Про налоги и баланс интересов

0
528

В бюджете денег нет, и государство опять вознамерилось что-то менять, ищет пути, новые идеи, происходят какие-то мозговые штурмы, в средства массовой информации что-то утекает, и опять возникает нестабильность.

Но вообще налоговой сфере к изменениям-то не привыкать. Давайте на цифрах посмотрим, что такое «нестабильность» в налоговой сфере? Я смотрю статистику, сколько у нас принимается законов по налогообложению и вообще по фискалитету (это бухгалтерский учет, налоговый учет – все, что примерно вокруг налогов связано). И что мы увидим: рекордсмен – 2014 год, там было 555федеральных и конституционных законов. По налогам, по фискалитету примерно по двум законам в месяц наша Государственная Дума голосует. Если вы думаете, что ситуация немного поправилась – то вот вам 2015 и 2016 год до того, как шестой созыв Государственной Думы прекратил работу: 83 закона только сугубо налоговых, а там же еще по контрольно-кассовым машинам были глобальные изменения, по бенефициарам российских юридических лиц, по уголовной ответственности за налоговые преступления, налогоплательщиков, но тем не менее. И еще при этих условиях мы вновь ставим вопрос о том, что же нас ждет в будущем: или налоговый маневр, реконфигурация или полноценная налоговая реформа.

Вообще постоянны только изменения, это не только в налогах, это закон жизни. Но когда мы начинаем говорить об изменениях, все-таки, мне кажется, во главе угла должен стоять принцип сохранения баланса частных и публичных интересов. То есть это должна быть не просто какая-то абстрактная величина, потому, что когда мы говорим о налогах, мы сразу должны видеть конкретного живого налогоплательщика, кормильца бюджета. И, опуская вопросы теории, что такое, как я вижу этот баланс частных и публичных интересов, опуская ссылку на Конституционный Суд, который именно сформулировал этот принцип как принцип, вытекающий из Конституции, мне хотелось бы несколько крамольно, но озвучить такой тезис: вообще, когда мы говорим о балансе, что в налоговой политике руководствоваться исключительно интересами бюджета нельзя. Потому что налогоплательщик создается не для того, чтобы платить налоги. Он, во-первых, создается для того, чтобы иметь прибыль и развиваться, во-вторых, таким образом поддерживать экономику, то есть обеспечивать страну товарами, работами и услугами. В-третьих, я думаю, он должен обеспечить занятость, то есть «праздный ум – мастерская Дьявола», безработное население – это угроза хаоса и смуты. И только, наверное, потом мы можем ставить вопрос о том, что должны налогоплательщики, предприниматели платить налоги. И в налогах действуют совсем другие законы, не той математики, к которой мы привыкли. И простое механическое повышение налогов, возможно, приведет к таким последствиям… Бездумное повышение налогов, как сейчас говорят, тот же НДС, страховые взносы, мы рискуем даже потерять те результаты, те достижения, которые могут быть. Я ссылаюсь тут на Джонатана Свифта, который говорил, что в налогах дважды два не обязательно четыре, а может получиться и единица. Это он сказал не просто так – знаете, я афоризм сформулировал: он это сказал по поводу повышения пошлин на шерсть и вино, которые ввело английское правительство и вообще осталось без каких-то поступлений, потому что всё ушло в контрабанду. И в этом отношении надо задать простой вопрос: что такое налог для бизнеса, раз мы ищем с вами баланс? Налог – это обыкновенный расход, как и зарплата труда, как и электроэнергия, сырье, материалы и прочее. И в этой связи мы задаемся вопросом, большие ли расходы у налогоплательщика по налогам? Ну, давайте возьмем, даже не будем брать какие-то исследования, возьмем официальные данные: показатели налоговой нагрузки на бизнес по последним трем годам. Мы видим, что на одну десятую регулярно нагрузка снижается. Конечно, это цифры лукавые, потому что в этих 9,7 процента сидит 40 процентов – это налоговая нагрузка на нефтяной бизнес, и там 3 процента на аграрный сектор. Здесь не видны страховые взносы, и тот же НДФЛ, который удерживает и уплачивает налоговый агент, – это хотя формально и юридически, конечно, не налоги работодателя, но тем не менее это его, поверьте, головная боль. Поэтому когда мы видим, что вроде цифры-то не такие фатальные, возникает вопрос: чем налогоплательщик-то недоволен? А вы знаете, опять же, еще такая, может быть, крамольная мысль, когда говорят, что налогоплательщики не заинтересованы в ужесточении налоговой политики. Это не всегда правильно. Иногда налогоплательщики заинтересованы в том, чтобы государство работало, и работало тщательно. Пример элементарный. Две фирмы, одна платит налоги, другая не платит налоги. Какая, вы думаете, быстрее разорится? Первой в голову приходит мысль, что, наверное, та, которая не платит налоги, потому что придет инспекция, придет полиция, и компания разорится. Вот если бы это было так, то, уверяю вас, добросовестные