«Игры журналистов» и беда в Шамильском районе

0
3975

«Игры» никогда не были играми как таковыми, так как на заседаниях Клуба журналистов обсуждались и обсуждаются довольно острые и актуальные для Дагестана темы.

Тема первой игры – «Отсутствие должной реакции руководства республики по фактам нарушения прав жителей Дагестана как инфоугроза». Всю республику всколыхнуло убийство двух чабанов в лесу около селения Хиндах Шамильского района, которых правоохранители приняли за боевиков. Ситуация заключается в том, что сотрудники полиции не хотят признавать своей ошибки. Мать убитых детей просит об одном: «Жизнь Наби и Гасангусейну никто не вернет. Верните им, нашей семье честное имя!»

В первой игре приняли участие Альберт Гасанов, Зайнаб Алимирзаева, Саид Ниналалов, Жемилат Ибрагимова, Шамиль Зулкарнаев, Идрис Юсупов, Зураб Гаджиев и Эдуард Уразаев. Строгими и справедливыми судьями второй серии игр назначены Абдурахман Юнусов, Альберт Эседов и Шафи Акушали.

Спонсор игр, как и в первом сезоне, – «Сбербанк России». Место проведения игр любезно предоставил Эмирбек Эмирбеков, директор филиала Южного Федерального университета.

                        Причины случившейся беды

В Шамильском районе силовиками по ошибке вечером 23 августа убиты молодые чабаны – два брата Наби и Гасангусейн. По версии правоохранительных органов, они были убиты ответным огнем. Силовиками не представлено ничего, что подтверждало бы их версию. Переодевание уже мертвых братьев в камуфляж и автомат еще больше заверило дагестанцев в нелепости происходящего. Возмущенные жители окрестных сел заявили, что убитые чабаны не были боевиками, заблокировали на мосту колонну спецназа, вынудили их выдать трупы погибших для захоронения и потребовали справедливого и честного расследования по данному факту и наказания виновных. Когда подобное случалось в Гимрах, люди списывали это на то, что там много ваххабитов. На этот раз не вышло.

Новость потрясла весь Дагестан. Каждая семья прониклась сочувствием к горю гоорцев. Однако больше всего людей потрясла реакция руководителей правоохранительных органов республики. Люди восприняли подобное поведение власти как несостоятельность. Причины, по всей видимости, кроются в боязни перечить федеральным силовым структурам, которые пока отказываются признать ошибку.

На встрече с блогерами и журналистами министр внутренних дел Дагестана как-то сказал: «Мы не станем ждать, пока ваххабит убьет нашего работника. Мы опередим его». Это стало практикой – сажать, преследовать, уничтожать маргиналов, тех, кто опасен и подозрителен, кто склоняется в сторону ваххабизма.

Мы, сидя за компьютерами, не знаем масштабов ваххабизма в Дагестане. Есть цифры МВД о дагестанцах, которые находятся в Сирии, в лесу, и о латентных ваххабитах на профучете. Их иногда объявляют с трибун, но каждый раз мы слышим новые цифры.

В спецоперации есть возможность применить оружие безнаказанно и получить хорошие деньги. Мораль, честь, закон становятся ненужными. Кто сегодня в органах? Кристально честные и справедливые люди? В полиции немало четко структурированных организованных преступных группировок, о чем говорят задержания в Дагестане 5 сентября. Убийство в Хиндахе – далеко не первый случай. Сколько находили сгоревших машин с трупами? Сколько людей исчезает, а потом объявляются боевиками, убитыми в спецоперации?

Предлагалась и несколько неожиданная версия – что это провокация против партии власти в преддверии выборов. Этот вариант вызвал немало споров среди участников игры.

            Как будет развиваться ситуация

Пиком протеста против жестокого убийства братьев Гасангусейновых был момент, когда жители села Хиндах отбили у работников полиции тела Наби и Гасангусейна. Пик протеста в СМИ тоже прошел яркими пронзительными жесткими публикациями. Эту беду не исправить. Горю семьи не поможешь. Детей не вернешь.

