Мастер-оружейник Марат Ахмедов

0
2701

Маленький и чистый город Избербаш. В жителях этого приморского городка нет такой суетливости, как у махачкалинцев, нет стремления везде успеть, все обойти и все решить за один день. Но и в Избербаше у людей есть общая для всех дагестанцев забота – каждому нужна работа, дело, которое прокормит и обеспечит безбедное будущее. Одни занимаются производством – от строительных материалов до обуви, другие торговлей – от обуви до мебели, третьи – перевозками – от мебели до самих людей.

Но, как и везде, там есть те немногие, кто бросает ежедневную погоню за куском хлеба и кропотливо, методично занимается делом, своим любимым делом, что месяцами может приносить одни лишь убытки от неудачных экспериментов, а потом вдруг дать такую прибыль, которой хватит на новые месяцы поиска, исканий и испытаний. Это мастера. Мастера с большой буквы.

В Избербаше вот уже восемь лет Марат Ахмедов кует клинки для кинжалов и сабель, мечей и шашек. Его путь к этому ремеслу, скорее к искусству, начался с детского увлечения. Еще в раннем детстве, которое прошло на севере в Коми, Марату подарили родовой наследный кинжал, с которым он играл, когда, конечно, не видели родители. Тогда же Марат собирал коллекцию ножей, которые сам перетачивал и переделывал как мог. Учителя жаловались, что все тетради Марата изрисованы разным оружием. При любой возможности он покупал книги об оружии. Мама, даргинка из Мюрего, поощряла стремление Марата к знаниям, а отец, лезгин, выходец из Ашага-Стали, который сам любил рисовать и был мастером на все руки, помогал Марату в его экспериментах с ножами. Однако, оружие так и оставалось для него увлечением, занимавшим свободное от работы время. А работать Марат начал рано – в 15 лет. Это было строительное дело.

В 2000 году семья Марата вернулась в Дагестан, но тут работы для него не нашлось, и он уехал в Санкт-Петербург, где перепробовал множество самых разных профессий. Задумавшись о создании семьи, не без причитаний матери, Марат вернулся в Дагестан с благой целью. Воспользовавшись статусом новоиспеченного кормильца, он всерьез задумался о производстве клинкового оружия.

Парень ездил по мастерам, писал о них статьи в специализированные журналы и исподволь учился у них, пытаясь самостоятельно делать клинки. Первые клинки были сделаны для ножей, затем мастер-самоучка переключился на кинжалы.

Изготовление именно клинков к оружию Марат выбрал не случайно. Уже давно в Дагестане мало кто из мастеров задумывался о качестве клинка, уделяя основное внимание убранству оружия. Однако ни один разборчивый покупатель не мог упустить такой детали – самой важной, причем, в любом оружии. Поэтому, те оружейники, что декорировали качественные и отвечающие всем требованиям клинки, пользовались невероятным успехом, несмотря на то, что цена на их изделия превышала стоимость любого другого оружия в два и даже три раза. По правилам ювелира-оружейника кинжал или сабля, меч или ятаган, – любое холодное оружие, должно иметь не только хорошо украшенные ножны, но и острый клинок из твердой и одновременно гибкой стали, способной как гвозди рубить, так и сечь пушинку, свободно падающую вниз. Лишь это сочетание дает настоящее клинковое оружие, которое не стыдно подарить другу или показать гостю.

Марат скооперировался с мастерами из Кубачей и начал делать клинки для кинжалов. Конечно, первые попытки были неудачными, технологию приходилось в чем-то самому разрабатывать, но потихоньку появился спрос на работы Марата, и его дело начало налаживаться. Это были первые шаги молодого мастера к мечте – той, в которой увлечение человека совпадает с основным делом, приносящим деньги.

Для того, чтобы научиться плавить булат и выковывать и сваривать дамасскую сталь, и делать настоящие клинки, которые отличаются не столько красотой, а больше качеством самой стали, Марату пришлось учиться и вбирать самое необходимое у многих мастеров – это, например, Расул Магомедов из Харбука, другие практикующие сегодня мастера. Какие-то знания молодой мастер черпает, изучая работы классиков дагестанского искусства изготовления холодного оружия – Чаландара, Базалая, Газали. Много хороших мастеров сегодня работают в Грузии. Но самое главное в учебе, по мнению Марата – это желание и стремление сделать работу хорошо, это сильнейшее желание помогает найти необходимые знания и приобрести опыт.

Еще в старые времена кавказские мастера занимали одно из лидирующих мест именно в оружейном ремесле. Сегодня одним из направлений производства холодного оружия является имитация булата или дамаска при помощи травления железа. В этом случае лезвие кинжала может выглядеть очень презентабельно, быть покрытым мелкой рябью узора, характерной для настоящей дамасской стали, но быть, в отличие от настоящего дамаска, совершенно некачественным, далеким от той гибкости и остроты, характерной для настоящих клинков. А надо гнаться не за красотой, а за практической ценностью этого композита, и лишь немногие пытаются это совместить, и только единицам все удается. Для того, чтобы достичь уровня старых мастеров и потом искать способы превзойти их, надо оставить в стороне недостатки, отстраниться от своего собственного эго, забыть о так присущей всем нам гордости и алчности, а многому учиться и еще больше работать. Только такая философия поможет выковать настоящий клинок и родиться настоящему Мастеру.

Буквально за несколько лет Марат достиг уровня и качества, за которое не было бы стыдно старым мастерам. Он проходит над каждым клинком всю технологическую производственную цепочку, точно такую же, в соответствии с которой работали мастера XIX века. Это очень малая механизация и большой, огромный ручной труд. Марат не был бы Мастером, если бы остановился на этом. Любая остановка в развитии – это начало увядания и спуска с вершины для художника. Сегодня Марат так же как и ранее, занимается творческим поиском – ищет то полезное, что можно перенять у западной школы оружейного искусства. Как и любой другой настоящий мастер, он редко бывает доволен своей работой и всегда находит в ней недостатки, совершенно невидимые даже самым взыскательным покупателям. Путь мастера – это путь опыта и ошибок, побед и сомнений, а тот, кто перестает сомневаться и начинает бронзоветь, почивая на лаврах, по мнению Марата, закончил свой путь Мастера и перестает им быть. Нет пределов совершенству и надо учиться и развиваться всегда.
Марат еще не имеет каких-то официальных регалий и знаков отличия, но имя его уже известно в кругу ювелиров и оружейников, многие знают, что хороший клинок для авторских ножен можно заказать у молодого мастера из Избербаша, и что изготовленное им изделие будет достойно своего обрамления. Марат сам говорит, что признание мастера определяется не количеством дипломов и наград, полученных на конкурсах и выставках, а количеством клиентов, а самое главное – словами благодарности от клиентов, что доставляет мастеру самое больше удовольствие.

ПОДЕЛИТЬСЯ