налогоплательщики как раз стояли бы за ужесточение и только бы поддерживали и давали наказы депутатам: «Повышайте и ужесточайте». В нашем же случае ситуация другая: тот, кто платит налоги, к тому и приходит, ты еще должен платить больше. А тот, кто не платит, его никто особо и не ловит – это же тяжело, это же сложно, он же бегает, он мигрирует, он не ведет документацию. А к добросовестному налогоплательщику приди – он все тебе сам и покажет. Вот и бегай, проверяй однодневки, его контрагентов, и представляй это как какой-то смертный грех. Поэтому когда мы говорим о налоговой политике, необходимо не просто считать, но и просчитывать, чем это может закончиться. Но это недопустимо, когда быть налогонеплательщиком выгоднее, чем официально, формально стоять на учете и все перечислять. Несколько иллюстраций по балансу частных и публичных интересов. Мы говорим о льготах. Действительно, льготы – это очень важно. Я вообще оспариваю тезис о том, что это какой-то необязательный, факультативный элемент налогов, я считаю, что без льгот не обходится ни одна налоговая система, в том числе и наша. Но идея-то скомпрометирована, потому что в 2001году мы отказались вообще от всех льгот и вместе с водой выплеснули ребенка, те налоговые льготы, которые реально работали на экономику, а потом потихонечку с заднего крыльца, со второго чтения, мы опять все эти налоговые льготы восстановили без всякого анализа, насколько эти налоги эффективны и как они работают. Но давайте вообще посмотрим, а у льгот какая стимулирующая функция? Я всегда говорю: налогами стимулировать экономику можно только опосредованно, то есть каким-то окольным путем. Потому что у налогов хорошо получается резать. Введи пошлину на введение легковых автомобилей, как в Индонезии, 300 процентов – все, моментально отечественный автопром процветает, потому что весь импорт просто убивается. А если говорить о налоговых льготах как таковых, то они могут стимулироваться только… Какой здесь стимул? Это уменьшение затрат. Все платят, допустим, 10 процентов, у всех расходы составляют в структуре затрат, а у меня 5 процентов. То есть часть у меня расходов экономится, я могу использовать это в свое какое-то развитие. Ну и вот опять же мы говорили о сельском хозяйстве и о количестве льгот. У нас вообще, знаете, эйфория такая, вот мифология существует, заблуждение. Как в экономике проблема – давайте введем налоговые льготы. Будут они работать или не будут, никто не просчитывает. Поэтому сама идея обесценивается. Знаете, Чехов говорил: «Если от одной болезни много лекарств, то болезнь неизлечима». Вот то же самое по инвестиционной активности. Я тут задумал недавно сделать небольшой анализ для инвесторов, инноваторов, сколько же у нас существует льгот… Вот решил я инвестировать. Сколько у меня существует налоговых льгот по ускоренной амортизации, по снижению налоговой базы, по НИОКРу есть специальная статья даже в главе 25. Ну и это получился огромный, внушительный список. Очень много у нас налоговых льгот, которые поддержат инвестиции, только почему-то инвестиции почему-то все время уменьшаются и уменьшаются. Поэтому надо всегда оценивать. Если льгота стимулирует развитие и эффективность, конечно, тогда она нужна. Но если эта льгота не работает, зачем ее вводить? А то ведь получается обратная реакция. Президент и Госдума устанавливают льготы, потом к ним приходят аналитики или наука и говорят: «От льгот толка никакого нет. Мы им даем, даем, а налоговое сообщество не работает». Поэтому идет отмена. Сейчас новая волна началась, маятник в другую сторону качнулся, сейчас мы начнем резать все налоговые льготы, уже регионам Минфин дает рекомендации сокращать льготы по максимуму, сейчас многие нужные льготы и пропадут. Мне кажется, если мы выстраиваем политику налоговых льгот, надо четко исходить, что налоги должны быть целевыми, они должны носить временный характер, они должны быть отчетными, ну и должен быть какой-то квази кнут: пользуешься льготами – будь готов к тому, что у тебя будет повышенная налоговая ответственность. Второй момент (опять же мы говорим за баланс) – о поддержке добросовестных налогоплательщиков. Я на всех площадках об этом говорю и буду говорить. По моему мнению, четыре, наверное, самых куцых нормальных стимула для налогоплательщика быть порядочным и добросовестным. Сдаешь уточненку, доплачиваешь налог – у тебя не будет штрафа, отказ от ответственности дается, когда ты сдаешь уточненку по контролируемым сделкам. Ну и регрессивная шкала по ЕСН у нас была, сейчас она немножко сохраняется по страховым взносам, но это ситуация, когда быть налогоплательщиком, платить налоги действительно выгодно. А в основном-то налогоплательщиком нормальным быть невыгодно, потому что здесь, посмотрите, целый букет разных факторов. Во-первых, иди, попробуй, поймай. Кто-то еще будет ловить, кто-то не будет недобросовестный ловить. Потом надо доказать это в суде, это достаточно долгая процедура.

