Осман Кадиев: Керимова нагло обманывали в «Анжи»

0
3309

Новый владелец «Анжи» Осман Кадиев рассказал о том, как и зачем он возглавил махачкалинский клуб.

«Григорян до сих пор не знает своей зарплаты»

– Поздравлять вас со вступлением во владение «Анжи» или сочувствовать?
– И то, и другое.

– Кто выступил инициатором сделки по смене владельца клуба — вы или предыдущий акционер?
– Инициатива, скорее, исходила от Сулеймана Абдусаидовича Керимова.

– Как вас правильно называть: президент или владелец «Анжи»?
– Пока президент.

– То есть акциями еще не владеете?
– Владею.

– Тогда вы и владелец тоже. Основной акционер.
– Пусть будет так.

– Станут ли к финансированию клуба привлекаться средства республиканского бюджета?
– Нет. Только мои собственные и частных спонсоров.

– Много их, спонсоров, если не секрет?
– Не очень.

– Отъезд чешского тренера «Анжи» Павла Врбы связан с финансами, или он не устроил вас как специалист?
– Врба уехал еще до того, как состоялся наш разговор с Сулейманом Керимовым. Расторг контракт прежде, чем я ознакомился с ситуацией в клубе.

– То есть решение об отставке чеха принимал предыдущий владелец?
– Именно так. Он тренера приглашал, он, видимо, и расторгал контракт.

– Но Александра Григоряна приглашали уже вы.
– Я. Давно знаю этого специалиста.

– Григорян сказал, что не знал суммы своего контракта, когда его подписывал. Сейчас-то знает?
– Григорян правильно сказал: не знал, и не знает.

– Энтузиаст.
– Да, он такой. И я энтузиаст. А вы нет?

– Судить не мне. Как можно сформулировать главную задачу нового «Анжи»? Ставка на собственных воспитанников? Конкретное место на финише чемпионата?
– Задача — сохранить прописку в премьер-лиге. Девятое место займем, седьмое или двенадцатое — какая разница? На ведущие роли в чемпионате России мы пока все равно претендовать не можем. Естественно, буду привлекать в основном российских футболистов и отдавать предпочтение молодым.

– Российских или дагестанских?
– Для вас, возможно, есть разница. Для меня это одно и то же.

– Я спрашивал о том, нет у вас планов опереться сугубо на региональные кадры, чтобы поднять дагестанский футбол.
– На уровне РФПЛ региональный футбол не поднимают: это делается на детском, юношеском и молодежном уровне. Мне без разницы, из Рязани парень будет или из Махачкалы. Главное, чтобы россияне играли в команде. Вот этого действительно очень хочется. Большая мечта.

«Кораблев остается»

– Состоялись первые при вас назначения в клубе. Станет ли бывший судья Игорь Егоров техническим директором и начальником команды?
– Егоров назначен начальником команды. А про технического директора вы от кого слышали? Решения по этой должности еще не было. Естественно, я уже знаю контуры администрации и руководства клуба, но детального ознакомления со штатом, с людьми и их функциями пока не было. Как только ознакомлюсь, стану принимать решения.

– Со спортивным директором Александром Танцюрой вы познакомились в Молдавии, где помогали решать проблемы тамошнему «Нистру» (Атаки)?
– Познакомился раньше. Он и сам в футбол играл, поэтому хорошо в нем разбирается, и агентской деятельностью занимался.

– Генеральный директор «Анжи» Сергей Кораблев останется на своем посту?
– До тех пор, пока меня устраивает его работа, а сейчас она меня устраивает, Кораблев останется.

– Некоторые сотрудники клуба исчезли с клубного сайта, хотя никто не объявлял об их увольнении. Почему так произошло?
– Я не занимаюсь клубным сайтом. Кого вы имеете в виду?

– Заместителя генерального директора по маркетингу и коммуникациям Наталью Константинову, например…
– Не знаком ни с такой должностью, ни с такой сотрудницей.

(Также из раздела «Руководство» на сайте «Анжи» исключены глава юридического департамента Михаил Маргулис и финансовый директор Константин Слюсар. – прим. «Советского спорта»).

«Это у меня вопрос к ФБР!»

– Зачем проект «Анжи» понадобился вам лично?
– Лично мне это не нужно.

– Но вы ведь взялись. Получается, либо меценатство, либо попросило руководство республики.
– Так можно про что угодно спросить. Нужно ли лично космонавту летать в космос?

– Не исключено. Есть же слава, почет.
– За славой и почетом в российском футболе не гонятся. Разве что футболисты. Кому-то ведь надо было взяться за «Анжи»? Сулейман Абдусаидович за шесть лет вложил огромные личные средства — миллиард и 400 миллионов. И ноль результата по большому счету. Потому что все это время Керимова, считаю, просто нагло обманывали в клубе. В конце концов он разочаровался, возникла элементарная апатия. Но нельзя же совсем закрыть клуб и футбол в республике?

– В одном из интервью вы сказали, что никогда не будете сотрудничать с Германом Ткаченко. Почему?
– Думаю, каждый сам знает, чем и как он навредил «Анжи». Я не видел в клубе людей, которые хотели бы выправить ситуацию.

– Вы беретесь за дело с желанием, или это больше общественная нагрузка?
– Желаемая нагрузка. Я что-то понимаю в футболе, знаю, как делать команду. При том, что знать в футболе вообще все не дано никому. Так что для меня «Анжи» – нагрузка, тяжелая, но приятная ноша. И своя. Был бы этот клуб из Владивостока или Москвы, конечно, не взялся бы.

– Играть будете в Махачкале на «Динамо»?
– Пока на «Анжи-арене» в Каспийске, стадион в Махачкале не лицензирован. В следующем сезоне, скорее всего, переедем на «Динамо». Многое будет зависеть от отношений, которые сложатся с «Анжи-ареной». В настоящий момент она не принадлежит Керимову, он платит аренду.

– То есть в ваше владение стадион вместе с клубом не перешел?
– Нет, у него есть частный владелец.

– Интернет предоставляет о вас самую разную информацию. В частности, говорится о вопросах к вам со стороны ФБР.
– Это у меня вопросы ко всем этим негодяям. Творят, что угодно, вы разве не знаете? Ни общаться с ними, ни говорить о них не хочу. Собака лает, караван идет. Мне совершенно все равно, кто меня в этой Америке разыскивает, и что они обо мне думают. Если верить их досье, я вообще во всем виновен, разве что детей не ем.

– То есть владению российским футбольным клубом это не помешает?
– Знаете, я в Америку не собираюсь. И клуб тоже. А если поедет, то не со мной, – с другими руководителями.