Под волнами всплесков экоонкологии

0
890

Рост темпов болезни и смерти

Факт, что ныне уже и ученые заговорили о неожиданном всплеске онкозаболеваний в республике.

До этого преимущественно в непрофессиональной среде утверждалось об их росте и указывалось притом на прямое следствие разложения множества радиоактивных захоронений в горах.
И эти слухи, хоть и не подтверждаются никем, но устойчиво держатся до сих пор.
И при этом нельзя не отметить, что многие специалисты-экологи и чиновники наличие подобных могильников и многих других опасных объектов отрицают.
Если говорить о количестве больных, об уровне роста онкозаболеваний, то существуют разные оценки. Но в одном, в растущих темпах прироста в республике заболевших, сходятся почти все. По разным данным, среди взрослого населения этот темп роста достигает до 2 и 4 раз, а среди детей – до 5,6 раза.
По словам специалистов, на учете в Дагестане состоит более 16 тысяч онкобольных. Республика, к сожалению, занимает одно из первых мест по запущенности рака, выявляемость этих заболеваний составляет лишь 16,1%. Больные, в основном, выявляются уже на поздних стадиях и больше трети из них не доживают первый год болезни.

Бенз (а)пиреновая корреляция онкозависимости
Ученые справедливо обозначают, что показателем окружающей среды является здоровье населения и что, если исходить из этого, то, куда ни крути, получается, что Дагестан на грани экологической катастрофы. И речь при этом больше идет именно о неизлечимых онкологических заболеваниях, которых становится всё больше и больше. Дагестан по пятибалльной системе в рейтинге Минздрава России находится на первом месте.
Хотя медики до сих пор не пришли к однозначным выводам о том, какие механизмы запускают онкологические процессы в человеческом организме, экологи, как известно, главную причину этих заболеваний видят в том, что мы пьём, едим и чем дышим.
В структуру экологии, как известно, входит все: атмосфера, вода, нефть, почва, растительность и животный мир, ландшафты. Но все же предлагаю ориентироваться на объекты исследования наших местных ученых.
Если говорить о вреде, то у нас это, по их мнению, в основном исходит от многочисленного автотранспорта, который выбрасывает в атмосферу вредные токсические смеси в виде окисей серы, азота, углекислого газа, а также от промышленных предприятий, загрязняющих среду различными токсическими веществами. По объему вреда на долю автомобильного транспорта в республике приходится более 90% опасных выбросов. Кстати, отметим, что, к примеру, в Махачкале на 10 жителей приходится 1 машина (600 тыс. жителей и около 60 тыс. автомашин, в том числе и транзитных).
Мы уже отметили, в какой мере экологически неблагополучным регионам относится наша республика. Можно добавить, что ведущее место в ней по показателям онкозаболеваемости занимает Махачкала. И вроде бы интрига степени опасности достигает своего предела.
И, тем не менее, необходимо сделать акцент на научных исследованиях, результаты которых буквально шокируют своей зловещей перспективой. В период с 1990 по 2005 годы для Махачкалы учеными были рассчитаны интенсивные показатели онкозаболеваемости в пересчете на 100 тыс. населения, с помощью которых был построен график динамики общей онкозаболеваемости населения города. За исследуемый период заболеваемость злокачественными новообразованиями в Махачкале увеличилась в 4,9 раз. Кстати, в мировом масштабе наблюдается рост на 2,6 – 3% в год, по стране этот рост составляет около 20 – 25%.
В период 20-31 августа 2007 и 2008 годов учеными были проведены комплексные медико-экологические исследования качества окружающей среды (воздуха, воды, почвенного покрова) города. Они проанализировали данные по многолетним наблюдениям за содержанием в атмосферном воздухе нескольких приоритетных «классических» соединений, в том числе оксида углерода, диоксида азота, диоксида серы, а также свинца и бенз(а)пирена, являющихся потенциально опасными для здоровья и канцерогенными.
Ученые отмечают, что с 1995 года наблюдается устойчивая тенденция увеличения концентраций свинца в атмосфере Махачкалы, что напрямую связано с возросшим количеством автотранспорта в последние годы на территории города. А также установлено, что онкозаболеваемость населения города коррелирует с динамикой концентрации бенз (а)пирена со сдвигом в 3 года, то есть, увеличение концентрации бенз(а)пирена в текущем году по сравнению с предыдущим с долей вероятности, по их мнению, повлечет за собой определенный рост стандартизованного показателя онкозаболеваемости через 3 года. Вот и судите, насколько увеличилась эта вполне фиксированная обреченность жизни с того 2005 года и какова перспектива этого роста.

