Онкологичная гражданская пассивность

0
734

Участники дискуссии, состоявшейся 28 ноября на “Кавказском узле» в онлайн-режиме, считают, что  экологические проблемы в таких демографически быстро растущих городах, как  Владикавказ и Махачкала,  связаны с социальной и политической ситуацией в этих городах. По мнению экспертов,  если во Владикавказе в первую очередь необходимо решить проблемы с деятельностью промышленных предприятий, то  в Махачкале  это связано с  активной урбанизацией населения.

Как подчеркнула  старший научный сотрудник Центра цивилизационных и региональных исследований РАН Наима Нефляшева,  города,  особенно те, в которых идет бурное  строительство жилья,  а также  неконтролируемо растет количество транспорта,  в окружающую среду выбрасывают огромное количество отходов,   изменяя среду обитания от почвенно-растительного  покрова до гидросферы и  тем заметно влияя на здоровье людей.

По данным за 2009 год, которыми располагает этот ученый,  в Махачкале количество выбросов загрязняющих веществ в атмосферу составило  около 200 тысяч тонн.  Со ссылкой на Роспотребнадзор Наима Нефляшева выделяет, что воздух насыщен такими вредными веществами, как диоксид азота, оксид углерода, диоксид серы, свинец.

В  Махачкале нет такой  кричаще обращающей на себя внимание  ситуации, как во Владикавказе  с заводом «Электроцинк», на примере которого, по мнению выступавших в дискуссии политологов,   очевидно, что    проблемы  экологические взаимосвязаны с социальными и политическими процессами, происходящими в городе, республике и стране.

Речь о  том, что за ситуацию вокруг завода отвечают не только власти Северной Осетии, но и собственник завода –  Уральская горнометаллургическая  компания (УГКМ), а также  лоббировавшие его  интересы федеральные чиновники. И главное – завод не оправдывает тех социальных и экономических задач, со ссылкой на которые  там  было начато это  производство, ущерб от которого планировалось компенсировать за счет нормальных очистных и инвестиций в республику. В итоге больше растут вредные выбросы и уровень онкологии.

Экологические проблемы Махачкалы, в отличие от нашего северного соседа, связаны, как не раз  и ранее отмечалось учеными, больше с  регулярным  ростом населения города, многократным увеличением автотранспорта, хаотичной застройкой, которая сопровождается вырубкой  зеленых насаждений.  Наиболее заметным глазу фактором, влияющим на состояние экологии и здоровья населения Махачкалы, участники дискуссии  назвали организацию сбора и переработки бытовых отходов.

Если в связи со всем этим  знать, что уровень роста онкозаболеваний в Махачкале, по данным наших местных ученых,  за последние  15 лет вырос в 5 раз, а также   учитывать, что этот показатель, по их мнению,  имеет тенденцию к  все большему росту, то трудно переоценить уровень актуальности разобраться, почему такое становится возможным.

Но, прежде считаю важным отметить, что пока ничего существенного для изменения ситуации не предпринимается ни властью, ни самим населением. Люди продолжают прибывать в столицу, количество машин, а также число старых машин и качество бензина  тоже не поддается контролю, широкой компании по посадке зеленых насаждений, судя по имеющейся информации, пока   не предвидится, нет предпосылок и к тому, что принципиально измениться  организация сбора и переработки мусора. Разве что делаются попытки перебрасывать мусорный полигон из одного места в другой, который  чиновники считают более подходящим для экологического удушения.

Почему же складывается такое самоубийственное положение с  экологией нашего бытия и почему мы ничего существенного  не предпринимаем, чтоб   минимизировать возможные последствия?

При сложившейся гражданской пассивности такая беспечность, несомненно,  имеет продекларированную  учеными   связь с социально-политической ситуацией.  Более того, при анализе причинно-следственной зависимости несложно увидеть и прямую  связь  этих экологических бед  с тем, какое  имеем общественно-политическое  устройство  нашей   жизни. 

Если бы в нашей столице, как, впрочем, и во всех других регионах  республики,  имелась бы не столь деформированная  из-за  инертности населения  и одновременного напора общей вертикали муниципальная власть, то   на  ее  территории  то и дело возникали бы ростки для формирования  эффективной и работоспособной  ее  представительной  части,  благодаря которой на нашу жизнь имело бы хоть какое-то влияние общественное мнение. Но на данный момент  нашу жизнь  регулируют  лишь  исходящие по вертикали  чиновничьи указания. 

В  более десяти пригородных населенных  пунктах, во многих из которых проживают не менее 10 тысяч человек, нет депутатов, отсутствуют, какие бы то ни было, общественные территориальные объединения по самоуправлению. Есть только один глава села, который не имеет право распоряжаться имеющимся в его ведении имуществом и, как предполагается,  в ручном режиме должен дойти до сотен проблем тысяч подопечных ему  людей.

В городе на таких же птичьих правах функционируют районные администрации, и всем, что происходит в  пределах муниципалитета,  рулят  в основном несколько чиновников из мэрии. Коммунальные службы все приватизированы и ими руководят частные лица. Даже самими домами,  их функционированием в роли управляющих компаний ведают частные лица. И эта приватизация, а также передача всего  в частные руки   были бы шагами вперед, если бы, с одной стороны,  не строились все  контакты с  подопечными людьми на деньгах  и если бы  одновременно эти частные управляющие не ссылались бы на отсутствие денег для  инвестирования  в курируемую  ими сферу коммунального хозяйства.

Здесь имеем не торжество частной собственности с ее  прагматичной  рачительностью, а сбор денег, получение дивидендов  с нулевым вложением. Какая  при этом может быть забота о дворах, об их чистоте и оборудованности? И как может достучаться общественное мнение до чиновников, которые по аналогии тоже  вынуждены приватизировать свое служебное место?

Потому и нет никому дела до того,  какими темпами растет город, какой и сколько ездит по  этому городу транспорт и от чего в нем в основном умирают жители. Сложившаяся система  власти, муниципальной в том числе,  не предполагает   столкновения мнений, разного содержания, потому и нет стремления  изменить сложившееся положение, повлиять  даже на  такие смертоносные процессы, как распространение по улицам тысяч тонн загрязняющих веществ, миллионов частиц тяжелых металлов,  незаметно  съедающих  здоровье людей.

Именно настолько губительно давление  властной вертикали  на инициативу людей, оно не только нейтрализует в них гражданскую потенцию, делает их не только политическими импотентами, но и,  рублево зомбируя, окуная в  бесконечную  суету выживания,  во многом лишает их  чувства самосохранения, превращает их жизнь чуть ли не в медленный суицид.

Потому и не надо, считается, страшится  никаких страстей во время выборов, этот период, согласитесь,   явно не страшнее  такого,  как ныне, медленного увядания от экологического неблагополучия,  не страшнее онкологично  бьющего по нам, по многим  периода полураспада  тяжелых металлов. Гораздо безопасней активно влиять на то, кто будет  способствовать улучшению среды нашего обитания.

                                                           

Магомедов Шарапудин           

ПОДЕЛИТЬСЯ