Реструктуризацию кому дали в конце 1999-х годов, налоговой задолженности? Недоимщикам. А те, кто платили налоги, – спасибо, война окончена. Амнистию кому раздают? Тем, кто налоги не платят. Последняя амнистия капитала: все думают, почему она провалилась? Всего 700 спецдеклараций было подано. А что хотеть-то, когда опять налоговых уклонистов, налоговых преступников от всей ответственности освободили, даже от уплаты налога освободили. Ладно бы там от уголовки, я бы еще понял. Но в 140 федеральном законе прямо написали: налоги неуплаченные не взыскиваются. То есть тот, кто заплатил, – спасибо. Тот, кто не заплатил, – тебе амнистия. И, в крайнем случае, обанкрочусь. Поэтому если мы говорим о том, чтобы налогоплательщики у нас платили налоги и наполняли бюджет, который весь в дефиците на федеральном и региональном уровнях, давайте тогда и думать о тех, кто платит. И еще интересный момент. Вот опять эта тема модная, она на всех площадках озвучивается: давайте дадим льготы начинающему бизнесу. Вот последние поправки, которые с 2015 года заработали на уровне регионов, по упрощенке, по ЕНВД. Правильно: надо молодых поддерживать? Надо. Но давайте тогда и не забывать о тех, кто работает. Вы думаете, работающим легче, когда из них выжимают последующие соки? Я поставлю риторический вопрос — а что лучше или хуже: если один бизнес не откроется или один бизнес действующий закроется? Давайте и в эту сторону тоже смотреть и не надо думать, что если ты на ноги встал, тебе намного лучше. Давайте посмотрим статистику закрывающихся предприятий, давайте посмотрим уровень убыточных предприятий. Это 30 процентов по данным «Росстата» за 2015 год. Чудовищные цифры! От этого надо отталкиваться. И как одним шагом реальным к тому, чтобы поддержать действующих, я не знаю, как к этому, конечно, ФНС отнесется, потому что это у них сейчас самые лучшие показатели и их поддерживает судебная практика. Может быть, надо не амнистию под деофшоризацию проводить, а может провести амнистию для тех действующих налогоплательщиков, которых угораздило сработать с однодневками. Откройте судебную практику: там же почти 90 процентов дел – это именно все эти злосчастные однодневки. И не все они именно служили для отмывания, для обналичивания. Может, действительно провести какую-то черту. У нас тем более Госдума сейчас новая. Можно сказать и о новом политическом цикле и сказать: вот кто сработал до 2016 года с однодневкой, бог с ним, доплати налог или там даже в заниженном размере налог заплати, но к тебе никаких претензий не будет. Но если ты после 2016 года зашел на это минное поле, ну тогда никакой пощады не будет. Я думаю, бизнес-сообщество и налогоплательщики это оценят намного больше, чем какие-то эфемерные амнистии капиталов, которые показывают, даже до тысячи спецдеклараций не дотянуло, хотя Президент на полгода даже эту амнистию и отсрочил. Малый бизнес. Вообще, зачем нам нужен малый бизнес? Давайте определимся. Я думаю, что он нам нужен самое главное для того, чтобы обеспечить занятость, для того, чтобы у нас работало население, самообеспечивало себя хотя бы и трудом, и средствами, а не стояло в очереди на биржу труда. И надо понимать, что сам-то малый бизнес тоже неоднородный. У нас все радуются с патентной системой налогообложения. А мне кажется, она у нас абсолютно неправильно применяется. Потому что для того чтобы получить патент, надо стать предпринимателем, попасть в систему вот этих всех учетов, налогового, страховых взносов. Необходимо выполнить кучу формальностей, начиная от юридического адреса, заканчивая предоставлением разных справок. Мне так кажется, надо малому бизнесу буквально дать какой-то срок, пускай это будет две пятилетки, но только потом говорить о каком- то фискальном потенциале. Сейчас можно говорить чисто символически о том, чтобы у малого бизнеса были какие-то налоги. Мне кажется хорошей идей вывести «гаражную