Тетраэтилсвинцовые «онкопули»
Помимо возраста транспорта и качества топлива, особо отмечают в нанесении вреда здоровью такое металлоорганическое соединение, как тетраэтил – свинец. Оно раньше применялось как антидетонирующая присадка к моторному топливу. То есть, можно взять низкооктановый, дешёвый бензин, добавить туда определённое количество тетраэтилсвинца и получить высокооктановое топливо – аналог премиум-класса. Очень ядовитое и опасное для здоровья человека химическое соединение. В США полностью запрещено с 1986 года, в Европе – с 2000 года. Понять уровень экологической опасности, которую представляет собой данная присадка, помогут проведенные в Америке исследования. Всего – лишь через восемь лет после полного запрета на использование этого ядовитого для человека соединения специальные исследования показали снижение содержания свинца в крови американцев по сравнению с 1978 годом почти на 80%.
У нас в республике решением этой жизненной важности проблемы качества топлива было продиктовано создание специальной межведомственной комиссии, которая проводит забор образцов реализуемого бензина для последующего проведения независимой экспертизы качества топлива. Эту добровольную акцию за два года работы межведомственной комиссии мало кто поддержал, желание подтвердить ответственность за качество реализуемой продукции появилось лишь у двух АЗС.
Смертную казнь в нашей стране вполне справедливо отменили. Но если бы она сохранялась, разве эти тетраэтилсвинцовые «онкопули» не могли проходить наравне со смертоносными микробами, как орудие убийства неопределенно большого круга лиц. И нашим законодателям, думаю, надо запретить применение этой топливной присадки, пока онкоубийственный процесс не охватил большую часть населения. Ведь соотношение числа машин и граждан неуклонно растет в пользу машин.
Повсюду онкологично свинцово
Учеными также был проведен анализ проб питьевой воды из 19-ти источников водоснабжения в Махачкале. Этот анализ ученых выявил превышение ПДК в пробах питьевой воды по марганцу, железу, молибдену, фенолу и хрому (VI).
Помимо этого, 35% почвенных проб, отобранных близ транспортных магистралей города, не соответствуют требованиям ГОСТ, в них обнаружены значительные превышения допустимых концентраций подвижных форм хрома, цинка и свинца.
Основные промышленные предприятия Махачкалы расположены на территории Ленинского и Советского районов, где зафиксированы наиболее высокие показатели онкозаболеваемости населения. В почвенных пробах, отобранных на территории предприятий, обнаружено превышение ОДК валового содержания свинца, цинка, меди и кадмия.
Что касается содержания подвижных форм тяжелых металлов в почвенных пробах промышленных предприятий, то здесь обнаруживаются высокие концентрации хрома, цинка, свинца и никеля. Наибольший пресс на окружающую среду города наносят заводы Электроприборов, им. М. Гаджиева, функционирующие в настоящее время и расположенные в зоне жилых застроек на территории Ленинского района, занимающего второе место по заболеваемости населения города.
Все эти данные показывают, что уровень загрязнения окружающей среды в нашей столице продолжает оставаться высоким и онкологично свинцовым.

