О резервах и ресурсах экобаланса

0
779

Со ставкой на фитоиндикаторы

В Дагестане принята и находится на согласовании в правительстве Концепция республиканской целевой программы «Мониторинг и охрана окружающей среды на 2013 – 2018 годы». Разработан также проект генеральной схемы санитарной очистки территории. Сделано этого в рамках Республиканской целевой программы «Комплексная система управления отходами и вторичными материальными ресурсами в Республике Дагестан на 2012-2016 годы». Проект создан для комплексного решения вопроса по организации, сбору, удалению и обезвреживанию отходов производства и потребления, уборке территорий городских и сельских поселений.

Возможно, что хотя бы наши пра-пра – правнуки и займутся такой системной работой по минимизации наносимого окружающей среде вреда. Но пока вместе с теми дотационными легкими напрягами в создании условий для такой работы нам бы, гражданам и чиновникам республики сосредоточиться на том, что можем сделать сами без особых капвложений.

К примеру, ученые определяют роль фитоиндикаторов в экологической оценке урбанизированных территорий. То есть, реагируя на условия произрастания, городские растения могут служить индикаторами состояния окружающей среды. К экстремальным факторам, способным вызвать повреждения растительных организмов, ученые относят загрязнение окружающей среды тяжелыми металлами. Наиболее же надежным экологическим индикатором техногенного загрязнения города, по их мнению, служит свинец, присутствующий, как известно, как в атмосфере, так и в почве.

Результаты мониторинга содержания тяжелых металлов в листьях деревьев в Махачкале тоже показали, что наибольший вклад в загрязнение тяжелыми металлами вносит свинец. Свинец в абсолютном выражении, как отмечают ученые из ДГУ, занимают первое место по содержанию в листьях всех исследованных видов деревьев.
Как минимизировать этот болезнетворный вред, наносимый в основном транспортом, промпредприятиями, неочищенной водой? Как минимизировать, к примеру, значительные (в разы!) темпы роста онкозаболеваний?

Говоря о том, что можно сделать, чтобы в перспективе ситуация улучшалась, те же ученые, прежде всего, делают акцент на озеленении города. Отсутствие зелени тоже способствует той страшной картине накопления тяжелых металлов и других веществ в воздухе, которые в конечном итоге приводят к онкологическим и другим заболеваниям.
Хотя в Махачкале основной заводской источник тяжелых металлов ныне ослабил свое это вредное воздействие, все же по природе города не менее сильно бьет то, что в связи с закрытием тех же заводов и колхозов не ведется опрыскивание зеленых насаждений. Отсюда и наличие мины имеющегося задел загрязнения, который в полной мере скажется через многие годы, потому что период распада или полураспада этих уже выпущенных из на волю вредных веществ – это достаточно долгий срок.

Поэтому экологи наши считают, что речь может идти только об улучшении ситуации. К примеру, та же зелень может принять на себя основной «удар» загрязнения. Они также придерживаются такой логики: глупо и нереально запрещать человеку покупать авто, остается отрегулировать качество транспорта, его возраст и используемое топливо.
Разве эти меры требуют огромных капвложений? А всем этим можно добиться тенденции к значительному сокращению вреда, наносимого нами окружающей нас же среде. Во всяком случае, если прислушаться к оценкам ученых, точно не будет такого в разы роста онкозаболеваний. А всего-то надо каждому немного умерить инстинкт плюшкинского уровня накопительства, начать избавляться от старых машин, не продавать плохой бензин, чаще смотреть по сторонам и на самом деле посадить хотя бы одно дерево.

Нет культуры, нет и денег.

Конечно, не все так просто, предупреждать загрязнение среды надо и через добровольное или принудительное соблюдение норм законов, которые направлены на ее защиту.
Но дело в том, что и с многочисленными административными правонарушениями, к примеру, как несоблюдение правил безопасности в пожароопасных местах, невнесение в установленные сроки платы за негативное воздействие на окружающую среду, а также и с другими экологическими преступлениями чиновниками ведется борьба по принципу – один пишем, два в уме. Поэтому здесь от воли рядовых граждан зависит меньше, чем в посадке дерева.
Да, если рассматривать экологические преступления и общего характера, которые посягают на природу в целом, и специальные, которые посягают на отдельные компоненты или составляющие природы (воздух, воду, недра, леса и др.), то по ним сложно переложить всю ответственность граждан на должностные обязанности, делая крайними руководителей и контролирующих чиновников. Но все же им (гражданам), согласитесь, сложно повлиять на нарушения правил при производстве каких-либо работ, обращения с экологически опасными веществами и отходами и т. д.

