После неудачного военного переворота в Турции растет ощущение фатализма

Президенту Эрдогану удалось удержать власть в июле, но гонения на либералов и секуляристов превратило выживание в азартную игру

0
638

На прошлой неделе Президент Турции Реджеп Эрдоган объявил национальную мобилизацию. В последний раз подобное заявление звучало во время Второй мировой войны. Турция уже находится в состоянии чрезвычайной ситуации после кровавой попытки переворота в июле, которая оставила более 200 трупов. Заговор среди военных, оказавшихся сторонниками религиозного лидера Фетхуллаха Гюлена был шокирующим, и это, несомненно, еще более ухудшило ситуацию. Турция пережила три военных переворота – каждый становился все более рекордным в плане нарушений прав человека.

Неслучайно, что либералы и демократы были одними из первых, кто выступил против путчистов этим летом; это один из бесконечных парадоксов Турции, когда те же либералы и демократы первыми пострадали в ходе последовавшей чистки правительства.

Партия справедливости и развития Эрдогана все больше концентрируется на подавлении оппонентов и критиков, начиная с журналистов, писателей, редакторов, художников и интеллектуалов. Сегодня страна стала главным тюремщиком журналистов в мире, обогнав даже Китай. Вторая цель правительства – запрет ДПН, курдской оппозиционной партии. Ее лидеров, в том числе харизматичного Селахаттина Демирташа, посадили в тюрьму, и все надежды на турецко-курдского примирения, к сожалению, растоптаны.

Сейчас, под Новый год, сотни людей в крупных городах Турции, стоят в очереди, чтобы купить билеты национальной лотереи. В этом году джек-пот составляет целых 60 млн. турецких лир (около $ 14 млн), хотя лира упала до рекордно низкого уровня и в третьем квартале ВВП сократился впервые с 2009 года. Хрупкая экономика оказалась еще более ослаблена, когда Европейский парламент проголосовал в прошлом месяце за замораживание переговоров о членстве Турции в Евросоюзе. Но, несмотря на экономические трудности и политическую неопределенность, национальная лотерея остается так популярна, как никогда ранее. Как говорится в старой пословице, “Надежда-хлеб бедных”.

Лотерея – это не только финансовое понятие для нас турков. Это ментальность. Существует широко распространенное представление, что жизнь – это азартная игра, как и смерть. С лета 2015 года произошло 33 террористических взрывов по всей стране, погибли 460 человек и ранено более 2000. Последним в серии чудовищных терактов произошел в Кайсери, промышленным центре в центральной Анатолии. Автомобиль самоубийцы уничтожил пассажирский автобус, перевозивший мирных жителей и солдат. Тринадцать человек погибли. В понедельник, в шокирующее, хладнокровное убийство, российский посол в Турции был застрелен в галерее в Анкаре. За неделю до этого, там два теракта возле футбольного стадиона Бешикташ, на берегу Босфора, в Стамбуле.

Эти нападения, совершенные ответвлением запрещенной террористической организации РПК (рабочая партия Курдистана), привели к гибели 44 человек. За последние дни многие стамбульские пользователи социальных сетей написали истории о том, как они покинули место трагедии лишь за несколько мгновений, выжив по чистой случайности.

Отношение к жизни и смерти как к лотерее еще более усугубляет культуру фатализма, которая уже глубоко укоренилась во многих исламских странах. После того как 12 студенток погибли при пожаре в общежитии в Адане, несколько государственных служащих, включая директора школы, назвали эту трагедию в эфире ТВ “актом судьбы” (кадир). И это несмотря на на то, что девочки умерли, потому что эвакуационной двери были заперты, с целью того, чтобы они не могли гулять по ночам.

Как в лотерее смерть продолжает крутить свой барабан, и в моду в Турции уже входят новые концепции: мученичество. Министерство по делам религии опубликовало в журнале, ориентированном на детей, комиксы, прославляющие мучеников. После терактов в Бешикташ, Мехмет Ожасеки, министр окружающей среды и градостроительства, сказал сотрудникам полиции: “каждый из нас – кандидат на заклание. Если Аллах позволит, я буду мучеником, вы тоже должны стать шахидами, иншааллах!”

Подобная риторика особенна болезненно и оскорбительна для семей погибших. Отец 19-летнего студента-медика, погибшего на месте взрыва, запротестовал: “я не хочу, чтобы мой сын стал мучеником – моего сына зверски убили”.

Гардиан

Элиф Шафак

 

ПОДЕЛИТЬСЯ