Коллектор планов и надежд
Наиболее показательным объектом экологического неблагополучия является, несомненно, Каспийское море. Туда ежегодно с прилегающих территорий сбрасывается до 900 млн. кубических метров сточных вод, из них неочищенных – до 117 млн. кубометров (до 13%). Наибольший объем загрязненных сточных вод сбрасывается в водные объекты очистными сооружениями городов Махачкалы и Каспийска (более 52 миллиона кубических метров).
При этом надо отметить, что ни одно очистное сооружение республики не доводит сточную воду до нормативно очищенного состояния. От неочищенных же канализационных и поверхностных стоков Махачкалы, Каспийска, Дербента и Избербаша в бассейн Каспийского моря ежесуточно попадает более 300.000 кубометров отходов нашей жизнедеятельности. В итоге исследования показывают крайне напряженную санитарно-гигиеническую обстановку на пляжах нашего побережья.
Нельзя сказать, что ничего не делается для улучшения ситуации. Но пока, к сожалению, вся работа сосредотачивается в основном в планах.
Разве что в июне 2010 года введена 2-я очередь очистных сооружений на канализационном коллекторе Махачкала-Каспийск сметной стоимостью 470 млн. рублей. Этот объект позволит повысить объем очищаемых сточных вод со 107 до 227 тыс. кубометров в сутки, предотвратить сброс недостаточно очищенных стоков городов Махачкалы и Каспийска объемом более 54 млн. кубометров в год. Это позволит улучшить экологическую обстановку для восстановления водных биоресурсов. Но для этого нужно пустить в строй сам коллектор Махачкала-Каспийск, работы по строительству которого, кстати, продолжаются.

Штрафы, взносы и переработка вместо уборки
Надо добавить, что для того, чтобы объективно решить проблему сбросов загрязняющих веществ, правительство РФ планирует ввести новый порядок исчисления и взимания платы за негативное воздействие на окружающую среду. Как известно, предприятиям выдается норма допустимых сбросов. Этот сброс оплачивается исходя из существующих нормативов. По новому порядку все, что сбрасывается сверх нормы, подлежит дополнительной оплате с повышающим коэффициентом. В настоящее время используется пятикратный — повышающий коэффициент для сточных вод с установленными лимитами на сбросы загрязняющих веществ, а также 25-кратный – при отсутствии разрешительных документов.
Не факт, что подобные штрафы реально работают. Но почему бы не сделать новому руководству города и республики акцент на этом, а также не применить те же санкции к иным загрязнениям окружающей среды, к примеру, мусорным свалкам.
Известно ведь, что за год в Дагестане образуется порядка 800 тысяч кубометров отходов, которые оказывают существенное негативное воздействие на окружающую среду. Общая площадь размещения ТБО составляет около 300 га. И эти цифры с каждым годом растут.
Выход виден один: необходимо обеспечить глубокую переработку отходов производства и потребления.
А пока в республике проводятся мероприятия по поддержанию чистоты в местах общественного пользования. Например, в Махачкале в рамках проведения акции «Чистый город» ежедневно убирается около 2-х миллионов квадратных метров городских улиц, скверов и парков. Подобные мероприятия проводятся и в городах Избербаш, Каспийск, Кизилюрт, а также во многих муниципальных районах. Но мусора не убывает, его с одного места перекладывают в другой, что более концентрированно наносит вред окружающей среде.
Да, власть столицы, к примеру, хоть что-то, но делает для выправки ситуации. Речь о том же строительстве подземного коллектора от Махачкалы до очистных сооружений за Каспийском, через который будут отводиться все городские стоки.
Твердые же отходы будут сортироваться и утилизироваться. С этой целью в городе построен, введен в эксплуатацию мусоросортировочный завод мощностью более 500 тонн переработки отходов в сутки.
Потребность в таком предприятии существовала давно. Нельзя бесконечно вывозить мусор и сжигать. В день из города вывозилось 500 тонн мусора, в месяц – 15 тысяч тонн, в год – 180 тысяч тонн. Согласитесь, экологические последствия вполне предсказуемо катастрофичны…
За сутки завод в состоянии сортировать твердые бытовые отходы в объеме 500-600 кубических метров.
Правда, пока, к сожалению, завод не готов работать на полную мощность. И потому заметных изменений не видим на полигоне мусоросвалки, постоянно тлеющей рядом с единственной в мировой курортной практике бальнеолечебницей «Талги», обволакивая ее ядовитым дымом.
О том, что с помощью такого завода эту проблему заметно не минимизировать, говорят то и дело озвучивающиеся в прессе планы увеличения сортировки и переработки твердых отходов. Известно о предварительных переговорах с одной из зарубежных компаний, которая готова реализовать в Дагестане мощный проект по строительству мусороперерабатывающих заводов за счёт собственных инвестиций.