Первый шаг глава республики Рамазан Абдулатипов сделал – написал пост в «Инстаграме», где сообщил, что обсудил ситуацию с прокурором республики, и попросил набраться терпения: «Всем, у кого есть сомнения, будет дан ответ».

Мы не увидим никакой существенной реакции от руководителей силового блока республики и вряд ли дождемся объективного расследования в этом преступлении. Тех, кто выпустил в ребят 19 пуль, будут искать, но без особого энтузиазма, и найдут вряд ли. Стрелочников не будет. Это система, в которой своих не отдают просто так.

Если в поиски, экспертизы, расследования включатся структуры, не относящиеся к МВД и могущие диктовать полицейским, например, сотрудники ФСБ, что-то может сдвинуться. Но чтобы они подключились, нужно использовать такие рычаги, которых нет ни у жителей селения Хиндах, ни у журналистов и кнопочных героев – блогеров.

Не дождемся мы реакции и от народа Дагестана, который при желании мог бы повлиять на ситуацию и хотя бы не дать возможности проявления подобного нарушения прав жителей в будущем. Однако возмущения среди людей будут расти, и в какой-то момент все это может вылиться в серьезный конфликт. Не исключено, что возмущенные своим бесправием жители будут зачислены в ряды экстремистов.

Звучали и фантастические предположения, что дагестанцы выйдут на демонстрации протеста, что на эти демонстрации соберется половина республики. Большинство участников игры склонились к мнению, что не будет громких акций – не выйдут на протест представители других национальностей, других районов.

Пути снижения информационной угрозы

Власть должна знать, когда и как реагировать, а в этом ей поможет только качественная работа информационных служб. Информационную работу официальных пресс-служб нельзя рассматривать просто как рупор правительственных решений, достижений и т. д. Пресс-службы не должны работать как диод, пропуская информацию только в одну сторону, они обязаны обеспечивать свое руководство своевременной и достоверной информацией о происходящем в республике, СМИ и соцсетях. В идеале даже качественным анализом. Только тогда руководство будет способно адекватно реагировать на информационные угрозы и вовремя на них отвечать. Причем реагировать – это не значит просто красиво прокомментировать событие. Проблему надо решить, а потом об этом рассказать.

Сегодня о каждом из нас известно, кто какому богу молится. Органы прекрасно знают, являлись ли Наби и Гасангусейн простыми чабанами или боевиками. Правоохранители могут и должны дать неопровержимую информацию. Будем исходить из того, что они обычные дагестанцы, желавшие одного – работы, хлеба и мира.

Главе Дагестана необходимо публично обратиться к руководству МВД, ФСБ, прокуратуры России с требованием расследования всех обстоятельств произошедшего в лесу у селения Хиндах в тот злополучный вечер с поминутной раскадровкой. Руководству республики нужно убедить силовиков в необходимости приехать в Хиндах, принести извинения родственникам погибших и постоять у могил Наби и Гасангусейна. Естественно, должна быть компенсация. Таким образом удастся смягчить негатив, вызванный равнодушием руководства республики к вопиющим нарушениям прав человека. Интересы народа для власти должны быть превыше всех остальных интересов. Какие бы методы тотального контроля народа ни существовали, нет ничего страшнее потери его доверия. С помощью простого извинения и признания ошибки есть шанс вернуть доверие.

Руководству республики необходимо изучить социально-экономические проблемы Шамильского района. Разобраться, происходит ли расползание ваххабизма в районе на самом деле или только в полицейских сводках. Если на самом деле – организовать грамотное идеологическое воспитание молодежи района.

Прозвучали очень хорошие предложения – создавать в Дагестане гражданское общество, учить молодежь тем заповедям, которым когда-то учили нас, восстановить правильные учебники истории Дагестана и России. Когда-то Моисей водил свой народ по пустыне 40 лет, чтобы создать из него правильное общество.

У нас нет 40 лет. Нам нужно решать проблемы сегодня, сейчас. Нужно вернуть доброе имя двум молодым людям – Наби и Гасангусейну Гасангусейновым, погибшим по чьей-то глупости и подлости. Это самое главное.

Саид Ниналалов

Источник: МК Дагестан

ПОДЕЛИТЬСЯ