам в РФ»). В 2008–2009 годах МБТ регионам резко выросли – до максимума последних лет, четверти их общих доходов. Рост МБТ в 2009 году составил 2,4 раза по сравнению с 2007 годом. И это произошло, несмотря на большие проблемы самого федерального бюджета: впервые за долгое время в нем образовался дефицит в 24% и 18% от его расходов (соответственно в 2009 и 2010 годах).

Затем Минфин начал последовательно «прикручивать краник», всячески сдерживая рост МБТ. В 2015 году их абсолютная величина составила 1,62 трлн руб., что меньше размера дотаций в 2011 году (даже без учета инфляции за эти годы).

В отличие от кризиса 2008–2009 годов, в текущем кризисе (2015–2016 годы) федеральный бюджет не стал помогать регионам, а, наоборот, продолжил политику сдерживания им дотаций. Хотя величина проблем самого федерального бюджета была существенно меньше – его дефицит был вдвое ниже (12–13% от расходов в 2015‑м и за 10 месяцев 2016 года). Помощь регионам, конечно, заметно увеличила бы дефицит федерального бюджета, Кремль на это не пошел.

Будущая трехлетка

В 2017 году по законопроекту о бюджете МБТ должны увеличиться на 4% – до 1,53 трлн руб. Но правительство как-то забыло сообщить, что база для этого роста (размер трансферта в 2016 году) будет сильно занижена (на 8,8%). В результате МБТ 2017 года после повышения на 4% окажется ниже 2015 года на 5,1%. Так росчерком пера реальное снижение выдается за рост.

Сокращение МБТ продолжится в 2018–2019 годах. Его доля в доходах региональных бюджетов в будущую трехлетку заметно снизится – с 17,4% в 2015 году до 15,7%, 14,7% и 13,3% соответственно.

При этом на бюджеты субъектов Федерации перекладывается большинство социальных расходов: в федеральном бюджете расходы на здравоохранение, образование, ЖКХ и другие сокращаются, но предполагается, что они удержатся на стабильном уровне и даже вырастут за счет расходов субъектов Федерации и внебюджетных фондов (медстрахования, капремонта и прочие).

На бюджеты субъектов возлагается и основная нагрузка по исполнению майских (2012 года) указов президента РФ Владимира Путина. В основном за их счет должны повышаться зарплаты врачам, учителям, преподавателям. Губернаторы поставлены в тяжелое положение, когда доходы из-за кризиса падают, а расходные обязательства растут. И попробуй их не выполни – в администрации президента следят за этим. Но ведь чудес не бывает. Откуда регионы могут взять деньги?

Поэтому они задирают региональные и местные налоги, насколько могут. Например, налог на имущество, налоги на малый бизнес и индивидуалов, сокращают льготы по налогам.

А правительство все время выходит с яркими инициативами о предоставлении регионам прав по установлению налогов, цинично демонстрируя свой якобы «либерализм»: как же, и налоги снижает, и полномочия регионов расширяет. Но регионы поставлены в такое положение, что пользоваться возможностями по снижению налогов не могут. А если воспользуются, то Минфин может решить, что, похоже, многовато доходов у региона и пора ему урезать МБТ.

Примерно так устроена современная бюджетная система в Российской Федерации.

Долги регионов

Для финансирования своих расходов регионы вынуждены занимать в долг. На 1 ноября 2016 года сумма долгов субъектов Федерации составляет 2,2 трлн руб., кроме того, долги муниципалитетов – 345 млрд руб.

Доля межбюджетных кредитов (МБК) у субъектов составляет 49%, а у муниципалитетов – 34%. Это долги с минимальной процентной ставкой (как правило, 0,1% в год). Коммерческое заимствование (у кредитных учреждений и ценные бумаги) – 46% у регионов и 60% у муниципалитетов (тут процентная ставка может составлять 10% и более).

Практически все партии шли на выборах в Госдуму в 2016 году под лозунгом замещения коммерческих кредитов межбюджетными. Но этого явно не будет происходить. В 2016 году объем МБК должен увеличиться на 310 млрд руб. На 2017–2018 годы – на 100 млрд руб., а в 2019‑м – на 50 млрд руб. В результате поправок Совета Федерации, принятых во втором чтении бюджета, МБК в 2017–2018 годах удвоились (хотя остались на треть меньше объема текущего года), а в 2019‑м не изменились. Это выдается и самими сенаторами, и официальной прессой за большую победу. А на самом деле мало что меняет…

В принципе, размер долгов субъектов Федерации и муниципальных образований – достаточно небольшие суммы. В целом по стране он составляет около четверти их годовых доходов (трети собственных доходов, без учета МБТ).

Однако коммерческие кредиты стали составлять заметную сумму расходов на обслуживание долга в условиях, когда регионы считают каждую копейку. Но, главное, по некоторым субъектам ситуация может оказаться критической. В недавно опубликованном прогнозе международного рейтингового агентства S&P говорится, что положение региональных бюджетов субъектов РФ будет ухудшаться и через два года четверть из них рискуют оказаться на грани дефолта.

ИСТОЧНИКПрофиль
ПОДЕЛИТЬСЯ