Не столь, видимо, значительна умышленная доля вреда рядовых граждан и в объеме специальных экологических преступлений. К примеру, так ли много может человек, не задействованный в какую-то систему, работу предприятия, принести вреда в загрязнении вод, атмосферы, морской среды, в порче земли, ее недр, рыбных запасов.

Но, с другой стороны, если говорить о выделяемых экспертами причинах, способствующих совершению экологической преступности, то на одной чаше видятся недостаточное финансирование, неэффективность и недостаточность технических средств охраны и очистки окружающей среды, а на другой чаше – низкая экологическая культура населения, недостаточное экологическое воспитание и просвещение граждан. Понятно, какая чаша перетянет по логике значимости для улучшения ситуации.
Но по степени, весу наносимого вреда разве результат будет такой же, разве отсутствие денег, средств охраны и очистки не вытекает из уровня экологической культуры граждан. И разве не от лукавого перекладка львиной доли ответственности на чиновников, разве это не продиктовано инстинктом лени, аморального в данном случае состояния

О роли кадров и эффективности ресурсов

Кстати, на какую чашу переложим вот эти две прозвучавшие от тех же экспертов причины экологических преступлений: неблагополучная экологическая ситуация в республике и низкий уровень кадрового и ресурсного обеспечения природоохранных служб?

Если исходит из уже обозначившегося баланса объективных и субъективных причин, то расклад очевидный, но привлекает фраза из формулировки последней причины: « уровень кадрового и ресурсного обеспечения». Если вдуматься в смысл фразы, то у нее, во-первых, особая природа, здесь и кадры, и ресурсы, а во-вторых, раз кто-то все это плохо обеспечивает, значит, ученые лукавят, не все причины ими названы, точнее, не на всех причинах сделаны должные акценты.

Тогда, выходит, можно предположить, что неблагоприятный фон охраны и защиты окружающей нас природной среды создается совокупностью не только перечисленных учеными причин.

Не так мало зависит и от тех, от которых зависит это кадровое и ресурсное обеспечение природоохранных и многих других служб. Если учесть, что именно от множества властных структур в значительной степени зависит обеспечение нормальных условий для развития гражданского общества, для роста его самосознания, пробуждения в нем инициатив самоуправления, то, выходит, сама система устройства этих служб не срабатывает, во всяком случае, не срабатывает система их обеспечения всем необходимым. Поэтому мы все же упираемся в известную взаимозависимость устройства государства и гражданского общества.

Ученые подводят нас к выводу, что жизнь планеты и каждого города в опасности и что необходимо предупредить угрозу общими усилиями. А для этого, считают они, «важно, чтобы каждый человек действовал разумно». И тогда, как обещается ими, начнет спадать нынешнее чудовищное давление человека на окружающую среду.

А разумность и в данном случае, согласитесь, все же сводится к организации такого общественного устройства, при котором возможен реальный общественный контроль над властью и при котором горизонтальные общественные связи способствовали бы развитию и укреплению самых разнообразных форм самоуправления и самоконтроля. В этом плане у нас шкала развитости общества, по признанию значительного числа экспертов, пока и по отношению к мероприятиям выборности, и в плане реальной обеспокоенности, к примеру, экологической напряженностью чаще зашкаливает за нулевую отметку. Тем более надо над этим задуматься и власти, и рядовым гражданам.

Если делать акцент на онкозаболеваниях, то очевидно, что мы никак не можем дойти до признания рака, как болезни цивилизации, как обратной стороны ее процветания. Оттого и происходит, что мы можем устроить шумную кампанию по борьбе и профилактике длиной в пару месяцев или лет, но на долговременные целенаправленные совместные усилия по восстановлению здоровой экологии, по разгребанию авгиевых конюшен окружающей нас среды пока нашего благоразумия не хватает. Мы приноровились дергать ручку унитаза, но на большее пока нас не хватает и на инстинктивном уровне.

Одна надежда, что абсолютное отсутствие внутреннего напряжения, почти трупное спокойствие, исходящее, видимо, от инстинкта смерти, неминуемо столкнется с противоположной силой – инстинктом жизни, который тоже в значительной степени контролируется разумом, но в то же время, как утверждают ученые – психаналитики, здесь заметную роль могут сыграть эмоции, духовные составляющие личности человека.

Отсюда и надежда, что под их взаимодействием разум наш, в конце да концов, откорректирует и перераспределить наши инстинктивные программы, а затем возьмет их под свой контроль, как и должно происходить по нашей физиологии. Если в итоге мы начнем заинтересованно прислушиваться к экологическим заповедям наших предков и станем соблюдать многое из их практики природопользования, то тогда не так уж и обреченной видится перспектива нашего существования. Остается только выразить сожаление, что экологический баланс нашей окружающей среды может в столь значительно степени зависеть от «экологии» нашего подсознания.

Шарапудин Магомедов

ПОДЕЛИТЬСЯ