экономику» на свет, но еще (употребляю такой термин) легализовать. Но легализуют что-то незаконное. А если человек у себя в гараже корпит или пенсионерка репетиторствует, они что в нелегальном поле находятся? Наверное, и термины здесь тоже должны быть выверены. Мне кажется, вот эта категория самозанятых должна быть самой простой и самой понятной, потому что людей даже не налоги пугают. Многие так и говорят: я готов платить, но что мне в ИП регистрироваться? Начинаем смотреть: ну, конечно, невыгодно, потому что сразу же отдаешь немерено, сразу возникают риски. А я вижу так: приходит человек (тот же таксист) в налоговую инспекцию, а там на витрине несколько бланков патента – на месяц, на квартал, на год. Причем берешь на год – по месяцу получается меньше, то есть тебе скидка. Взял, налепил на лобовое стекло и катайся на здоровье. Почему мы боимся, что начнутся злоупотребления? Если начнутся злоупотребления, давайте тогда подключать полицию. У нас есть налоговая служба, там почти 200 тысяч человек работающих, пускай они тогда вылавливают тех, кто может… Но всех лишать или всех загонять в какое-то администрирование, в этот бюрократизм, волокиту, я все-таки считаю, неправильно. По прогрессивной шкале и НДФЛ. Карфаген должен быть разрушен. Я уже прямо смирился, должна быть прогрессивная шкала, все партии вышли на выборы у нас с этим. Я категорически против этой прогрессии, потому что, мне кажется, на настоящем, если хотите, историческом этапе развития в нашей стране эффективность важнее справедливости. Можно здесь справедливостью немного подвинуться, лишь бы не чинить, что не сломано. Вот работает у нас НДФЛ, давайте его не ломать, потому что на выходе неизвестно, что получится. Но если уж деваться некуда, надо вводить эту прогрессию, пускай она будет символической, пускай она касается нетрудовых доходов, каких-то спекулятивных. Ну и в заключение. Нужна ли нам налоговая реформа? Вот это буквально тоже риторический вопрос. Первая позиция – да, нужна. У нас опять же почти все партии вышли, весь мир старых налогов мы разрушим до основания, а затем… Есть второй вариант – может быть, посмотреть нашу налоговую систему, еще посмотреть, может быть, еще есть какие-то потенциалы, какие-то резервы. Потому что, поверьте, бизнес, который опять сейчас будут загонять в эту налоговую реформу, я думаю, это воспримет без восторга. Но отменять НДС, я думаю, никто не будет, это уж горячие головы, потому что это кардинальный слом налоговой системы. Лучше обойтись без налоговых революций. Ведь не думайте, что я буду говорить только за налогоплательщиков: давайте снизим налоги и объявим НЭП, и прочее. Да есть масса инструментов, которые не используются. Возьмем имущественные, личные налоги – там вообще такой потенциал, по- моему, потому, что никто не знает, сколько у нас земли, сколько у нас участков, сколько у нас недвижимости. Я думаю, если там навести порядок, довести какую-нибудь муниципальную налоговую полицию, они наполнят и муниципалитеты, и регионы. Я считаю, что одна из ошибок налоговой политики Путина, если так сказать, – это была ликвидация налоговой полиции, потому что эта структура достаточно эффективно и нормально работала. Если уж мы сейчас критикуем правоохранительные органы, так, может быть, и посмотреть здесь, провести эксперимент– создать финансовую гвардию или налоговую полицию, но не на базе МВД, а как-то, может быть, в стороне? И действительно, чтобы они работали в какой-то сфере и силовой. Потому что, я думаю, никто не будет спорить, нынешняя полиция с налоговой преступностью не справляется. Там много злоупотреблений, достаточно СМИ посмотреть. Моя позиция: пока никакой реформы не надо. Необходимо учитывать баланс частных и публичных интересов, не забывать о налогоплательщике – кормильце бюджета. И тогда мы можем говорить о том, что наша налоговая система будет развиваться и будет эффективной.

ПОДЕЛИТЬСЯ