Вывезенный мусор – ничей
Пока этот вопрос переработки мусора упирается больше в нестыковки и несовершенство законодательства. За сбор и вывоз ТБО (твердые бытовые отходы) по закону сегодня отвечают администрация населенного пункта и лично глава администрации. Но вот о судьбе мусора после вывоза за пределы населенных и обустроенных мест пока нет никакой определенности. Да, вывоз должен осуществляться на полигоны. Но о том, кто отвечает за строительство и содержание таких полигонов, в законе четко не сказано. В итоге имеем в республике только 1 законный полигон для ТБО! Все остальные не имеют разрешительных документов и т.д. В том числе, кстати, и тот полигон, который под боком лечебного курорта.
Очевидно, что решение этой острой проблемы требует комплексного подхода и огромных средств. Даже официальные данные говорят о масштабах нашей мусорозахламленности, а также об уровне запустения работы по контролю над этим преступным безобразием.
В ходе проведенных в 2012 году совместных мероприятий Минприроды и Росприроднадзора выявлено 503 места несанкционированного хранения отходов, под которыми заняты 185 га земли. По фактам несанкционированного размещения отходов возбуждено 143 дела об административных нарушениях, наложены штрафы на общую сумму 1 млн. 610 тыс. рублей. И это при том, что республика превращена в одну сплошную мусоросвалку, известно ведь сколько такого добра вывозится из одной нашей столицы.
В прессе прозвучала информация, что ликвидировали более 70 несанкционированных свалок и что российские власти в этом могут убедиться через спутниковое наблюдение. Интересно, как это сделано, куда дели сам мусор, съели его или растворили в кислоте. Скорее, закопали или переложили в другое место, чтоб затем найти и столь же успешно ликвидировать еще одну свалку.
Всего же к примеру, за 2012 год в Дагестане выявлено около двух тысяч фактов нарушений природоохранного законодательства, наложено штрафов на общую сумму более 7 млн. рублей (взыскано около 4 млн. рублей). Много это или кот наплакал. Скорее, второе, если судить по цифрам оплаты организациями и предприятиями за вред, наносимый ими окружающей среде. Вместо ожидаемых по имеющемуся списку таких предприятий 500-600 млн. рублей в бюджеты всех уровней поступают всего – лишь 5-6 млн. То есть, с одной стороны, игнорируется закон, который регламентирует подобное рублевое возмещение вреда, с другой – надзорные органы наподобие гаишников упрощают свои функции до штрафа на месте. Поэтому можно вполне предположить, что неучтенные штрафы на месте в десятки раз больше составленных протоколов. А огромный вред, наносимый окружающей среде, не только почти никак не компенсируется, он просто не замечается, игнорируется.
Именно в связи с этим от имени изучавшей эту проблему рабочей группы Общественного совета нашей столицы прозвучала в специальной справке настоятельная рекомендация в адрес городской администрации: « … использовать все властное влияние, все рычаги законного воздействия для того, чтобы все организации и предприятия от садика до завода, обязанные по закону делать ежегодные отчисления за вред окружающей среде, сделали это».
И эти немалые деньги, по мнению членов рабочей группы, необходимо потратить на озеленение города и его окрестностей. При том сделать это они рекомендуют с привлечением общественности и под ее гласным контролем. Это с тем, чтобы расширить круг людей, которые деятельно примкнут к этому жизненно важному делу. Они убеждены, и убедили их в этом ученые, что «через три, пять или десять лет результаты по приостановке роста, а затем и сокращению нынешних значительных объемов онкозаболеваний нас приятно удивят».
Рабочая группа рекомендует также «на уровне составленной программы, где будут обозначены специальные акценты, закрепить эту работу по озеленению за соответствующим ведомством, а также создать параллельную структуру на общественных началах, которая бы больше занималась популяризацией властных потуг в этом деле и стимулированием на этой основе общественного звучания нависшей над нами эколого – онкоопасности».

Шарапудин Магомедов

 

ПОДЕЛИТЬСЯ